№ 1-2 (278-279) январь 2004 / Официальные документы

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к клиру и приходским советам храмов г. Москвы на Епархиальном собрании.

23 декабря 2003 года в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя состоялось очередное заседание Епархиального собрания города Москвы под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

В заседании приняли участие митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий, викарные епископы Московской епархии архиепископ Верейский  Евгений, епископ Орехово-Зуевский Алексий, епископ Красногорский  Савва, епископ Дмитровский Александр, епископ Сергиево-Посадский Феогност, епископ Люберецкий Вениамин, а также епископ Пермский и Соликамский Иринарх, епископы Никон (Миронов) и епископ Аркадий (Афонин).

Также присутствовали председатели и представители Синодальных отделов Московского Патриархата, настоятели, клирики, председатели и члены Приходских советов московских храмов, настоятели Патриарших подворий, Представительств Поместных Православных Церквей, наместники и настоятельницы московских и ставропигиальных монастырей и монастырских подворий.

Впервые велась спутниковая трансляция собрания. Более 700 священнослужителей и студентов духовных школ Барнаульской, Владивостокской, Екатеринбургской, Ивановской, Казанской, Калужской, Московской, Нижегородской, Саратовской, Ставропольской и Ярославской епархий слушали выступление Святейшего Патриарха в режиме реального времени и имели возможность задать свои вопросы по электронной почте.

«Церковный вестник» публикует Обращение Святейшего Патриарха в сокращении.

Преосвященные архипастыри, представители ставропигиальных монастырей, настоятели, настоятельницы, клирики и члены Приходских советов града Москвы, сердечно приветствуя вас на этом традиционном Епархиальном собрании, я хочу свое обращение начать с сердечного признания, которое созвучно словам ап. Павла из послания к Римлянам. Я просил в молитвах моих, «чтобы воля Божия благопоспешила мне придти к вам. Я весьма желал увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему, то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею» (Рим. 1, 10—12).

Общение в слове единоверных пастырей и мирян имеет немалое значение и приносит ощутимую пользу, ибо дает нам возможность свободного обмена мнениями, возможность сопоставления и лучшего осознания своего духовного состояния, более интенсивно приближает нас к познанию Истины.

Второй уровень нашего взаимного общения — это общение в совместной молитве. Это уровень более глубокий и более жизненный, чем первый, ибо производит теплоту сердечную, взаимное расположение и приятие, созидает доброжелательство и любовь, делает нас братьями и сестрами во Христе.

И третий, самый высокий и нужнейший уровень общения — общение в Таинстве плоти и крови Господней, в Таинстве св. Евхаристии, которая неразлучно соединяет нас с Богом и делает нас бессмертными наследниками Царствия Божия. В Евхаристии мы принимаем Христа, Его Святое Тело и Кровь не пассивно, но активно, чтобы иметь в себе Его силу и жизнь вечную. Мы приобщаемся, чтобы пребывать во Христе и чтобы семя вечной жизни прорастало в нас, овладевало нами, чтобы нам стать продолжателями жизни Христа, Его мыслей, действий, желаний по слову Самого Господа: «Пребудьте во Мне и Я в вас» (Ин. 15, 4) и Его святого апостола Павла: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), то есть реально в себе, в своей жизни, собою показать Богочеловеческий образ Христа.

В Таинстве св. Евхаристии мы совершаем возношение Святых Даров Триединому Богу с произнесением слов: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся». На этих словах мне хотелось бы кратко остановиться и применить их не во всеобъемлющем смысле, каковыми они являются в отношениях между творением и Творцом, человеком и Богом, а сугубо частно и относительно к сегодняшнему дню и нашему собранию. Сегодня Мы возносим в жертву и приносим на суд Богу слова, мысли, чувства и деяния, которыми мы наполнили свою жизнь и жизнь Церкви за прошедший год. Мы возвращаем данный нам Богом взаймы талант, даем отчет в том, как мы использовали отпущенное нам время и благодатные спасительные силы, которые даровал нам Господь. Использовали ли их для вхождения в святую Церковь, к созиданию полноты и совершенства Тела Христова, или мы «зарыли в землю» талант, были сторонними наблюдателями, а может быть, и хуже того, вольно или невольно способствовали умалению и опорочиванию Церкви Христовой. Конечно, хотелось бы принести Богу только чистую пшеницу добрых дел, без примеси плевел и сора, которых, к сожалению, у нас немало. Но приими, Господи, милостиво и чадолюбиво то великое и святое, что было до нас и что нам удалось сохранить неповрежденно в мимошедшее лето Твоей благости, и то малое доброе, что нам удалось с Твоей помощью сделать во славу Твою и Твоей Святой Церкви в истекший год. «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся».

Далее Святейший Патриарх остановился на основных событиях церковного года: пастырских поездках, встречах с руководителями Российской Федерации и международных контактах.

 

Начиная разговор о приходской жизни и деятельности, прежде всего мне хотелось бы сказать несколько слов о нашей Церкви в целом.

Русская Православная Церковь в настоящее время насчитывает 132 епархии.

Число архипастырей на сегодняшний день — 154, из них:

130 — епархиальных,

24 — викарных,

12 архипастырей находятся на покое.

Действует 312 мужских и 325 женских монастырей, итого — 635 монастырей, не считая 167 монастырских подворий и 45 скитов.

На територии России действует 16350 приходов, на которых служат 15 605 священников и 3405 диаконов, всего — 19 010 священнослужителей. С учетом Украины количество приходов значительно увеличивается.

В Москве 4 мужских и 4 женских монастыря. В Нашем ведении находятся 24 ставропигиальных монастыря.

Количество духовных учебных заведений на конец года составляет:

5 духовных академий,

1 богословский институт,

2 православных университета,

33 духовные семинарии,

44 духовных училища,

14 пастырских курсов.

3 Епархиальных женских училища.

