№ 4 (305) февраль 2005 / Епархии и приходы

Следующая статья...»

Храм в Педагогической Академии

26 февраля состоялось освящение домовой церкви свв. Первоверховных апостолов Петра и Павла при Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования (АППО). Возрождение храма в учебном заведении, где преподаватели всех петербургских школ проходят курсы повышения квалификации, стало важным событием и в сфере образования и в жизни Санкт-Петербургской епархии. Храм воссоздан на своем историческом месте, в старом здании бывшего коммерческого училища, которое сейчас занимает Академия. Корреспондент ЦВ побывал в храме накануне освящения и встретился с теми, кто потрудился для его обустройства и открытия.

 

Протоиерей Георгий Митрофанов,

преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии, магистр богословия, профессор кафедры истории педагогики АППО:

Одной из главных проблем при восстановлении приходских храмов сегодня является ситуация, когда сначала возводятся стены, начинаются богослужения, а потом уже, если остаются время и силы у настоятеля, начинается поиск прихожан. История нашего храма была диаметрально противоположной. В 1993 году я в качестве лектора-почасовика, подобно многим ученым-гуманитариям, был приглашен читать лекции в Институт усовершенствования учителей. Сначала по истории русской литературы XIX–XX веков, потом по истории Русской Православной Церкви. Позже именно здесь мною были разработаны, и читаются по сей день, специальные экспериментальные курсы «Историческая судьба России в отечественном кинематографе», «История христианства в мировом кинематографе». В результате этой лекционной работы, в которой со временем стали принимать участие и другие священнослужители — преподаватели Духовной академии и семинарии, в институте стала меняться атмосфера. Все больше учителей сознавали, что участие богослова, церковного историка в процессе получения учителями дополнительного, или, как принято сейчас говорить, постдипломного образования, является необходимым. У многих учителей, приходящих сюда в качестве слушателей, возникала потребность больше общаться со священнослужителем, и в 1998 году было принято решение о восстановлении здесь домового храма святых апостолов Петра и Павла, который существовал до революции в стенах коммерческого училища, которое занимало здание нашей академии. Таким образом, получилась ситуация, при которой в институте сначала появились люди, у которых возникла потребность общаться с богословом, священником, приобщиться к церковной жизни, а потом уже был поставлен вопрос о воссоздании храма. И, хотя возможности тут были невелики, работа началась. Очень важным для нас было то, что занимавший помещение храма кабинет химии, химическая лаборатория не были вытеснены нами в никуда. Сначала для них было устроено помещение в другой части здания. Мы не поступали так, как поступали с нами когда-то, изгоняя духовенство из храмов и учебных заведений. Мы попытались предоставить не худшие условия тем, кто занимал помещение храма, и только после этого в нем начались восстановительные работы. Многие годы ремонт шел медленно, но регулярно совершались молебны, панихиды, пастырские беседы, которые все более и более меняли атмосферу в учебном заведении. И хотя далеко не все из приходивших в храм учителей оказывались воцерковленными христианами, мысль о том, что преподаватель российской школы должен представлять себе основы православной культуры, основы православного мировоззрения, постепенно привносилась в их сознание. Идея восстановить храм ни у кого не вызвала сопротивления, наоборот, показалось всем естественной и органичной. И теперь при институте будет действовать храм, в котором в воскресные и праздничные дни будут совершаться литургии, один день в неделю будут служиться молебны, панихиды, совершаться церковные Таинства. И самое главное — священник будет выступать уже не только в качестве одного из приглашенных лекторов, а станет специалистом, который сможет помочь учителю разрешить проблемы, возникающие в процессе преподавания любого предмета воцерковленным детям.

— Каково положение преподавателя-священника в абсолютно светском заведении?

