№ 7 (284) апрель 2004 / Епархии и приходы

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Социальное служение как курс для будущих священников

Современное общество требует от пастыря ответов на многие сложные вопросы, поставленные временем. В последнее десятилетие изменились отношения между Церковью и государством, расширились возможности взаимного сотрудничества, вновь возобновились связи между светскими и церковными учебными заведениями. Однако духовные школы продолжали заниматься по старым программам, составленным еще в то время, когда служение Церкви было сильно ограничено. Такой характер образования не вполне соответствовал задачам миссии Церкви и, в частности, ее социального служения. Реформа постепенно совершается, но достаточного внимания указанным задачам по-прежнему не уделяется. Об этом свидетельствует и тот факт, что в новых программах большинства духовных школ нет курса диаконии.

Как было отмечено на Миссионерском съезде Русской Православной Церкви 2002 года, недостаток многих духовных школ — их замкнутость, отсутствие видения проблем современного человека и особенно молодежи. Как пастырю вести людей к Богу, если он не знает их проблем? Опыт показывает, что священник, получивший практические навыки миссионерства и социального служения в студенческие годы, уже никогда не будет подвергать сомнению его необходимость и в приходской практике.

В Белгородской духовной семинарии с миссионерской направленностью есть возможность приобрести этот воистину драгоценный для будущего пастыря опыт, а также и необходимые для организации социального служения на приходе знания. Однако сразу оговорюсь, что специального курса диаконии или социального служения у нас тоже нет.

Перечислю имеющиеся у нас курсы:

1. Практическое руководство для пастырей.

2. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви.

3. Курс психологии делится на три части: основы психологии, возрастная и социальная психология.

4. Курс миссиологии разделяется на три предмета: история миссии, ведение в миссиологию, принципы и методы миссионерской деятельности.

Важность этого курса можно подчеркнуть словами митрополита Сергия о сущностном единстве миссионерского и социального служения. Миссионерство и милосердие имеют евангельское основание, т.е. источник происхождения этих понятий един. Единство миссионерского и социального служения можно проследить и на терминологическом уровне, ибо в обоих понятиях есть нечто родственное: благовестие, возвещение о благе, с одной стороны, и благотворительность, благодеяние, благое делание — с другой стороны. Не случайно в Новом Завете греческое слово «диакония» (служение) определялось как служение Христу и Его Церкви (2 Кор. 6, 3—10) и как попечение о столах (Деян. 6, 2). Диакония никогда не теряла своего смысла религиозного служения, хотя и понималась в раннехристианской Церкви чаще всего как материальное обеспечение общины и сборы в пользу бедных. Но, как свидетельствует апостол Павел, «служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий всё во всех», ибо «всё... производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо...»

(1 Кор. 12, 5; 11).

5. Основы законодательства.

6. Сектоведение.

Важность этого предмета и в диаконическом служении также очевидна, ибо, к сожалению, мы, православные, далеко не первыми предлагаем помощь в больницах и тюрьмах, в работе по реабилитации алкоголиков и наркоманов. Здесь нас часто опережают другие христианские деноминации и, что самое страшное, различные секты. «Факты прозелитической деятельности инославных миссионеров побуждают не только к разоблачению их истинной сущности, но и к усилению евангелизаторской и благотворительной работы Русской Православной Церкви...» Эти слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, сказанные на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 1994 года, не потеряли своей актуальности и сейчас, так же как и решения, принятые Архиерейским Собором, «О православной миссии в современном мире»: «Миссионерским целям должна служить вся приходская жизнь, в особенности духовно-просветительные труды пастырей и мирян и повседневная диакония, являющиеся органически присущей общинам верующих «литургией после литургии». Именно поэтому сильное миссионерское воздействие имеет социальное служение Церкви, ее забота о бедных и угнетенных людях, беженцах, мигрантах, безработных и лишенных крова».