Кроме того, действуют ряд регентских, иконописных, церковно-приходских и воскресных школ.

Православных храмов и часовен в Москве — 681, из них: 7 Кремлевских соборов, 2 кафедральных собора, 5 храмов при синодальных учреждениях, 357 приходских храмов, 114 патриарших подворий, 64 монастырских подворья, 65 часовен. Строятся 67 храмов и часовен.

Богослужения совершаются в 480 храмах и 65 часовнях. Не возобновлено богослужение в 31 храме, 32 храма не освобождены прежними арендатарами, 133 являются домовыми храмами.

На приходах в Москве совершают свое служение 1010 священнослужителей, из них: 723 священника и 287 диаконов.

В ставропигиальных монастырях Московской епархии служат 347 священнослужителей, в прочих ставропигиальных монастырях — 112 священнослужителей.

В заштате числятся 40 священнослужителей, из них 23 запрещены в священнослужении.

Общее число священнослужителей, находящихся в Нашем непосредственном ведении, — 1532 человека.

Подготовка кандидатов в священство и других церковных работников для Москвы осуществляет Московская духовная академия и семинария, Православный Свято-Тихоновский богословский институт, а также Сретенская, Николо-Угрешская и Перервинская духовные семинарии.

В 2003 году Московскую духовную академию окончили 35 выпускников по стационару и 37 — по заочному сектору. В 2003 году в Московской духовной академии было защищено 22 диссертации на степень кандидата богословия.

Духовную семинарию закончили 58 выпускников по стационару и 134 — по заочному сектору. Регентскую школу при Московской духовной академии окончили 27 выпускниц, Иконописную — 14. Для служения на приходах Москвы, в синодальных учреждениях и ставропигиальных монастырях в 2003 году было направлено 13 выпускников Академии, 17 выпускников Семинарии, 10 выпускниц Регентской школы, 1 выпускник Иконописной школы.

В 2003 году завершился переход стационара Московской духовной семинарии на 5-летний срок обучения.

В текущем учебном году в Московских духовных школах обучается 687 студентов по стационару и 880 священнослужителей —

по Сектору заочного обучения. При Секторе заочного обучения Московской Семинарии действует филиал, расположенный в Новоспасском монастыре, где обучаются клирики г. Москвы. На четырех курсах филиала насчитывается 139 учащихся. Преподавание в Московских духовных академии и семинарии, а также в Регентской и Иконописной школах осуществляет 121 преподаватель, из них 12 профессоров, 13 доцентов, 6 докторов богословия и церковной истории, 2 доктора наук, 4 магистра богословия, 41 кандидат богословия.

В 2003 году Православный Свято-Тихоновский богословский институт окончил 151 человек (по стационару) и 120 заочников. В текущем учебном году на восьми факультетах Института обучается 1203 студента по стационару и 2211 — по заочному отделению. При Институте действуют подготовительное отделение, аспирантура, центр духовного образования военнослужащих. Всего в Институте в настоящее время обучается 3704 человека. Преподавательский персонал Института насчитывает 435 человек. В числе преподавателей 24 доктора наук, 4 доктора церковной истории и богословия, 3 магистра богословия, 170 кандидатов наук, 21 профессор, 70 доцентов, 2 заслуженных деятеля искусств,

1 заслуженный работник культуры, 8 членов Союза художников, 4 реставратора высшей категории.

В текущем учебном году в Сретенской духовной семинарии обучается 47, в Николо-Угрешской — 88, в Перервинской — 98 студентов. В 2003 году 10 выпускников окончило Николо-Угрешскую и 15 — Перервинскую семинарию. В связи с тем, что Сретенская семинария существует 4 года,

а ее учебный план рассчитан на 5 лет обучения, в 2002/03 учебном году у нее не было выпуска. Преподавание в этих трех Семинариях осуществляет 118 лиц, в том числе: 1 доктор церковной истории, 5 докторов наук, 2 магистра богословия, 35 кандидатов богословия, 17 кандидатов наук, 6 профессоров, 8 доцентов.

Клир Москвы за прошедший год пополнился на 51 человека за счет выпускников духовных школ, священнослужителей, перешедших к нам из других епархий, а также лиц, рукоположенных по рекомендациям настоятелей московских храмов и обителей.

Но не только пополнение клира сопутствовало нам в текущем году, по разным причинам мы многих потеряли: 7 клириков были почислены за штат, 4 клирика перешли в другие епархии, 1 клирик уволен в заштат с запрещением в священнослужении и 7 клириков отошли в мир иной. Кроме того, мы проводили «в путь всея земли» всегда присутствовавшего на наших Епархиальных собраниях и участвовавшего во всех церковных торжественных богослужениях викария Московской епархии, митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима.

Всемилостивый Господь да упокоит их в селениях праведных. Пропоем всем им «Вечную память».

 

За текущий год Нами совершено 84 богослужения, 3 архиерейских и 4 священнических хиротонии.

140 клириков г. Москвы за прошедший год удостоены Нами различных Патриарших наград.

Богослужения, как и в прежние годы, совершались Нами, в основном, в храмах г. Москвы и ставропигиальных монастырях, а также в храмах и обителях Нижегородской епархии, Эстонии, Московской области, которые Мы посетили в текущем году.

 

Основной обязанностью Предстоятеля Церкви является забота об управлении Церковью, забота о том, чтобы приходы и монастыри могли жить полноценной церковной жизнью, чтобы их духовные потребности удовлетворялись в полной мере. И Мы делаем для этого все от Нас зависящее.

По милости Божией еще один год Церковь пережила в мире и спокойствии. Церковная жизнь в уходящем году не изобиловала резкими всплесками, которые наблюдались 10—15 лет тому назад. Сохранялось внутреннее церковное единство, все более благоукрашались и возвращались к своему изначальному состоянию порушенные храмы и монастыри, строились новые, несмотря на тяжелое экономическое положение. Это не может не радовать Нас. Однако, есть многое, что озадачивает и печалит Нас.

