№ 18(367) сентябрь 2007 / Молодежь

Следующая статья...»

Неверующих детей не бывает

За годы возрождения вокруг многих православных приходов выросли разнообразные социальные структуры. В частности, почти при каждом храме сегодня действует воскресная школа. И это понятно, ведь прихожане хотят вырастить своих детей в православной вере, а далеко не все родители могут дать своим детям системные знания о ней. Но в любой образовательной работе с детьми, помимо собственно учебы, есть еще и воспитательная сторона. Воспитание — от слова «питать». И в первую очередь воспитание — задача родителей. Школа или храм могут только помочь родительскому воспитанию, но не могут его заменить. Однако при этом для нас очень важно, в какой «питательной среде» находятся наши дети, с кем они общаются, чем интересуются и как это влияет на их развитие.

Опыт работы многих воскресных школ говорит о недостаточной погруженности и заинтересованности детей в происходящем. Всем давно понятно, что зубрежка вероучительных дисциплин в сочетании с лепкой из пластилина и прочими «детсадовскими» методиками дает невысокие результаты. Такая воскресная школа не может конкурировать с тем разнообразием знаний, которое предлагает ребенку светский мир. Но поскольку никакой альтернативы воскресной школе на сегодняшний день нет, родители строго настаивают на ее посещении. Порой это воспитывает в детях лицемерие. В храме они одни, а в школе или в компании сверстников — совсем другие.

Создание при храме полноценного детского сообщества может дать детям дополнительную мотивацию быть ближе к Церкви, а также возможность приобретать друзей и развивать свои интересы здесь, а не где-то на стороне. Ведь у взрослых, кроме церковной службы, есть в храме и другие дела, которые и объединяют их в приходскую общину. Почему бы детям тоже не иметь в церкви свои, детские дела — не менее важные и интересные, чем у взрослых. Можно сказать, что так, по примеру взрослой, создается «детская община».

Мы хотим познакомить наших читателей с разными формами работы с детьми на приходах. В этом номере мы беседуем с руководителями исторического «Детского клуба Исследователей» при храме cщмч. Антипы, что на Колымажном дворе, Александром Виноградовым и Евгением Морозом.

 

— Расскажите, пожалуйста, о вашем клубе. Как давно он существует? Кто его организаторы и руководители?

Александр Виноградов: «Детский клуб Исследователей» при храме священномученика Антипы существует уже больше года. Организовал его алтарник Евгений Мороз по благословению старшего священника Дмитрия Рощина. С 2005 года в храме возобновилось богослужение, а за последние два года стараниями о. Дмитрия и при всеобщей поддержке общины наладилась активная приходская жизнь. Детский клуб стал частью этой жизни. Меня Женя пригласил для того, чтобы помочь ему разработать программу занятий и общую концепцию клуба. Мы с ним знакомы еще с 90-х годов, оба были в детском разновозрастном отряде, потом несколько раз работали в совместных «детских» проектах, и вот теперь клуб. Полгода назад к нам присоединилась Виктория Чернушкина, она молодой психолог, работает в детском саду. Виктория тоже прихожанка храма св. Антипы, и я надеюсь, что в приходе найдутся и другие люди, которые захотят работать в клубе.

— А что за дети ходят в клуб?

А.В.: Дети из приходов двух храмов — сщмч. Антипы и св. Софии, Премудрости Божией. Работа клуба в основном сориентирована на детей 8–11 лет, но у нас есть дети и помладше, и постарше, которых родители просят взять вместе с их братьями или сестрами.

— По каким направлениям строится работа клуба?

А.В.: С самого начала мы решили, что клуб будет нацелен на изучение истории России, ее культуры и традиций. Нас самих все это всегда интересовало, и нам хотелось передать этот интерес детям, сделать историю нашей страны ближе и понятнее для них. При этом мы поставили себе цель  сначала заинтересовать детей, а уже потом вместе исследовать самые интересные темы. Во время подобных «исследований» дети много общаются друг с другом и с взрослыми руководителями, задумываются, радуются, задают вопросы и часто в процессе занятий все вместе находят на них ответы. Вот из чего складывается жизнь, атмосфера клуба.

