№ 12(265) июнь2003 г / Преподобный Серафим Саровский

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий: Преподобный Серафим — это мы, только очищенные от греха и беззакония.

 

— Ваше Преосвященство, одно из главных событий этого года — столетие прославления Серафима Саровского. Как объяснить значение этого праздника людям нецерковным или малоцерковным? Почему именно преподобный Серафим так почитаем? 

— Безусловно, столетие прославления Серафима Саровского — самый важный для Церкви праздник в 2003 году. Но не только для Церкви. Мне кажется, что он имеет огромное значение для всей полноты нашей земли, для всего нашего Отечества. Почему? Фактически в каждом православном доме есть икона преподобного Серафима. С этим святым у многих людей связано очень многое. Именно его житие, его наставления, его молитвы, и молитвенное обращение к нему нравственно очищают, помогают обрести внутреннюю силу, внутреннюю крепость для нашей непростой жизни. Мы до сих переживаем смутное время. Десятки миллионов людей были сорваны с насиженных мест, многие лишились работы и возможности реализовать себя в полученной профессии, во многих других сферах жизни произошли очень резкие изменения. Конечно, в этот переломный момент людям непросто. Всем нам — и тем, кто ощущает потребность в христианской церковной жизни, и тем, кто пока делает лишь первые неуверенные шаги к Богу, — необходима духовная поддержка, духовные силы. И такая сила есть в святых, такая сила есть в житии преподобного Серафима.

Если говорить о значении праздника для наших соотечественников, то оно, безусловно, ощущается не только в церковной среде: в преддверии торжеств вышло постановление Правительства о создании Организационного комитета по оказанию содействия Русской Православной Церкви в праздновании столетия канонизации. Сопредседателями этого комитета являются митрополит Минский и Слуцкий Филарет и полномочный представитель Президента в Приволжском федеральном округе Сергей Владиленович Кириенко. Это, как сейчас принято говорить в прессе, факт беспрецедентный. И свидетельствует он, на мой взгляд, о том, что столетие канонизации воспринимается не только как внутрицерковное событие, но имеет огромное значение для общества в целом.

Само празднование — это не только богослужения и крестные ходы, но и конференции, выставки, открытые уроки в учебных заведениях. Посвященные этой годовщине мероприятия пройдут в разных областях России и в Украине, где также будут очень широко отмечать день памяти Серафима Саровского.

И вот поэтому называть столетие прославления преподобного Серафима чисто церковным праздником неверно. В Дивеево собираются прибыть многие иностранные гости — как официальные представители различных Церквей и государств, так и простые паломники.

— Известно, что в традициях русского старчества — духовное руководство не только монахами, но и мирянами. К преподобному Серафиму Саровскому приходили сотни, тысячи простых людей. Как вы думаете, почему сложилась такая традиция?

— Традиции русского старчества складывались на протяжении столетий. Ее истоками стали как дух пустынножительного монашества, так и стремление к служению всем людям. Отсюда и уникальность русской монашеской традиции. Думаю, причин здесь множество, и кратко на этот вопрос ответить сложно. Поэтому я бы хотел отметить несколько моментов. Во-первых, преподобный Сергий Радонежский и преподобный Серафим Саровский являются ярким проявлением святости и подвижничества в духе первых веков христианства — той силы духа, силы молитвы, которая была присуща раннехристианской общине. Во-вторых, они являются воплощением того внутреннего мира русского человека, того потерянного “града Китежа”, о котором мы все сегодня тоскуем. Преподобный Серафим — это мы, только очищенные от грязи, от греха, от беззакония. Он такой же добрый, милосердный, сострадательный, не унывающий... Хотя по житию мы знаем, сколько всего ему пришлось перенести. Это и есть сила русского духа.

— Владыка, вы общаетесь с разными людьми, видите их отношение к преподобному и к готовящемуся празднованию. Все ли понимают важность этих событий?

  — Конечно, не стоит впадать в эйфорию и рисовать все в розовом свете всеобщего глубокого понимания и радости. Но не стоит и жаловаться на то, что все плохо и никто ничего не понимает. Мне приходится встречать разное отношение к празднованию столетия канонизации Серафима Саровского, я вижу разные мотивации участия людей в этом грандиозном событии. И это естественный процесс, если угодно, становления жизни: у многих людей идет внутренняя борьба — куда пойти, зачем это нужно и т.д. Приходится много трудиться, чтобы разъяснить, показать, а самое главное, дать людям почувствовать, что это им нужно, что наше возрождение возможно — через преподобного Серафима, через возрождение храмов в Сарове, через воссоздание обители в Дивеево, восстановление Богородичной канавки. И кроме пользы, кроме блага, кроме чистоты и радости это ничего не принесет. Нам очень нужно, чтобы преподобный Серафим был с нами, чтобы он обратился бы к нам со словами пасхального приветствия: “Христос Воскресе, радость моя!”. В наше жесткое, а порой и жестокое время очень важно, чтобы кто-то мог сказать человеку именно эти слова.