О проблемах и задачах

пастырского служения

Москва — особый регион России. Совершать свое служение в первопрестольном граде ответственно и трудно. Здесь располагаются структуры государственной власти, здесь собираются и распределяются денежные потоки, здесь научный и культурный центр нашей страны, и здесь же процветают различные пороки, здесь совершается наибольшее число преступлений, здесь больше всего беспризорных детей и бездомных, сюда стекается и доброе, и злое.

Ритм жизни в таком мегаполисе чрезмерно напряженный. Все бегут, торопятся, боятся не успеть. Этот ритм делает человека раздражительным, неприветливым, грубым. Некогда задуматься о смысле жизни, вспомнить о вечности, о Боге. С головой погруженный в суету сует, человек и не представляет себе, как радостно жить, когда душа мирна и покойна. Священнослужитель должен уметь не подчиняться этому бесчеловечному, неестественному ритму. Его душа должна быть всегда обращена к Богу, и в общении с Ним он должен черпать любовь, радость, мир и покой.

Жизнь каждого прихода должна быть устроена так, чтобы человек, может быть впервые пришедший в храм, попадал в особую атмосферу духовного мира, любви. Достигается это не только искусным и богатым украшением храма, но главное — подвигом молитвы и самоотвержения.

Истовое совершение богослужений, в особенности Божественной литургии, усердная домашняя молитва, всегдашняя память о Боге — помогают пастырю и его прихожанам в суете столичной жизни не только сохранять, но и приумножать благодатный духовный мир.

Обязанность пастыря — сделать так, чтобы этот мир был явлен всем, кто окружает его, соприкасается с ним. Приход — это не светское учреждение или коммерческое предприятие, и настоятель — не директор и не начальник в современном понимании этого слова. Главное для него — не управление внешней деятельностью приходящего в храм человека, а сам человек, устремления его сердца, его боль, его вера или сомнение. Священнослужитель должен служить Богу, и в Боге — каждому приходящему в храм человеку, чтобы мы были тем, чем и должны быть — дружной духовной семьей, церковной общиной. Но для того чтобы объединить вокруг себя эту дружную семью, священнослужитель по своему нравственному, образовательному и духовному уровню должен быть выше своих прихожан.

Забота об этом понуждает Нас проявлять особое внимание духовно-нравственному состоянию клира стольного града Москвы и Церкви в целом.

 

В начале 90-х годов прошлого века, когда на смену советской власти пришла свобода и государство в массовом порядке стало возвращать Церкви порушенные храмы, мы не были, да и не могли быть готовы к этому. Система духовного образования тоже была разрушена, и остававшиеся на территории СНГ три духовных семинарии и две академии не могли покрыть своими выпускниками даже естественную убыль священников, а о своевременной подготовке духовенства для вновь открывавшихся храмов не могло быть и речи. В создавшейся критической обстановке Церкви пришлось пойти на крайнюю меру, сравнимую с экстренной мобилизацией мирного населения во время войны: рукополагать людей мало подготовленных в надежде, что они на ходу овладеют навыками священнического служения, как это было в послевоенные годы, когда также рукополагали многих без духовного образования. Но разница в том, что те лица старались компенсировать недостаток своего образования восприятием духовного опыта и древних церковных традиций от старших священнослужителей, дореволюционного рукоположения, к тому же прошедших горнило многих тяжелейших испытаний.

В нынешнее же время многие вновь рукоположенные священники служат по одному во вновь возрожденных или строящихся храмах и не всегда имеют возможность перенять опыт старых священнослужителей, к тому же многие и сами не стремятся к этому. В результате средний духовный, образовательный и даже нравственный уровень духовенства катастрофически понизился. То и дело мы получаем сообщения о канонических нарушениях среди духовенства, многие поражают своей невоспитанностью, неумением служить, отсутствием чувства церковной красоты, своим подчеркнутым стремлением к земным благам, забывая, что священник должен быть бескорыстным, устремленным к небу, а не к земле. И уже не приходится удивляться тому, что многие молодые священники совсем малосведущи в учении Церкви, не знают достаточно ни догматического учения Православной Церкви, ни ее истории, ни святоотеческого духовного наследия. Многие пастыри по своему образовательному и культурному уровню оказываются значительно ниже своих прихожан.

В наше время информационной революции, когда в стране учатся 40 млн. человек, причем очень многие стремятся получить высшее образование, такая ситуация ведет к потере понимания, общего языка. Совершенно очевидно, что люди, приобщившиеся к культуре, не пойдут к ограниченному, «дремучему» священнику. А если он еще много думает о своем обогащении или живет безнравственной с евангельской точки зрения жизнью, то он будет только отталкивать людей от Церкви. Те, кто изголодался духовно за долгие годы гонения, кто нравственно и духовно искалечен безбожием, приходят в Церковь, чтобы найти святость, осмысленную веру в абсолютное Добро и вечную Истину, самоотверженное служение Богу и людям. Обнаруживая в храме невежество, грубость, бестактность, равнодушие к проблемам современного мира, обскурантистское превозношение над образованностью и ученостью, присущие столь многим священникам и монахам, люди уходят из Церкви, идут в другие места искать ответа на свои вопросы.

В наши дни также, как и всегда, с удивительной силой звучат слова Господа Иисуса Христа: «Аз eсмь пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за oвцы. А наемник, иже несть пастырь, eмуже не суть oвцы своя, видит волка грядуща, и оставляет oвцы, и бегает. И волк расхитит их, и распудит oвцы. А наемник бежит, яко наемник eсть, и нерадит о oвцах» (Ин. 10, 11—13). От того, есть ли у Церкви добрые пастыри, всегда зависела и жизнь народа, и его будущее. Есть ли у нас теперь добрые пастыри? Слава Богу, есть! Но и наемники есть, и теперь их стало едва ли не больше, чем в прежнее время, так как раньше их отсеивало гонение на Церковь. Поневоле возникает проблема, где находить и как воспитывать добрых пастырей.