Христианину должна быть присуща открытость окружающему миру. Христианская проповедь и подлинное милосердие не знают границ, не знают различий по полу или национальности. Господь заповедал научить все народы и оказывать дела милосердия по отношению ко всякому просящему. Вряд ли выпускники семинарий будут настоящими христианами, если будут подготовлены только как богословы и проповедники, пусть даже и блестящие. Поэтому очень важно — особенно, учитывая, что в семинарии часто приходят молодые люди, лишь недавно обретшие веру, — воспитывать их в духе любви, чтобы их последующее служение имело руководством заботу о благе Церкви Христовой и народа Божия. И на этом пути оглашать мир словом Истины, возвещать ему Евангелие правды и свидетельствовать своими личными делами о святости и совершенстве христианского образа жизни.

Этому способствует организация в нашей семинарии нескольких видов студенческой практики.

В миссионерскую практику входят поездки в отдаленные уголки России: на Чукотку, Магадан, Камчатку. Поездки храма-вагона и храма на автомобильной платформе в составе экспедиций, организованных Миссионерским отделом Русской Православной Церкви, а также аналогичные поездки по Белгородской области были одобрены Святейшим Патриархом Алексием: «Такие поездки — лучшая школа для церковной молодежи, для будущих пастырей и всех желающих потрудиться на благо Церкви Христовой. Думается, что не только духовные школы, для которых организация таких поездок просто обязательна, но и многие приходы могли бы создать из молодых прихожан прекрасные миссионерские группы».

Другие виды практики — катехизаторская, педагогическая и социальная. Последняя проходит в больницах города, где воспитанники несут послушания под руководством сестер милосердия, медсестер и врачей. Практика начинается летом для окончивших третий курс и продолжается в течение всего следующего года обучения. В расписании занятий для этого выделен один день. Перед началом практики со студентами проводятся беседы, на которых совместно с сестрами милосердия и священниками обсуждаются различные аспекты этого служения. Необходимо отметить, что медработники неоднократно отмечали помощь семинаристов. Посещают семинаристы и приемник-распределитель для несовершеннолетних, получая, таким образом, навык служения в заведениях УИН.

В связи с открытием Белгородской епархией центра по реабилитации алкоголе— и наркозависимых, студенты будут проходить практику и там.

В организации такой практики духовным школам необходимо аккумулировать опыт и неправославных христиан — скажем, католических семинарий, где апостолическое служение является неотъемлемой частью учебного процесса. В нашей семинарии таким опытом делились и члены финской лютеранской евангелической миссии. Да и опыт наших православных собратьев за рубежом часто полезен. Мне пришлось заканчивать академический курс в православной семинарии в Америке. Там на протяжении двух лет была организована так называемая Field work, та же самая социальная практика, как с практическими занятиями, так и с лекционными по разным направлениям диаконического служения.

Суммируя сказанное, хотелось бы отметить, что, есть насущная необходимость создания отдельного курса по диаконическому служению для духовных школ с условным названием «Основы диаконического служения». В этот курс необходимо включить:

— историю диаконии,

— богословие диаконии,

— основы медицинских знаний,

— основы социальной концепции Русской Православной Церкви,

— современный опыт социального служения.

 Для наших студентов, учитывая специальное миссионерское направление семинарии, существует одна особая заповедь: всегда иметь перед собой те прекрасные исторические примеры, которые дают нам наши русские миссионеры. Они умело сочетали в своем апостольском служении и проповедь Евангелия, и дела милосердия. Святитель Стефан Пермский, монахи Валаамского и Соловецкого монастырей, равноапостольный Николай, архиепископ Японский, святитель Иннокентий, митрополит Московский, архимандрит Макарий (Глухарев), архимандрит Антонин (Капустин), митрополит Нестор (Анисимов) и многие другие светильники и подвижники веры и благочестия. И мне думается, что, помня эту заповедь, наши выпускники станут продолжателями апостольских традиций, в том числе и в диаконическом служении.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 1-2 (302-303) январь 2005


№ 4 (305) февраль 2005


№ 5(306) февраль 2005


№ 12 (313) июнь 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005


№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005



№ 20 (321) октябрь 2005


№ 22 (323) ноябрь 2005





№ 4 (329) февраль 2006



№ 10 (359) май 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 9 (334) май 2006





№ 8 (333) апрель 2006


№ 4 (329) февраль 2006


№ 22 (323) ноябрь 2005



№ 7 (284) апрель 2004





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008