№ 22(299) ноябрь 2004 / Епархии и приходы

Следующая статья...»

Духовное посольство Америки

На богослужения в этот храм, расположенный в самом центре Москвы, на Большой Ордынке, приходят люди разных национальностей. Для многих греков, арабов, канадцев, эфиопов, французов, итальянцев, американцев, британцев в последние годы храм святой великомученицы Екатерины на Всполье стал местом молитвы и духовного общения. Кстати, «на Всполье» означает, что в XV веке здесь заканчивались дома и начинались поля. По преданию, церковь была выстроена на месте сражения. В Смутное время, в 1612 году, здесь засело польско-литовское войско гетмана Хоткевича. «Бысть бой велик и преужасен», — свидетельствует летописец, но русским удалось одержать победу.

В начале 1920-х годов в этом храме в день престольного праздника (7 декабря) обычно служил литургию Святейший Патриарх Тихон. В 1931 году церковь была закрыта. Здание использовалось под жилье и конторы. А в 60-е годы здесь разместился Всесоюзный художественный реставрационный центр имени Грабаря.

Храм был возвращен верующим в 1992 году, а с 1994 года он становится подворьем Православной Церкви в Америке, в нем начинают регулярно проходить службы. И вот уже на протяжении 10 лет подворье, по сути, выполняет функции своеобразного «духовного посольства».

Накануне юбилея мы побеседовали с настоятелем храма архимандритом Закхеем (Вудом).

 

— Отец Закхей, вы возглавляете единственный англоязычный православный приход в Москве. В чем специфика такого прихода? Каково его значение?

— Цель любого прихода — это проповедь православия, активная миссионерская деятельность, направленная на утверждение православной веры, православного образа жизни как нормы общественного бытия. Наш приход уникален тем, что службы здесь идут на двух языках: церковнославянском и английском. К нам приходят не только иностранцы, проживающие в Москве или приезжающие сюда с деловым визитом, в гости к родственникам, но и туристы, многие из которых мало знакомы с православием. Поэтому мы стараемся донести до них основные понятия православной веры, утолить их духовный голод. Главное, чтобы происходящее в храме находило отклик и понимание в душах людей. Но наша миссия в этом плане еще не до конца реализована. Когда я три года назад стал настоятелем храма, то отправил обращения в представительства различных иностранных компаний в Москве, в туристические агентства. Ведь даже те, кто прибывают в Москву на короткий срок, должны знать, что в столице действует такой уникальный храм. В нашей церковной лавке есть большой выбор духовной литературы на английском языке. Но, к сожалению, наши предложения о сотрудничестве не всегда находят отклик и поддержку. Мы стремимся создать здесь своеобразный духовный центр, объединяющий представителей разных стран. И, думаю, за три года мы все же многое смогли сделать.

— В чем, на ваш взгляд, различие между русскими и англоязычными прихожанами? Как вам удается находить подход к каждому прихожанину, учитывая его национальность, менталитет, особенности воспитания?

— Наши священники духовно окормляют людей самых разных национальностей. Недавно, например, в нашем храме принял крещение англичанин. Ему около 80 лет. Сейчас он живет в Москве и каждое воскресенье приходит на литургию. Это очень добрый, смиренный человек, чем-то похожий на ребенка.

Конечно, приходится учитывать национальные традиции. Но я стараюсь с каждым человеком работать индивидуально и одновременно быть пастырем для всех приходящих в храм. С русскими прихожанами в какой-то степени работать легче. Очень часто можно слышать, что за годы советской власти в России утрачены многие духовно-нравственные традиции. Наверное, это так. Тем не менее, на мой взгляд, дух православия живет в каждой русской душе. Русские прихожане приходят на исповедь, спрашивают: «Как поступить, батюшка?», и когда я что-то советую им, всегда говорят: «Хорошо, батюшка, как благословите». А американцы или англичане после советов священника спрашивают: «А почему я должен поступить именно так? Объясните». Западный человек устроен иначе. Понимание послушания, православная культура имеет в России более глубокие корни.

— Каким вопросам повседневной приходской жизни вы уделяете наибольшее внимание?