Конечно же, для этого необходима хорошо организованная, эффективная система православного образования, которая могла бы дать нам не только пастырей, но и православных ученых, деятелей искусства, писателей и журналистов, сотрудников администрации, людей, способных создавать православные семьи и воспитывать новое поколение православных граждан нашей страны.

Сегодня, когда российское общество переживает время значительных перемен, перед Церковью открываются большие возможности в несении Благой Вести. Церковь не может не принимать участие в формировании российского общества. Но для этого Церкви нужны сегодня высококультурные, эрудированные служители, которые будут в состоянии вести диалог с обществом, смогут ориентироваться в общественных процессах и активно влиять на них. Для этого нужно, чтобы они не просто соответствовали современному уровню образования и культуры, а превосходили его.

Убежденность в том, что эффективность исполнения Церковью врученной ей Богом миссии напрямую зависит от состояния церковного образования, подвигла нас к началу реформы Духовной школы, осуществление которой поручено Учебному комитету при Священном Синоде.

Реформа потребовалась не потому, что изменились задачи духовного образования, они остались прежними — готовить достойных священнослужителей. Реформа вызвана тем, что принципиально изменилась историческая ситуация, в которой сегодня Церковь призвана нести свидетельство и служение миру, осуществлять свою спасительную миссию. Это означает, что будущим пастырям Церкви необходимо дать такой уровень образования, который будет соответствовать нуждам и задачам Церкви в данный исторический момент ее земного бытия.

Завершившийся 2002/2003 учебный год стал важным этапом в развитии реформы духовного образования. Состоялся первый выпуск в семинариях, перешедших на пятилетний срок обучения.

Разумеется, пока мы еще не можем судить о том, в какой мере осуществлены задачи, поставленные в концепции реформы Духовной школы. Но даже первые результаты реформы весьма и весьма обнадеживают. Уровень подготовленности выпускников семинарий как по церковно-богословским предметам, так и по дисциплинам общегуманитарного цикла стал существенно выше. Особенно ясно это показали вступительные экзамены в духовные академии: в этом году выпускники семинарий, перешедших на пятилетний срок обучения. показали значительно лучшие результаты, чем выпускники четырехлетних семинарий.

Конечно, само знание может быть лжеименным, может надмевать духовно неподготовленного человека, но известно, что многие замечательные ученые-христиане говорили о том, что малое знание уводит от Бога, а большое знание приводит к Богу. Недаром Православная Церковь чтит вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Григория Паламу и многих других, стоявших на вершинах современной им образованности и культуры и сумевших отстоять Православие в жестоких схватках с многочисленными ересями и искажениями подлинного христианского учения. Каждый служитель алтаря должен всегда помнить завет первоверховного апостола Петра: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3, 15). Это значит, что всякий священник, более чем какой-либо другой христианин, должен постоянно трудиться над своим образованием и пополнять свой духовный багаж, повышать свои знания сообразно запросам времени. Нужно быть начитанным в духовной литературе, знать древних святых отцов и близких к нам по времени замечательных русских духовных писателей, святителей, старцев, оставивших нам великие духовные сокровища. Нужно знать об основных достижениях современной церковно-исторической, догматической науки, библеистики, литургического богословия.

Каждый священник обязан уметь объяснить смысл Божественной литургии и Таинств церковных доходчиво, с нужной глубиной. Горе тому, кто священническое служение, имеющее целью приводить людей к Богу и научать их благодатной церковной жизни, сводит к формальному требоисполнению. Каждое Таинство — это великое чудо облагодатствования человека, и оно должно совершаться с глубокой верой и благоговением. Священник — не маг, не кудесник. Совершая свое церковное служение, он должен всеми силами стремиться к тому, чтобы сделать его понятным для прихожан, научить их участвовать в общем служении. В первую очередь этому способствует собственная молитвенная настроенность священнослужителя, а также катехизаторская работа в церковно-приходской школе и всегдашняя проповедь — как словом, так и примером собственной жизни.

Все люди имеют свои слабости и недостатки, но страшно видеть, как черствеет сердце того, кто Самим Христом призван «в величайшую степень священства», кому Господь доверил Свое церковное стадо. Страшно, когда священник, как бы забывая Христа, на первое место ставит свое «я», начинает приводить людей не ко Христу, а к себе. Поистине, это маленький антихрист, покусившийся стать «вместо Христа». Именно этот соблазн производит разных лжестарцев, и особенно младостарцев, дерзко усваивающих себе власть над пасомыми, не имея на это духовных оснований.

Чаще всего именно они отлучают вновь пришедших в храм в поисках Бога людей от св. Причащения на год, три или более, что не сообразуется с евангельским учением. Вместо терпеливого объяснения и продолжительной духовной работы с пришедшим человеком, следуют прещения, которые непонятны духовно неокрепшим людям. И нередко, в отчаянии или разочаровании, они покидают Церковь.

Разумеется, существуют правила подготовки к св. Таинствам, к причащению Святых Христовых Таин. Но прежде чем требовать их исполнения от прихожан, священник должен терпеливо обучить приходящих к Церкви, а не возлагать поспешно бремена неудобоносимые. Исполнение любых церковных правил должно применяться с рассуждением и учитывать духовный уровень развития человека, пол, возраст, семейное положение, состояние здоровья, сиюминутное самочувствие, образовательный ценз, степень воцерковленности. Забываются слова Христа Спасителя «И приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6, 37). Священник не билетер-контролер, от которого зависит «пропуск» к Таинству, а добрый пастырь, готовый жизнью своей рисковать ради всех желающих приобщиться Христу. Когда пастырь проявляет излишнюю строгость, особенно в отношении человека, впервые стоящего перед ним, он прямо уподобляется тем евангельским персонажам, о которых Господь сказал: «Горе вам!». Православный священник должен призывать, увещевать, учить, помогать, а «не держать и не пускать»! Народ страдает, недоедает, мерзнет, порой в регионах сидит без электричества, не в состоянии купить себе элементарного лекарства, а приходит в храм — его встречают люди, не знающие любви: там не стой, тут не проходи, не так одет. «На всенощной был?» — спрашивают. А он знает, что такое «всенощная»? Разве это по-христиански, по правилам церковным? Пришел человек, он — достояние Божие, а не твое, вот и распорядись с этим достоянием так, как достойно: с любовью и благоговением.

