№ 1-2 (302-303) январь 2005 / Епархии и приходы

Следующая статья...»

Возрождение церковных искусств

В 1995 году была создана искусствоведческая комиссия при Епархиальном Совете города Москвы, возглавить которую Святейший Патриарх поручил протоиерею Владимиру Силовьеву, председателю Издательского Совета Русской Православаной Церкви, настоятелю храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове.

Комиссию по праву можно назвать уникальной, поскольку и сегодня она остается единственным в своем роде экспертным советом, объединяющем высококлассных компетентных специалистов в области архитектуры, икониписи, фрески, прикладного искусства. За годы ее существования выполнен огромный объем работ, даны профессиональные экспертные заключения по многим сложнейшим вопросам. Об опыте работы искусствоведческой комиссии мы попросили рассказать протоиерея Владимира Силовьева.

В середине 90-х годов прошлого века необходимость в создании подобной комиссии стала очевидной. Ведь Москва — это не только мегаполис с населением более 10 миллионов человек, но одновременно и исторический город, статус которого закреплен федеральным законодательством. Здесь располагается множество памятников истории и культуры, значительную часть среди которых занимают церкви, переданные Патриаршим подворьям, монастырям, православным приходам. К сожалению, большинство храмов были возвращены Русской Православной Церкви в руинированном состоянии. Но и те из них, которые избежали этой печальной участи и не закрывались в прежние годы, как правило, нуждались в реставрации иконостасов, икон, стенной живописи. Кроме того, открывшиеся перед Церковью новые возможности позволили думать и о строительстве церквей. Значительно, и не только в Москве, но и по всей России, увеличилось число ставропигиальных монастырей и их подворий. Конечно, все эти объекты нуждались в квалифицированной помощи специалистов. А если учесть, что Москва как епархия управляется непосредственно Святейшим Патриархом, то вопросы восстановления храмов, сохранения исторических ценностей, иконостасов, икон должны здесь решаться на самом высоком профессиональном уровне. Именно для этих целей и была создана наша искусствоведческая комиссия.

Чтобы судить об авторитете и компетентности комиссии, достаточно перечислить имена входящих в нее людей. Это известные искусствоведы, сотрудники Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Светлана Витальевна Гнутова — специалист по церковно-прикладному искусству, эксперт; Валерий Николаевич Сергеев — знаменитый писатель, искусствовед; протоиерей Александр Салтыков — искусствовед, декан факультета церковных художеств Свято-Тихоновского богословского университета, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, который также является сотрудником музея имени Андрея Рублева; известный искусствовед, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях протоиерей Борис Михайлов; священник, иконописец Николай Чернышов; искусствовед и научный музейный работник священник Георгий Мартынов — соборный клирик Храма Христа Спасителя; профессор архитектуры Геннадий Иванович Лавров-Жестков; знаменитый художник-реставратор Алексей Валерьевич Артемьев, который в наше время много сделал для возрождения церковной стенописи и иконописи, в частности, он реставрировал храм Большого Вознесения в Москве, за что получил Патриаршую награду — церковный орден; священник Андрей Румянцев — искусствовед, клирик храма Святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее. Все это очень известные люди, которых не обвинишь в клерикализме, невнимании к историческим и искусствоведческим вопросам, к сохранению наших культурных ценностей.

Почти за десять лет работы комиссия рассмотрела множество проектов и обращений. Если подходить к оценке итогов с чиновничьих позиций, то можно упомянуть о двух толстых папках материалов, которые обсуждались на заседаниях комиссии. Но, конечно же, бюрократический, механический подход в нашей работе неприемлем. Мы собираемся на свои заседания регулярно, потому что огромное количество приходов и частных лиц обращаются к нам за помощью и советом. Основной круг вопросов, рассматриваемых искусствоведческой комиссией, это архитектура храмов, часовен, церковных комплексов, которые включают в себя и воскресные школы, и богадельни. Приходские советы вновь открывшихся храмов, где утрачены интерьер, иконостасы, стенопись, начинают думать об их возрождении, делают эскизы и присылают их на благословение Святейшему Патриарху, а Патриарх, в свою очередь, направляет эти материалы на рассмотрение искусствоведческой комиссии. Проекты очень внимательно, доброжелательно, с привлечением, если это необходимо, специалистов более широко профиля, изучаются на заседаниях комиссии: мы всесторонне обсуждаем их с культурно-исторических и богословских позиций, делаем замечания, даем рекомендации, если необходимо, отклоняем на доработку. Затем в обновленном виде эти материалы вновь возвращаются в нашу комиссию. Мне кажется, что за все годы существования комиссии ни один вопрос не был пущен на самотек, мы все старались решить быстро, оперативно и максимально грамотно, профессионально, компетентно.