— После многих лет работы в институте в качестве приглашаемого преподавателя-почасовика я более пяти лет был доцентом, а теперь являюсь профессором кафедры истории педагогики. То, что священник, преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии, одновременно является профессором Академии постдипломного педагогического образования, это яркое доказательство того, что в практической деятельности всегда можно найти адекватный способ сотрудничества между представителями церковной образовательной системы и светской. И главное здесь не то, что наряду с богословским дипломом у меня есть еще и университетский диплом, а то, что институт действительно осознает необходимость участия богослова в учебном процессе.

— Возможно ли такое сотрудничество в масштабах всей системы образования?

— Я бы сформулировал вывод из своего опыта следующим образом. Учитель российской школы преподает русскую историю, русскую литературу. А в России и история, и литература в значительной степени творилась православными людьми. Поэтому знание православного мировоззрения,  истории Православной Церкви, истории православной культуры необходимо для любого российского учителя, который хочет компетентно преподавать русскую литературу и русскую историю.

— Состоится освящение храма, возродится полноценная приходская жизнь... Какие задачи вы перед собой ставите и какие дальнейшие перспективы видите?

— Подавляющее большинство тех, кто участвовал в воссоздании храма, являются учителями и сотрудниками Академии постдипломного образования. Но я отнюдь не стремлюсь сделать этот храм исключительно «педагогическим». Надеюсь, что со временем храм, находящийся в замечательном уголке Петербурга, связанном и с именем Пушкина, и с именем Достоевского, станет еще одним приходским храмом, отличать который от других будет прежде всего просветительско-катехизаторская деятельность. Она будет здесь доминировать. Систематическая работа с людьми, которые, проходя через этот храм, будут нести в нашу школу более компетентное отношение к церковной культуре, — вот одна из тех задач, которые будут отличать этот храм от других храмов нашего города.

— Есть ли перспективы создания воскресной школы?

— Безусловно, в этот храм будут приходить и дети. Но для нас очень важно, чтобы наша деятельность не ограничивалась рамками храма. В нашем институте преподает целая группа священнослужителей, которые пришли сюда вслед за мной: это протоиерей Александр Сорокин, диакон Михаил Преображенский, протоиерей Кирилл Копейкин, священники Дмитрий Юревич и Евгений Горячев. Поэтому мы можем говорить о том, что здесь ведется катехизаторская работа прежде всего со взрослыми, с учителями, и ведется она в основном во время лекций, которые посещаются учителями в рамках прохождения курса повышения квалификации. Поэтому в специальной школе здесь нет необходимости.

— Последнее время стало открываться много негосударственных православных гимназий, лицеев, школ. Как вы относитесь к такому опыту?

— На мой взгляд, гораздо перспективнее было бы не пытаться создать еще одну негосударственную православную общеобразовательную школу, а просто помочь православным учителям государственных школ, уже имеющим серьезный педагогический опыт, в рамках их предметов делать для детей доступными православную культуру и православное мировоззрение. Я считаю крайне важным, чтобы каждый учитель в российской школе отдавал себе отчет в том, что ему необходим какой-то минимум знаний, связанных с православным мировоззрением и с историей Русской Церкви. Поэтому перспективным мне кажется сейчас увеличение в государственных школах числа учителей, которые были бы людьми воцерковленными и умели бы в рамках своего предмета осуществлять катехизацию.

 

Андрей Николаевич Майко,

методист кабинета истории Академии постдипломного образования, председатель Приходского совета (староста) храма святых апостолов Петра и Павла:

— Александр Николаевич, вы стояли у истоков возрождения этого храма. Расскажите, пожалуйста, как все начиналось.

— Появление церкви в этом учреждении действительно можно назвать чудом. Вспомним, что еще 15 лет назад каждый сотрудник в своих планах работы должен был обязательно писать об атеистической работе. Наш институт считался одним из центров идеологической работы и находился под пристальным оком райкома партии. Инструкторы райкома непосредственно курировали здесь всю идеологическую работу. И вдруг здесь возникает церковь. Но это было вполне закономерно. Как только партийная организация рассыпалась, как карточный домик, и началась жизнь не придуманная, а такая, как она есть, со всеми ее сложностями и трудностями, люди стали возвращаться к тому, что и составляет первооснову жизни — к вере.