Священник, по дару благодати священства являющий собой образ Христа, должен помнить, что каждого пришедшего в храм человека позвал Сам Христос, и с каждым он обязан найти личный контакт. Человек — это целый мир, это драгоценное творение Божие, за которое Христос принял крестные страдания и смерть. «Тако несть воля пред Отцем вашим Небесным, да погибнет един от малых сих» (Мф. 18, 14).

Можно и исповедь, и саму Божественную литургию превратить во что-то далекое, холодное, недоступное пониманию и сердечному восприятию прихожан, когда деятельность пастыря не одухотворяется горячей верой, молитвой, жертвенной любовью к Богу и человеку. И беседы, и молитвы такого священника не только не «хватают за сердце» и не влекут к покаянию и доброй жизни, но отталкивают людей от Церкви. Властолюбие, тщеславие, награды и стремление к быстрому продвижению по ступеням карьерной лестницы все более удаляют и его самого от Христа и Его Церкви. К таким священнослужителям применимы слова Христа Спасителя «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк. 9, 42).

Духовное руководство — это не манипулирование сознанием людей, а власть, данная священнику Духом Святым, власть любви, а не духовного насилия. И авторитет священства обеспечивается не силой, не внешним, но будет светиться во взоре священника. Если он всегда будет устремляться на помощь страждущим, забывая себя и свои земные выгоды и интересы, то и Господь будет видимо содействовать ему, творя через него Свои чудеса.

Скромный, бескорыстный, кроткий и смиренный, исполненный любви и сострадания пастырь приводит ко Христу тысячи людей. Напротив, священник, сосредоточенный на своих личных интересах, алчный, сребролюбивый не может сострадать и утешать страждущих, он отталкивает их от Христа, компрометирует Церковь и саму христианскую веру. Пастырь добрый не может спокойно смотреть, как растлевает детей окружающая нас атмосфера греха и зла. Он постарается создать для детей и молодежи оазис, свой православный мир, который будет притягивать их к себе своей любовью и красотой. В то же время он не забудет и людей одиноких, обездоленных и больных. Они особо нуждаются в помощи Церкви в наше непростое время.

О проблемах

социального служения

Мир все более погружается во тьму равнодушия, ненависти, эгоизма, и мы с вами призваны светом любви Христовой светить в мире и являть свою веру делом. Слава Богу, что сегодня у Церкви опять есть возможность творить дела милосердия, что у каждого верующего есть возможность послужить своим ближним. Рядом с нами, в одном с нами городе много страдающих и оставленных всеми людей. Бездомные замерзают на улицах. Дети-сироты с младенчества не знают любви и живут по жестокому закону «каждый сам за себя». В больницах пациенты умирают от отсутствия ухода, только потому, что к ним некому подойти.

В домах инвалидов заперты несчастные люди разного возраста. В домах престарелых и своих квартирах заканчивают жизнь в нужде и тоскливом одиночестве старики.

Без должного внимания остаются детские дома, интернаты, больницы, места заключения, дома для престарелых. Во многих из них могли бы быть организованы если не домовые храмы, то хотя бы молельные комнаты. Не на должном уровне роль священника в этих учреждениях. Конечно, не всегда руководители этих заведений расположены и открыты к Православной Церкви, но такая ситуация побуждает искреннего пастыря, заботящегося о своей пастве, о народе, о Родине и о будущей ее истории, искать пути воцерковления таких руководителей, помогать им вернуться к своим истокам и через них осуществлять важную современную миссию спасения погибающих душ.

Почему раньше при больницах и богадельнях строили храмы? Лечение телесное необходимо совместить с лечением духовным. Это приносило и приносит свои плоды. Главные врачи больниц, где сегодня открыты храмы, свидетельствуют, что им гораздо легче лечить больных, когда они исповедуют свою веру, когда они могут пойти в храм и получить духовное утешение и подкрепление. Здесь еще раз необходимо сказать о воссоздании института сестер милосердия. Это задача успешно осуществляется при 1-й Градской больнице и ряде других больниц, но этот опыт нужно распространять. Сестры милосердия, пришедшие на это служение по призванию, по любви, сострадают больным. И больные тянутся к ним, в отличие от тех медицинских сестер, для которых работа — только средство к существованию.

Социальные проблемы для нас с вами не просто абстрактные вопросы, решение которых можно отложить до лучших времен. Мы призваны Христом на служение любви, и мы не можем не сострадать тем, кого Христос называет своими меньшими братьями, и не стараться сделать все от нас зависящее, чтобы им помочь.

Не каждому приходу может быть по силам организовать сестричество милосердия, приют для сирот или гимназию. Но взять попечение о нескольких одиноких стариках, которые пережили десятилетия гонений, а сейчас не в состоянии порой добраться до храма, может каждая приходская община. И отцы-настоятели должны организовать эту приходскую заботу о немощных, бедных, больных и одиноких. Наверное, в каждом приходе есть многодетные семьи, которые выбиваются из сил, буквально едва выживая в крайне тяжелых условиях рыночной экономики. Разве не является заботой настоятеля организация регулярной и достаточной, подчеркиваю — достаточной, помощи христианам, отважившимся на подвиг рождения и воспитания детей чадами Церкви? С первых лет существования Церковь заботилась о вдовах и сиротах. А теперь, когда нас не гонят, будем ли мы ограничивать свою деятельность только обустройством храмов и домов притча? Организовать это служение нетрудно. Достаточно поставить в храме специальную кружку для сбора пожертвований для помощи бедным и обратиться к нашим самоотверженным прихожанам с увещанием о необходимости жертвы не только на любимый храм, но и на нужды рядом стоящего брата или сестры во Христе. Уверен, что такое обращение не останется безответным. Только надо, чтобы помощь оказывалась адресно. Необходимо составить списки нуждающихся прихожан: вдов, одиноких матерей, болящих, которым необходимы лекарства, стариков, нуждающихся в уходе, — и каждого посетить, чтобы убедиться в том, что не будет никаких злоупотреблений.