— Меня очень радует активное общение прихожан друг с другом, их коммуникабельность. Здесь чувствуешь семейную атмосферу. Многие прихожане приезжают в наш храм из дальних районов Москвы, добираются по два часа на электричке или метро. Но все равно едут, тянутся именно сюда, потому что здесь их духовный дом. Это очень важно. Между прихожанами складываются теплые отношения. Они помогают друг другу. Те, кто впервые приходят в наш храм, сразу чувствуют это и говорят: «У вас здесь единая семья». После воскресной литургии мы собираемся все вместе в доме причта на чаепитие. Каждое воскресенье священники проводят лекции. По средам мы читаем акафист святой великомученице Екатерине и после этого собираемся на библейские беседы. Наших прихожан мы бесплатно обучаем английскому языку. Создан и активно действует детский хор.

— Отец Закхей, на протяжении трех лет вы занимались восстановлением и ремонтом храма.

— Это так, но прежде всего мне хотелось бы вспомнить добрыми словами первого настоятеля подворья протопресвитера Даниила Губяка. Я думаю, что ему было очень тяжело. Отец Даниил приехал в Россию почти в 70-летнем возрасте. На новом месте он фактически начинал все с нуля и свою задачу выполнил очень достойно. Именно благодаря его трудам в нашем храме сложился дружный, крепкий приход. Он очень много сделал для возрождения и развития приходской жизни. Храм был передан подворью Православной Церкви в Америке в 1994 году в разрушенном состоянии. Отец Даниил установил иконостас и отремонтировал дом притча. Он также приобрел все необходимое для совершения богослужений — кресты, одежды, потиры. Когда я стал настоятелем, то первым делом стал заниматься дальнейшим ремонтом храма и благоустройством территории. Внешний вид церкви тогда был очень непривлекательный. Нередко бывало, что москвичи, случайно заходившие в храм, удивлялись, что здесь идут службы, и признавались: «А мы думали, что это недействующий храм». Было очень обидно слышать такие слова. Однако несколько человек, среди которых есть и русские, и американцы, пожертвовали средства на восстановление и ремонт, и теперь у нас, на мой взгляд, один из самых красивых храмов в Москве.

Все эти годы значительную часть помещений храма занимал Всесоюзный реставрационный центр имени Грабаря. Такое вынужденное соседство очень стесняло нас. Мы старались не конфликтовать с реставраторами, показывая пример христианской любви, но постоянно молились о возвращении верующим всего комплекса церкви. И вот теперь мы получили хорошие новости: реставраторы скоро переедут в новое помещение и освободят храм. 

Я уверен, что такой вопрос не мог бы быть решен без помощи и заступничества Матери Божией. В июне этого года в нашем храме несколько дней находилась Феодоровская икона Божией Матери. Каждый день мы читали акафист и совершали крестные ходы вокруг храма. Кроме того, по благословению Блаженнейшего митрополита Германа мы постоянно молимся о передаче храма верующим. И вот накануне Успения Божией Матери было подписано соглашение об освобождении трапезной части к празднику Покрова Пресвятой Богородицы. А концу года, Бог даст, нам будет передано все здание. 

— Отец Закхей, вы уже несколько лет живете в Москве, хорошо говорите по-русски. Какое у вас впечатление от России?

— Впервые я приехал в Россию в 1989 году и потом много раз бывал здесь в составе различных делегаций. В 1991 и 1992 годах жил по несколько месяцев в Псково-Печерском монастыре. А в 2000 году я приехал учиться в Свято-Тихоновском институте и одновременно жил в Сретенском ставропигиальном монастыре. Я думал, что после получения образования поеду в Чикаго. Но, как гласит русская пословица, человек предполагает, а Бог располагает. Я в подробностях помню тот день, когда мне позвонил митрополит Феодосий, возглавлявший тогда Американскую Православную Церковь. Он сообщил, что меняется ситуация на американском подворье в Москве. Архимандрит Николай (Юхос), который после отца Даниила пробыл настоятелем около года, по состоянию здоровья был освобожден от этой должности. Митрополит Феодосий сказал: «Я вас благословляю на этот пост». Так, неожиданно для себя, я стал исполняющим обязанности настоятеля. А через несколько месяцев состоялся Всеамериканский Собор Автокефальной Православной Церкви в Америке, на котором Предстоятелем был избран архиепископ Филадельфии и Восточной Пенсильвании Герман. Он своим первым указом назначил меня настоятелем подворья. Сложилось так, что я получил благословение двух митрополитов на этот послушание, и теперь чувствую их непрестанную молитвенную помощь. 