Искусствоведческая комиссия работала над различными значимыми и интересными проектами. Очень важным было наше участие в возрождении Храма Христа Спасителя и замечательного монументального иконостаса в Преображенском соборе Соловецкого монастыря. Памятна работа над экспертным заключением по поводу икон над Спасскими и Никольскими воротами Московского Кремля. Лет шесть назад были созданы мозаичные панно-иконы, которые как раз и хотели поставить над этими воротами. Мы дали положительное заключение. Хотя до революции над воротами Московского Кремля были обычные иконы, но сейчас, учитывая экологию, по-нашему мнению, можно было бы применить и мозаичные панно.

Очень важное направление — возрождение настенной живописи в храмах. Она должна быть тщательно выверена. Здесь уже появились художники, иконописцы, которые приобрели авторитет и известность. Например, талантливому художнику Борису Алексееву принадлежит около десятка расписанных храмов в Москве. Сам он человек замечательный, и бригада у него замечательная, это большие труженики. Борису Алексееву удалось вместить традиционную русскую иконопись в совершенно нетрадиционные формы храма Георгия Победоносца на Поклонной горе. Он сумел сделать это очень деликатно, грамотно, хотя, конечно, было трудно найти верное решение.

Поступали в комиссию и весьма любопытные, необычные проекты. Например, некие частные лица обратились к Святейшему Патриарху, чтобы получить благословение на строительство в столице небоскреба из стекла и бетона, на фасаде которого в виде окон был выделен крест. Мы, конечно же, отклонили этот проект, потому что он не вписывается в традиции московской архитектуры и культурно-исторические каноны.

Обсуждался и широкий круг вопросов, связанных с памятниками столицы и местом их расположения. В частности, было подготовлено экспертное заключение по памятнику Александру III. Много дискуссий возникло по поводу некоего монумента, который создал скульптор из Марьино в память о солдатах XX века. Памятник вызвал очень неоднозначные оценки, можно даже сказать, всеобщее неприятие и был отклонен нашей комиссией (см. ЦВ № 8, 2004).

В конце 1998 года некто Тер-Оганьян, купив православные иконы и выставив в зале на Манежной площади, предложил всем желающим порубить их в щепки. Этот факт глумления вызвал возмущение в обществе, делом занялась московская милиция. Нашей комиссии по благословению Патриарха пришлось выступить экспертом, давать оценку действиям Тер-Оганьяна и, в частности, отвечать на вопрос: являются ли иконы, купленные им в софринском магазине, предметом искусства? Как мне кажется, мы достаточно компетентно подготовили экспертное заключение, которое удовлетворило МВД. К сожалению, это была не единственная экстремистская акция, направленная на возбуждение религиозной вражды, оскорбление религиозных чувств и достоинства православных граждан. Подобный случай, хотя и в несколько ином виде, повторился в 2003 году во время выставки в Сахаровском музее. Но искусствоведческая комиссия и Московская Патриархия в целом дали четкую и ясную оценку подобным событиям уже после первого кощунственного акта, поэтому во втором случае мы в качестве экспертов не привлекались.

Вообще, мнение искусствоведческой комиссии имеет очень серьезное значение. По сути, это голос Патриарха. Конечно, Святейший может не согласиться с заключением комиссии, но за десять лет работы не было ни одного такого прецедента. Это еще раз говорит о профессионализме и компетентности членов комиссии.

Искусствоведческая комиссия собирается не только в храме Рождества Богородицы в Старом Симонове, где я являюсь настоятелем, или в Издательском Совете Московской Патриархии, но часто выезжает и на места. Как правило, это бывает, когда возникают какие-то проблемы и нужно объективно изучить обстановку. Особенно, на мой взгляд, интересными бывают обсуждения, которые вовлекают в свой круг разноплановых специалистов и потом, обрастая новыми фактами, деталями, продолжаются на многих уровнях. Таким, например, был вопрос реставрации храмов в Государственном художественном историко-архитектурном и природно-ландшафтном музее-заповеднике «Коломенское» — одном из красивейших мест в Москве. Было очень важно воссоздать в расположенном здесь храме Иоанна Предтечи тот интерьер, и в частности иконостас, который соответствовал бы этому уникальному памятнику XVI века. Аналогичные вопросы возникают и при реставрации другой церкви в Коломенском — храма Вознесения, который является памятником уникальной шатровой православной архитектуры этого же периода и десять лет назад был включен ЮНЕСКО во Всемирный список исторического и культурного наследия. Нами были привлечены многочисленные специалисты, в том числе из музея им. Андрея Рублева. В дальнейшем обсуждение проходило на научной коллегии музея-заповедника «Коломенское» с участием ученых, музейных работников и других специалистов.