Кто же в приходе должен взяться за такое служение, которое называется диакония? Думаю, ответ ясен. Отцы диаконы, по благословению настоятеля, должны заниматься этим делом, к которому призваны Самим Богом, организовав для этого необходимое количество членов Приходского собрания, которые окажутся способными к исполнению такого послушания. Где нет диаконов, такое служение обязан нести священник.

Подкомиссией по работе с бездомными организована и уже год успешно трудится группа добровольцев, помогающая бездомным в получении документов, в поиске родных, в возвращении к месту проживания, в социальной адаптации в целом. За год группа помогла вернуться к месту проживания 21 человеку, 15 бездомных направлены в центры социальной адаптации, многим была оказана помощь медицинской техникой, лекарствами. В планах комиссии наладить контакты с областными храмами, которые имеют большие земельные наделы и готовы трудоустроить бездомных, предоставляя им жилье.

Подкомиссия по оказанию помощи ушедшим на покой священникам и семьям почивших священнослужителей собирает сведения о престарелых священниках, их вдовах, нуждающихся в помощи, и передает информацию о них в приход храма, в котором служил священник. В 30 приходах не закрывавшихся московских храмов из семи ушедших на покой священнослужителей, четверо получают помощь регулярно, двое — не регулярно, один не получает.

Во всем нашем многомиллионном городе, в условиях, когда столько людей приходят к вере, становятся православными христианами, в столичных храмах образовалось всего 5 сестричеств и 15 очень небольших групп милосердия для помощи больным и нуждающимся. Собственные социальные учреждения имеют только 12 храмов — это 6% от общего числа. По данным прошлогодних отчетов, в Москве только 6 церковных детских домов, меньше 10 патронажных служб и всего 3 богадельни. Может быть, в каких-то храмах это вызвано тем, что много средств уходит на восстановление, или тем, что в них мало прихожан. Но, например, для того чтобы прийти в больницу или в дом престарелых, материальных затрат не нужно. Однако из 226 московских храмов только 132 — чуть больше половины окормляет — какое-либо социальное учреждение. Половина храмов осталась в стороне от этого служения.

Возможно, эти сведения за этот год изменились. Дай Бог! Сегодня вы получите новые формы для ежегодных отчетов, в которые внесены дополнительные вопросы о социальной деятельности приходов. Хочу подчеркнуть, что эта информация собирается не для того, чтобы наказать нерадивых или похвалить усердных, а для того, чтобы объединить тех, кто уже занимается такой работой и помочь тем, кто хотел бы ею заниматься более эффективно.

Служение милосердия невозможно без участия священнослужителей. Невозможно оно и без широкого, деятельного участия мирян. Ваше слово, обращенное к ним, могло бы вдохновить многих на дела милосердия, послужить духовному единению верующих в служении ближним. Из среды прихожан должен быть выбран ответственный за социальное служение прихода. Если на приходе есть желающие потрудиться для других, но им не хватает знаний и умений, то они могут пойти на бесплатные патронажные курсы или курсы воспитателей детских домов, организованные епархиальной комиссией по социальному служению.

Кому не хватает информации о том, где нужна ваша помощь, можно воспользоваться небольшими объявлениями с такой информацией. Их можно разместить в притворе храма и обратить внимание прихожан на то, что невозможно быть христианином и оставаться в стороне от людских бед и страданий. Надо помнить слова апостола: «Вера без дел мертва» (Иак. 2, 26).

Особо прошу вас о том, чтобы в такие важные для православных христиан праздники как Рождество и Пасха не были забыты наши страдающие ближние: дети детских домов и домов ребенка, пациенты больниц, жители домов престарелых. Разве трудно поделиться радостью праздника, найти возможность подать маленькие подарки? К этим поздравлениям надлежит привлекать не только священнослужителей, но и певчих, и мирян московских приходов. Чтобы те, о ком повелел нам заботиться Спаситель, не остались наедине со своими страданиями, чтобы и их достигала радость Благой Вести, принесенной на землю Христом Спасителем.

О религиозном образовании

Все более редеют ряды прихожан наших храмов, прошедших гонения и лишения в годы тяжелейших для Церкви испытаний. Они уходят в вечность. Но не всегда их места заполняются молодым поколением, в результате храмы пустеют. И пустеют не только из-за того, что увеличивается количество храмов в Москве. Это естественный процесс, он будет продолжаться. Но и из-за того, что плохо работают священнослужители и плохо поставлена работа с теми, кто приходит в храм.

За последнее десятилетие при многих приходах открыты церковно-приходские, воскресные школы, и многие священнослужители с энтузиазмом взялись за просветительскую деятельность в них. Но со временем этот энтузиазм стал угасать. В результате во многих школах образовательная деятельность отходит на задний план и влачит жалкое существование, а храмы довольно скудно пополняются молодым поколением.

Анализ годовых отчетов храмов г. Москвы по деятельности воскресных школ показывает картину некоей законсервированности, инертности и замкнутости ряда школ внутри себя, отсутствие живых, деятельных контактов с окружающей и общественной жизнью.

Преподавание нередко ведется скучно, неинтересно для детей. Детей необходимо заинтересовать. Для этого помимо церковных предметов, традиционно составляющих содержание преподавания в воскресных школах, желательно включать в программы предметы (кружки), отвечающие кругу современных творческих интересов молодежи.