Главной темой первого полугодия стала история храма священномученика Антипы, который был основан в XVI веке. История как бы сама пригласила нас. Оказалось, что с нашим храмом связана и легенда о пропавшей библиотеке Ивана Грозного, и история рода Скуратовых, и еще масса интересного. Нам оставалось только найти увлекательную форму занятий, и конечно, мы выбрали игру. Мы придумали историю про отрока Даниила — мальчика, родители которого пострадали от рук палачей Малюты Скуратова и который помогает своему дяде в царской библиотеке, а по воскресеньям вместе с соседскими мальчишками ходит в храм св. Антипы. Дети узнавали про Даниила, расшифровывая отрывки из его «дневника» и расспрашивая «ученых» из Института Времени, а в конце им пришлось найти способ проникнуть в прошлое на 450 лет назад, чтобы помочь попавшему в беду мальчишке. Программу мы назвали «Тайна отрока Даниила».

Подробный план каждого занятия разрабатывался за неделю до него. Сама игра была разбита на эпизоды, в каждом из которых ребята узнавали что-то новое про отрока, жившего во времена Московского царства, а на промежуточных занятиях изучали полученные сведения. При этом руководители периодически сообщали им дополнительные исторические факты и различные подробности, которые должны были послужить подспорьем детям в их главном «деле» — помощи отроку Даниилу. Таким образом, игра, учеба и исследовательская работа дополняли друг друга и становились втройне интереснее.

Одной из наших методических находок стали «домашние задания» в форме заранее подготовленных «листков», которые потом соединялись в рабочую тетрадь. Эту идею я позаимствовал на курсах английского языка, где в дополнение к учебнику давали рабочую тетрадь, в которой можно было прочесть что-нибудь интересное и в то же время порисовать или разгадать нехитрую головоломку. При подготовке «листков» мы использовали детские энциклопедии, интернет и ресурсы своей основной работы, благо и Женя и я работаем в сфере полиграфии и дизайна.

После Рождества мы провели этнографическо-сказочную программу «Колымажная слобода в Тридесятом царстве», а потом был еще летний палаточный лагерь «Лесной городок». Обо всем этом можно рассказывать долго, и тех, кто работает с детьми при храмах и захочет узнать подробности, прошу писать мне на e-mail: drontdodo@gmail.com — буду рад помочь и пообщаться с единомышленниками.

— Насколько совместимо православие с игрой?

Евгений Мороз: Это вопрос философский. Я не специалист, чтобы отвечать на него с богословской стороны. Но с прикладной точки зрения, когда речь идет о детях, игра — всегда важное дело. Если ребенок учится в игре терпеть, уступать, не обижаться, развивает свои способности, — то эта игра полезная. Конечно, бывает, что люди (не только дети) наполняют игрой свою праздность и делают ее своей страстью. Но этой ловушки стоит избегать.

— Чем верующий ребенок отличается от неверующего?

Е.М.: Кто-то сказал замечательную фразу: «Неверующих детей не бывает». Я полностью согласен с этой мыслью. Ведь если исходить из того, что душа человеческая по природе своей христианка, то чем младше человек, тем его душа ближе к своему Началу, и тем легче ему быть верующим. Я много встречал детей нецерковных, но неверующих — никогда. Большинству из них достаточно несложного рассказа о Боге, мире и человеке, чтобы в их глазах загорелась искренняя вера, которая часто недоступна многим верующим взрослым.

Конечно, дети постарше бывают научены какими-то гадкими рассказами близких или сверстников. Чаще всего их можно переубедить. Но сделать так, чтобы огонек веры в нецерковном ребенке не потух, могут только родители и близкие, приводя этого ребенка в церковь.