Что касается русского языка, то пока я общаюсь не так свободно, как хочу. Я почти все понимаю по-русски, но не всегда могу выразить свои мысли полноценно и адекватно. Иногда очень переживаю по этому поводу. Тем не менее я много общаюсь с прихожанами, с москвичами и учусь правильно говорить.

Очень трудно сравнивать Америку и Россию. В России живы тысячелетние христианские традиции, есть крепкий духовный фундамент, сформировался определенный менталитет. А в Америке православных меньше одного процента. Россия очень благодатная страна и многое может дать миру.

— Не только в России, но и в других странах существуют антиамериканские настроения, связанные с тем, что Америка воспринимается сейчас как оплот глобализма. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Очень своевременный вопрос. Я недавно был в Греции, где на острове Родос проводилась конференция «Диалог цивилизаций», и там тоже поднималась тема глобализации. Нередко от разных людей я слышу мнение о том, что Америка — это средоточие всего плохого. Правда, когда мои собеседники узнают, что я американец, они смущаются и говорят мне: «Вы не похожи на американца, вы почти как русский». Это комплимент для меня. Тем не менее, я люблю свой народ, свою страну, и хотел бы сказать несколько слов в ее защиту. Конечно, в Америке не все благополучно и существует немало таких явлений, которые непонятны и недопустимы для верующего человека. Но нельзя делать Америку синонимом всего плохого. Наш мир в целом греховен. И в каждой стране можно найти свои отрицательные примеры.

— А что, например, в современной российской действительности беспокоит вас как православного пастыря?

— Уже больше 10 лет я знаком с русскими людьми. Они мне очень симпатичны. И в то же время я вижу, как меняется стиль жизни. Думаю, что такое количество казино, как сейчас в Москве, найдешь далеко не в каждом крупном американском городе. Москва стала светским городом и очень дорогим. Желание копировать так называемый западный образ жизни и в чем-то даже превзойти его пагубно сказывается на жизни людей. Они предаются удовольствиям, развлечениям и уходят от православия. Православная жизнь наполнена аскетизмом и серьезной духовной внутренней работой, а западный материалистический тип мышления не вписывается в такие каноны. Человеку трудно отказаться от удовольствий и добровольно выбрать другой, тяжелый путь спасения. Каждый священник — и русский, и американский — должен пытаться донести до своих прихожан мысль о том, что такая «сладкая» жизнь — это не путь к спасению.

С другой стороны, православных храмов в Москве становится больше и ни один из них не пустует. Значит, не все так плохо и что-то меняется в сознании людей.

— Как вы можете охарактеризовать взаимоотношения Православной Церкви в Америке с Московским Патриархатом?

— Мы всегда рады возможности участвовать в совместных богослужениях с Патриархом Московским и всея Руси и ощущаем его моральную, духовную и молитвенную поддержку. Мы благодарны Патриарху и в целом Московскому Патриархату за гостеприимство. Конечно, для нас Москва это уже родной дом, и в то же время мы здесь гости, поэтому нам очень дорого то внимание, которым нас окружают. Это для нас утешение и радость. Мы ощущаем эту любовь. Наверное, иногда в нашей работе бывают ошибки и промахи. Надеемся, что небольшие и простительные. Хочется верить, что мы тоже внесли свой посильный вклад для проповеди православия среди американских граждан.

В Москве действует еще семь представительств православных Церквей из других стран и есть широкие возможности для общения. Главное — показать всему миру, что мы едины во Христе независимо от национальностей, что мы одна большая православная семья.

Беседовала Светлана Рябкова

Следующая статья...»

№ 18 (295) сентябрь 2004



№ 21(298) ноябрь 2004


№ 22(299) ноябрь 2004
Духовное посольство Америки


№ 1-2 (302-303) январь 2005


№ 4 (305) февраль 2005


№ 5(306) февраль 2005


№ 12 (313) июнь 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005


№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 22 (323) ноябрь 2005



№ 4 (329) февраль 2006


№ 10 (359) май 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 9 (334) май 2006





№ 8 (333) апрель 2006


№ 4 (329) февраль 2006



№ 22 (323) ноябрь 2005





№ 19 (320) октябрь 2005


№ 21(298) ноябрь 2004


№ 18 (295) сентябрь 2004


№ 7 (284) апрель 2004




№ 16 (245) август 2002




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008