— Наверное, не все готовы сразу почувствовать, понять и принять даже эту любовь...

— Любовь вообще бывает сложно понять. Конечно, не всегда встречается чувство приверженности корням и традициям. Семидесятилетний пожар оставил свой след в сердцах. Но и здесь важно не осуждать наших родителей и близких. Трагические страницы нашего прошлого — это наша общая беда.

Как лечить эти раны? Мне кажется, что подчас стоит даже не говорить и убеждать — словесно, интеллектуально, — а просто дать возможность человеку пережить какие-то чувства, познакомиться со святыми местами, хранящими память о преподобном. От многословия не бывает пользы. Лучше просто приехать сюда, в Дивеево, помолиться, побыть, причаститься св. Таин. И сама атмосфера, само присутствие преподобного Серафима, которое, на мой взгляд, живо ощущается и переживается здесь, — все это гораздо убедительнее и действеннее любых дискуссий.

— Образ преподобного Серафима чрезвычайно привлекателен для людей. Может быть поэтому существует множество рассказов, передающихся из уст в уста, кочующих из одного издания в другое, при этом их источник не всегда понятен, часто попросту неизвестен. Как относиться к таким свидетельствам?

— Всему верить нельзя. Сегодня нередко от имени Церкви выступают люди, не имеющие к ней никакого отношения. Иной раз можно встретить просто психически неуравновешенных людей, которые начинают что-то вещать от имени монастыря и т.д. Даже здесь, в Дивеево, кто-то издает книги, которые не благословлены ни Святейшим Патриархом, ни епископом, ни монастырем. В таких книжках всегда много невероятных чудес и всевозможных пророчеств, которые, кроме смущения или недоверия, никаких иных чувств вызвать не могут. Поэтому, как мне кажется, нужно быть очень осторожным, очень внимательным. Многие хотят “пристроиться” к имени преподобного Серафима, к Дивеевскому монастырю. Мы, конечно, выступаем против этого и очень надеемся на взвешенность и трезвость нашего народа.

— Все еще широко распространено мнение, что православие — удел людей пожилого и старшего возраста...

— Это тоже миф, который, я надеюсь, будет развеян — и не без участия преподобного Серафима. С самого начала подготовки к встрече столетия прославления в епархию обращаются различные организации, которые хотят провести свои мероприятия, связанные с празднованием. В числе этих организаций много молодежных. Кто-то хочет потрудиться в монастыре, кто-то — часовенку поставить, кто-то — просто приехать и участвовать в торжествах. Многие просят помочь в организации школьных конкурсов, связанных с празднованием. Я мог бы привести еще множество подобных примеров. Но все они свидетельствуют об очень активном участии молодежи в православной жизни современной России.

— Хотелось бы задать вам более личный вопрос: вы провели много лет в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, а теперь оказались на святой саровской земле. Какие чувства вызвал подобный “переезд”?

— Когда я узнал о решении Святейшего Патриарха и Синода, сначала мое сердце посетила легкая грусть. Чисто по-человечески это вызывало некоторое смущение: в молодом возрасте я переступил порог Сергиевой лавры, и сердце мое навсегда в ней осталось. Но есть церковные традиции, церковное благословение, то есть благословение Божие... Сегодня в моем сердце нет грусти, нет печали, я по-прежнему люблю Сергиеву обитель, она мне как мать, как родина. Но нижегородская земля — это земля со своими древними традициями, богатейшим духовным и культурным наследием. Преподобный Серафим Саровский и преподобный Сергий Радонежский, на мой взгляд, очень близки духовно. Поэтому я не чувствую себя оторванным от корней, не ощущаю потери. Наоборот, здесь я очень многое приобрел. И верю, что получу здесь силы жить, трудиться, радоваться.

— Владыка, на торжества приедут многие, но далеко не все желающие. С какими словами вы бы обратились к тем, кто по разным причинам не сможет оказаться здесь этим летом?

— Дорогие братья и сестры! Праздник столетия прославления Серафима Саровского является лишь одной из вех нашего духовного возрождения. У кого не будет возможности в этом году прибыть в обитель помолиться, обратитесь с молитвой к преподобному Серафиму. И он обязательно вас услышит и вам поможет.

Беседовал Владимир Легойда

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(265) июнь2003 г





Епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий: Преподобный Серафим — это мы, только очищенные от греха и беззакония.


№ 13-14(266-267) июль2003













№ 18(271) сентябрь 2003


№ 12(265) июнь2003 г






 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008