Основная задача современной воскресной школы заключается в том, чтобы приобщить широкий круг детей и юношества к вере и Церкви через любой предмет, и если он интересен, нужен в современном обществе, то молодежь охотнее и с перспективной пользой для будущей профессиональной деятельности будет им заниматься под руководством верующих педагогов.

Поэтому необходимо интенсивнее привлекать к преподаванию в воскресных школах интеллигентных верующих людей любой специальности, каких немало среди прихожан. Через умных, профессионально квалифицированных людей, могущих заинтересовать детей своей специальностью, вольется в воскресную школу жизнь и творческий потенциал. Нужно устраивать кружки живописи, иконописи, вышивания, художественной вышивки. Надо заинтересовать детей, а не просто читать им лекции или проповеди. Одной проповедью ничего не достигнем.

Желательно, чтобы Комиссия по воскресным школам издавала и рассылала по храмам, где есть воскресные школы, небольшой листок или газету с важными школьными вопросами и предложениями, что давало бы большую возможность координировать образовательный процесс и ближе знакомиться между собой.

О церковно-приходской жизни

Члены комиссий Епархиального совета, проверявшие в этом году храмы, в редких случаях заставали дежурного священника в храме: он либо отдыхал в доме причта, либо находился «на требе». Многие священники специально назначают требы на день дежурства, чтобы не быть в храме и меньше общаться с приходящими в него, то есть практически в храме в течение дня не дежурят.

Даже если возникает необходимость напутствовать умирающего, дежурный священник, сделав это, обязан возвратиться в храм и продолжить свое дежурство.

И не только во время дежурства, но и при совершении богослужений священник обязан делать все возможное для того, чтобы человек не ушел неутешенным и не получившим ответа на свои недоуменные жизненные вопросы.

Особое внимание следует уделять Таинству Покаяния, которому в ряде приходов продолжает придаваться «поточное», а не глубокое, духовное значение. Частной, личной исповеди не везде может получить кающийся. Действительно, один или два исповедующих священника в больших приходах, где готовятся причащаться несколько сотен человек, не в состоянии уделить каждому много внимания, однако необходимо искать возможность, может быть, вечером после всенощного бдения, всем священнослужителям оставаться на исповедь и принимать у кающихся покаяние в той полноте, в которой обязывает это делать священнический долг, либо начинать ее задолго до начала Божественной литургии, причем начинать исповедь огласительным поучением о вере и нравственности, а потом переходить к грехам, подлежащим покаянию и исправлению. Тогда каждый уйдет из храма удовлетворенным и осознавшим глубину этого Таинства и свою греховность.

Некоторые священники, считая, что каждый православный, приходящий в храм, обязан во что бы то ни стало иметь духовного отца, неправомерно отказывают в совершении церковных Таинств, хотя этот вопрос неоднократно разъяснялся и на предыдущих Епархиальных собраниях, и в трудах современных архипастырей, например, покойного митрополита Антония (Блума) — «Духовность и духовничество».

Продолжается тенденция, когда священники заставляют вступающего на церковный путь человека ходить на службы только в тот храм, где этот священник служит, накладывая данное послушание в качестве епитимии.

Оставляет желать лучшего проблема проповеди. После каждой Божественной литургии, особенно в воскресные и праздничные дни, пастырь обязан обратиться со словом назидания к прихожанам. Сама Божественная литургия уже наполняет служащего особым вдохновением соединения с Господом, которым священник должен поделиться с молящимися, а если учитывать духовный голод современного человека после многих десятилетий прошлого века, то необходимо рассказать о празднике, растолковать прочитанное Евангелие и Апостол. Однако часто Божественная литургия завершается несколькими приветственными словами пастыря и ознакомлением с расписанием богослужений на предстоящие дни. Но каждый, кто молился за Божественной литургией, должен унести домой какое-то семя, посеянное в его сердце.

В силу объективных причин нашего времени некоторые священники, помимо служения в основном храме, назначены восстанавливать, строить храмы или служить в другом храме. Все это необходимо и актуально, но есть такие, которые спекулируют этим: не несут должным образом чреду в основном храме, ссылаясь на занятость и загруженность, и мало что делают по строительству или реставрации нового храма.

Несмотря на Наши рекомендации иметь священнослужителям не более двух выходных дней в неделю, в некоторых храмах расписание чреды служения составляется так, что священнослужители имеют возможность отдыхать по целым неделям. Что, священнослужители — какое-то привилегированное общество? Весь народ имеет два свободных дня, а почему священник должен иметь пять дней? Многие, даже молодые, настоятели служат только по праздничным и воскресным дням. Если служение в будние дни их отягощает, то вполне возможен их перевод в почетные настоятели с выходом, при этом, в заштат.

В некоторых храмах начинает внедряться практика, по которой стихиры на Вечерне и Утрене, а также антифоны на литургии не поются, а вычитываются. Похвально, когда стихиры поются с канонархом, но не следует пение превращать в вычитку.

Есть храмы, где продолжается практика прошлых десятилетий, когда панихида после Божественной литургии совершается одним диаконом, что недопустимо. Как может диакон совершать данную требу, на которой собираются помолиться о своих близких и родных иногда десятки, а то и сотни людей, без возгласов и без молитв священника? Настоятели и клирики таких храмов несут полную ответственность за подобную самодеятельность. Речь идет о нескольких минутах, которые должен найти священник для правильного и полного совершения требы.

Также часто бывает, что священник по окончании литургии должен начинать молебен, где его ждут десятки людей, а он по дороге к месту молебна (или панихиды) останавливается и спокойно беседует с кем-либо из своих духовных чад минут пятнадцать-двадцать, проявляя тем самым небрежение к ожидающим начала молебна прихожанам. Остается только удивляться терпению нашего народа.