Восстановлению храма предшествовала долгая, постепенная работа по взаимодействию нашего учреждения и Духовной академии и семинарии. Ректором тогда был протоиерей Владимир Сорокин. Можно сказать, что именно он стоял у истоков добрых отношений между Духовной академией и Университетом педагогического мастерства (так мы тогда назывались). Началось все с экскурсий в Духовную академию для педагогов, которые у нас занимались. Потом мы стали проводить совместные семинары, а затем — совместные поездки по епархиям, когда делегация компоновалась и из методистов-учителей, и из священников. И вот так контакты стали постепенно крепнуть.

— Когда вы познакомились с отцом Георгием?

— Отец Георгий впервые появился здесь лет 12 назад. Он всегда ходил в рясе, и поначалу, когда мы с ним шли по коридорам, нас встречали удивленные взгляды: «А откуда здесь этот человек?», «А не нарушается ли закон?». В представлении многих людей это было нонсенсом. И потребовалось определенное  время, чтобы все стали спокойно воспринимать появление священника.

— Расскажите о том, как здесь началась церковная жизнь.

— Первый водосвятный молебен прошел около 10 лет назад в кабинете ректора. Это было после окончания рабочего дня. Мы прошли по пустым коридорам и окропили их святой водой. А потом уже начались молебны в этом помещении, где был кабинет химии. То, что раньше здесь находилась церковь, уже было документально подтверждено. И идея возрождения храма получила поддержку.

— Кто был главным инициатором этой идеи и кто вам помогал?

— Главными инициаторами были наши методисты. Но и заслуга нашего ректора Валентины Георгиевны Воронцовой, безусловно, велика. Она поддержала инициативу преподавателей академии и учителей города по воссозданию храма. С ее согласия богослужения в помещении храма начались сразу после перевода из него кабинета химии. Валентина Георгиевна пригласила строительную организацию, работу которой держала под личным контролем. Благодаря ее усилиям были найдены значительные денежные средства благотворителей на восстановительные работы в храме. По ее просьбе кафедра иконописи Академии художеств выполнила работы по росписи храма. Кстати, именно по инициативе Валентины Георгиевны академия открыла свои двери для преподавателей Санкт-Петербургских духовных школ. Теперь дело осталось за малым. Скоро освящение, и мы надеемся, что здесь начнется полноценная церковная жизнь.

— Вы стремились восстановить храм в его историческом виде?

— Немногое сохранилось от того, что было прежде. Но сами контуры храма, форма иконостаса восстановлены в историческом виде. Фрески, которые вы сейчас видите, написаны в поздневизантийском стиле. Это было пожелание художников, которые здесь работали. Хотя, на мой взгляд, классицизм здесь более соответствовал бы. Но бывают случаи, когда приходится уступать.

В архивах нам удалось найти очень много материалов по истории храма. Надо сказать, что здесь служили лучшие преподаватели Лавры и Духовной академии, и уходили отсюда священники, как правило, на повышение. Многие впоследствии становились архиереями. Это был богатейший домовый храм Петербурга.

— Какие сложности еще остаются?

— Главная сложность заключается в том, что нет средств. Наши предприниматели тогда по-настоящему станут предпринимателями, когда они станут меценатами. Но меценатов сегодня еще очень мало. Многое из того, что вы здесь видите, это результат пожертвований Николая Леонидовича Иванова, генерального директора ЗАО «Траст». Это мой слушатель на катехизаторских богословских Свято-Иоанновских курсах в нашем епархиальном управлении. Уже около 12 лет я их читаю. Когда мы уже начали здесь работу, я обратился к слушателям с вопросом, кто бы мог нам помочь. И вдруг ко мне подходит человек и берет счет на оплату. Было это лет шесть назад. Можно сказать, с этого все и началось. Закипела восстановительная работа. Часть средств я старался тратить на приобретение утвари. Здесь у нас много предметов, изготовленных из змеевика. Канон, дарохранительница, даже иконы такие есть. Так постепенно стала набираться утварь. А раз утварь появляется, значит, рано или поздно она должна найти свое применение. Поэтому когда нам дарили икону, или удавалось приобрести семисвечник, или достать, пусть старенькое, церковное облачение, или где-то получить крест или другой необходимый для богослужения предмет, это рождало у нас настроение и желание увидеть этот предмет на своем месте — чашу на престоле, семисвечник около престола.