Если же говорить о каких-то различиях между церковными и нецерковными детьми, то, пожалуй, можно отметить, что церковные дети часто более отзывчивые, искренние, незлобивые. Но критерием тут является скорее духовное состояние ребенка, а не его погруженность в церковно-приходскую жизнь. Духовное же состояние зависит в первую очередь от семьи, священника и всех, кто этого ребенка окружает, воспитывает и является ему примером, — то есть от нас с вами.

А.В.: Вспоминая собственное детство, могу сказать, что на верующего ребенка большое влияние оказывают таинства, в которых он участвует. Помню, летом в деревне мы играли большой детской компанией и часто сорились между собой. Несколько раз за лето к нам приезжал священник из Москвы, и мы исповедовались. И вот, когда наступала твоя очередь, ты идешь, рассказываешь, что натворил, и вдруг батюшка тебя спрашивает: «А с Аней ты помирился?» Все уже, как я надеялся, забыли о той ссоре, а он помнит?! Что ж, надо идти мириться, просить прощения... Трудно это, и такие трудности верующему ребенку приходится преодолевать уже с 7 лет. Да, опыт покаяния сильно отличает одних детей от других.  

— Может ли с ребенком идти серьезный разговор о вере, и в какой форме?

Е.М.: Любой разговор с ребенком о вере — серьезный. Поэтому он должен идти в предельно доступной форме. Надо использовать темы и примеры, понятные детям, взятые из их жизни. Пока человек маленький, его большое служение — это послушание родителям, старание в учебе, посильная помощь ближним, прощение обид и т.д. Об этом и стоит говорить.

А.В.: На мой взгляд, такой разговор должны в первую очередь вести родители. Подростку нужен авторитет старшего друга, учителя — разговор с ним для него очень важен, а для ребенка важнее всего мама, что она скажет. Поэтому задача детских приходских организаций состоит в том, чтобы в поле их деятельности вера сохранялась, ощущалась живой, как дома. Но если у ребенка родители не верующие, кому-то приходится брать на себя ответственность, как бы принимая часть «родительства» на себя.

— Что вы считаете самым главным, чему сегодня надо научить детей?

Е.М.: Все родители стараются уберечь детей от совершения тех же ошибок, что сделали они сами. Также мы хотим, чтобы дети научились и превзошли нас в чем-то важном, чему мы не научились. Но, наверно, самое главное, чтобы они превзошли нас в любви.

— Верующие московские дети — это в основном дети из благополучных православных семей, зачем им клуб при храме?

Е.М.: Но ведь и таким детям нужны друзья. Конечно, семья — это первый и самый важный круг общения для православного ребенка. Выбор школы тоже очень важен. Но известно, что даже православные учебные заведения не всегда гарантируют нам полное отсутствие классических «школьных» проблем. А родителям, без сомнения, стоит искать себе союзников в воспитании детей. И хорошо, если этим союзником для них станет Церковь.

Беседовала Мария Ельцова

 

Следующая статья...»

№ 1-2 (278-279) январь 2004


№ 17 (294) сентябрь 2004


№ 22(299) ноябрь 2004


№ 9 (310) май 2005


№ 10 (311) май 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 21 (322) ноябрь 2005


№ 22 (323) ноябрь 2005


№ 11 (335) июнь 2006


№ 13-14 (336) июль 2006


№ 17 (342) сентябрь


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 18(367) сентябрь 2007
Неверующих детей не бывает


№ 19(368) октябрь 2007


№ 20(369) октябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 19(392) октябрь 2008







№ 18(367) сентябрь 2007



№ 15-16 (337) август-сентябрь 2006



№ 13-14 (336) июль 2006








№ 22 (323) ноябрь 2005


№ 17 (294) сентябрь 2004


№ 17(270) сентябрь 2003


№ 16(269) август2003


№ 15(268) август2003




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008