Все возникающие вопросы мы стараемся решать взвешенно и миролюбиво. За годы работы у нас была только одна ситуация, которую можно назвать конфликтной, да и то с большой натяжкой. Речь идет о храме Воскресения Христова в Кадашах — «Церковный вестник» подробно сообщал об этой ситуации (ЦВ № 15 и 18, 2004). По благословению Святейшего Патриарха, после того как руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой и епископ Арсений подписали соглашение, членам нашей комиссии было предписано приехать на место и вместе с музейными работниками, представителями Министерства культуры, руководством реставрационного центра имени Грабаря обсудить все вопросы. Мы — законопослушные люди, поэтому точно в назначенный час были в Кадашах. Нам пришлось ждать на холоде почти три часа, пока появились, да и то далеко не все из записанных в протоколе, представители второй стороны. Начался некий конфликт. В конце концов ситуация была улажена. Мы вошли в храм, осмотрели его и, к сожалению, увидели, что в этом уникальном памятнике архитектуры достаточно серьезно нарушены многие нормы, относящиеся к его содержанию. Все пришли к заключению, что нужно выполнять подписанное соглашение, и, насколько я знаю, сейчас часть этих договоренностей уже выполнена, особенно по храму святой великомученицы Екатерины на Всполье, который частично также занимал центр Грабаря. Что касается храма Воскресения Христова в Кадашах, то, по моим сведениям, верхний храм уже освобожден и передан православной общине для богослужений. Кадаши — это центр Москвы, уникальное место, здесь можно создать исторический оазис, тем более что настоятель храма протоиерей Александр Салтыков является деканом факультета церковных художеств Свято-Тихоновского богословского университета, он мог бы привлечь своих студентов. Удивительно, что сотрудники реставрационного центра Грабаря не нашли общего языка и понимания со своим коллегой.

Я уже отметил, что в составе искусствоведческой комиссии активно работают несколько священников. Но особо мне хочется сказать о мирянах. Это настоящие подвижники, которые выполняют свое послушание совершенно добровольно, из любви к Церкви и искусству. Я имею в виду Алексея Валерьевича Артемьева, который за свои труды уже награжден Святейшим Патриархом, Геннадия Ивановича Лаврова-Жесткова — профессора архитектуры, маститого специалиста, замечательного гуслиста, который активно участвует во всех церковных мероприятиях. Ну и, конечно, особых слов благодарности заслуживает единственная женщина в нашей комиссии — кандидат искусствоведения Светлана Витальевна Гнутова. В настоящее время Светлана Витальевна является заведующей сектором декоративно-прикладного искусства Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Она известна как ведущий в стране специалист в области русского медного литья, изделий мелкой пластики, церковного искусства и ставрографии. Является автором более 50 научных работ в указанных отраслях научного знания. Мне приятно сообщить, что Святейший Патриарх отметил труды Светланы Витальевны Гнутовой высокой наградой — орденом святителя Макария, митрополита Московского (III степени). Орден святителя Макария был учрежден не так давно, одновременно с орденом преподобного Андрея Рублева. Святейший Патриарх поручил обсудить дизайн этих орденов на нашей искусствоведческой комиссии. И мы делали свое экспертное заключение. Особенно активно занималась этим вопросом Светлана Витальевна Гнутова, поскольку она является специалистом в этой области. И вот Господь судил ей быть награжденной именно этим орденом. На очередном заседании искусствоведческой комиссии, которое состоится в Татьянин день 25 января, после обсуждения текущих вопросов мы в торжественной обстановке вручим эту высокую награду Светлане Витальевне.

В заключение я хотел бы подчеркнуть, что роль, значение и авторитет искусствоведческой комиссии заметно возрастает. Мы видим, что сейчас все больше приходских советов, настоятелей, игумений обращаются к нам по различным, даже порой незначительным вопросам, понимая, что, получив положительное заключение комиссии, а значит, и благословение Патриарха, они смогут, с Божией помощью, успешнее реализовать свои планы.

Подготовила  Светлана Рябкова

Следующая статья...»

№ 18 (295) сентябрь 2004



№ 21(298) ноябрь 2004


№ 22(299) ноябрь 2004


№ 1-2 (302-303) январь 2005
Возрождение церковных искусств


№ 4 (305) февраль 2005


№ 5(306) февраль 2005


№ 12 (313) июнь 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005


№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 22 (323) ноябрь 2005



№ 4 (329) февраль 2006


№ 10 (359) май 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 9 (334) май 2006





№ 8 (333) апрель 2006


№ 4 (329) февраль 2006



№ 22 (323) ноябрь 2005





№ 19 (320) октябрь 2005


№ 21(298) ноябрь 2004


№ 18 (295) сентябрь 2004


№ 7 (284) апрель 2004




№ 16 (245) август 2002




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008