Еще оставалась бюрократическая работа — оформление прихода, выбор органов управления, регистрация в государственных органах. Мне пришлось около двух месяцев заниматься этим. Еще было необходимо поработать в архивах.

— Оглядываясь сегодня на проделанную работу, что вы можете сказать о дальнейшем развитии?

— Из опыта я знаю — в церковном деле планировать нельзя. Остается только молиться и надеяться. Как только запланируешь что-то, то это может быть разрушено, если начнешь плакаться, тоже ничего хорошего не будет. Когда же надеешься, то только в этом случае бывает результат. Как сказал один епископ: «Нет  денег, нет средств, помогать некому, сил нет, а надо браться за храм и восстанавливать. Только в этих условиях появляются деньги, появляются люди и восстанавливается храм». Так и мы восстанавливали. Когда храм передали, у нас не было ничего. А начинать нам было даже не с восстановления. Первым делом мы помогли построить новый кабинет химии. И вот тут Господь послал нам помощника, который выделил средства на постройку кабинета химии. Только после этого началась работа по восстановлению. А сейчас самое главное — наладить церковную, богослужебную жизнь. С Божией помощью справимся!

 

Валентина Георгиевна Воронцова,

ректор АППО:

— Валентина Георгиевна, что лично для вас значит появление храма в Академии постдипломного педагогического образования?

— Путь к Храму у каждого свой. Наш путь во многом был определен особенностями времени. 90-е годы в поисках национальной идеи не увенчались успехом, хотя для многих россиян она несомненна: это духовное возрождение России. Мы восстанавливаем храм для православных учителей, потому что верим в духовное возрождение России.

Роль учительства в обретении обществом духовности велика и несомненна, но эта роль в социуме нивелируется и подчас уже не осознается самим учителем. Учитель — это не только преподаватель какого-либо предмета, он всегда просветитель и духовный наставник. И наша задача — помочь учителю «распрямиться» в духовном смысле.

Начали мы с профессиональных проблем, заострив вопрос: как может словесник, историк, да любой предметник, говорить о духовных исканиях наших великих соотечественников, не понимая самой их сути?

Сначала мы ввели курс «Основы православной культуры» (сегодня это «Религии мира и православная культура»), практически первыми в России создав образовательные программы, сайт и первые рекомендации к курсу. Начали проводить Рождественские, а затем Знаменские чтения (чтобы наши преподаватели и учителя могли принять участие в Рождественских чтениях в Москве).

Мы полагаем, что посещение нашего храма поможет учителю прочувствовать и понять, что жизнь прожить нужно применительно к вечности, а не к суетному «сегодня». Ведь в том и отличие праведных людей от грешных: первые всегда, в любых условиях остаются людьми, а вторые подчиняются обстоятельствам, оправдывая ими свои грехи.

 

Материал подготовила

Мария Державина

Следующая статья...»

№ 18 (295) сентябрь 2004



№ 21(298) ноябрь 2004


№ 22(299) ноябрь 2004


№ 1-2 (302-303) январь 2005


№ 4 (305) февраль 2005
Храм в Педагогической Академии


№ 5(306) февраль 2005


№ 12 (313) июнь 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005


№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 22 (323) ноябрь 2005



№ 4 (329) февраль 2006


№ 10 (359) май 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 9 (334) май 2006





№ 8 (333) апрель 2006


№ 4 (329) февраль 2006



№ 22 (323) ноябрь 2005





№ 19 (320) октябрь 2005


№ 21(298) ноябрь 2004


№ 18 (295) сентябрь 2004


№ 7 (284) апрель 2004




№ 16 (245) август 2002




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008