То же следует сказать и об исповеди по запричастном стихе, особенно по воскресеньям и праздникам, где служит один священник. Исповедовать следует только тех, кто действительно не может прийти на исповедь до литургии или накануне, после всенощного бдения, чтобы нерадивость одних не заставляла множество других людей, и часто преклонного возраста, подолгу дожидаться начала причастия.

Преосвященные архипастыри, представители ставропигиальных монастырей, настоятели, настоятельницы, клирики и члены Приходских советов града Москвы, сердечно приветствуя вас на этом традиционном Епархиальном собрании, я хочу свое обращение начать с сердечного признания, которое созвучно словам ап. Павла из послания к Римлянам. Я просил в молитвах моих, «чтобы воля Божия благопоспешила мне придти к вам. Я весьма желал увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему, то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею» (Рим. 1, 10—12).

Общение в слове единоверных пастырей и мирян имеет немалое значение и приносит ощутимую пользу, ибо дает нам возможность свободного обмена мнениями, возможность сопоставления и лучшего осознания своего духовного состояния, более интенсивно приближает нас к познанию Истины.

Второй уровень нашего взаимного общения — это общение в совместной молитве. Это уровень более глубокий и более жизненный, чем первый, ибо производит теплоту сердечную, взаимное расположение и приятие, созидает доброжелательство и любовь, делает нас братьями и сестрами во Христе.

И третий, самый высокий и нужнейший уровень общения — общение в Таинстве плоти и крови Господней, в Таинстве св. Евхаристии, которая неразлучно соединяет нас с Богом и делает нас бессмертными наследниками Царствия Божия. В Евхаристии мы принимаем Христа, Его Святое Тело и Кровь не пассивно, но активно, чтобы иметь в себе Его силу и жизнь вечную. Мы приобщаемся, чтобы пребывать во Христе и чтобы семя вечной жизни прорастало в нас, овладевало нами, чтобы нам стать продолжателями жизни Христа, Его мыслей, действий, желаний по слову Самого Господа: «Пребудьте во Мне и Я в вас» (Ин. 15, 4) и Его святого апостола Павла: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), то есть реально в себе, в своей жизни, собою показать Богочеловеческий образ Христа.

В Таинстве св. Евхаристии мы совершаем возношение Святых Даров Триединому Богу с произнесением слов: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся». На этих словах мне хотелось бы кратко остановиться и применить их не во всеобъемлющем смысле, каковыми они являются в отношениях между творением и Творцом, человеком и Богом, а сугубо частно и относительно к сегодняшнему дню и нашему собранию. Сегодня Мы возносим в жертву и приносим на суд Богу слова, мысли, чувства и деяния, которыми мы наполнили свою жизнь и жизнь Церкви за прошедший год. Мы возвращаем данный нам Богом взаймы талант, даем отчет в том, как мы использовали отпущенное нам время и благодатные спасительные силы, которые даровал нам Господь. Использовали ли их для вхождения в святую Церковь, к созиданию полноты и совершенства Тела Христова, или мы «зарыли в землю» талант, были сторонними наблюдателями, а может быть, и хуже того, вольно или невольно способствовали умалению и опорочиванию Церкви Христовой. Конечно, хотелось бы принести Богу только чистую пшеницу добрых дел, без примеси плевел и сора, которых, к сожалению, у нас немало. Но приими, Господи, милостиво и чадолюбиво то великое и святое, что было до нас и что нам удалось сохранить неповрежденно в мимошедшее лето Твоей благости, и то малое доброе, что нам удалось с Твоей помощью сделать во славу Твою и Твоей Святой Церкви в истекший год. «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся».

Далее Святейший Патриарх остановился на основных событиях церковного года: пастырских поездках, встречах с руководителями Российской Федерации и международных контактах.

 

Начиная разговор о приходской жизни и деятельности, прежде всего мне хотелось бы сказать несколько слов о нашей Церкви в целом.

Русская Православная Церковь в настоящее время насчитывает 132 епархии.

Число архипастырей на сегодняшний день — 154, из них:

130 — епархиальных,

24 — викарных,

12 архипастырей находятся на покое.

Действует 312 мужских и 325 женских монастырей, итого — 635 монастырей, не считая 167 монастырских подворий и 45 скитов.

На територии России действует 16350 приходов, на которых служат 15 605 священников и 3405 диаконов, всего — 19 010 священнослужителей. С учетом Украины количество приходов значительно увеличивается.

В Москве 4 мужских и 4 женских монастыря. В Нашем ведении находятся 24 ставропигиальных монастыря.

Количество духовных учебных заведений на конец года составляет:

5 духовных академий,

1 богословский институт,

2 православных университета,

33 духовные семинарии,

44 духовных училища,

14 пастырских курсов.

3 Епархиальных женских училища.

Кроме того, действуют ряд регентских, иконописных, церковно-приходских и воскресных школ.

Православных храмов и часовен в Москве — 681, из них: 7 Кремлевских соборов, 2 кафедральных собора, 5 храмов при синодальных учреждениях, 357 приходских храмов, 114 патриарших подворий, 64 монастырских подворья, 65 часовен. Строятся 67 храмов и часовен.

Богослужения совершаются в 480 храмах и 65 часовнях. Не возобновлено богослужение в 31 храме, 32 храма не освобождены прежними арендатарами, 133 являются домовыми храмами.

На приходах в Москве совершают свое служение 1010 священнослужителей, из них: 723 священника и 287 диаконов.

В ставропигиальных монастырях Московской епархии служат 347 священнослужителей, в прочих ставропигиальных монастырях — 112 священнослужителей.

В заштате числятся 40 священнослужителей, из них 23 запрещены в священнослужении.

Общее число священнослужителей, находящихся в Нашем непосредственном ведении, — 1532 человека.

Подготовка кандидатов в священство и других церковных работников для Москвы осуществляет Московская духовная академия и семинария, Православный Свято-Тихоновский богословский институт, а также Сретенская, Николо-Угрешская и Перервинская духовные семинарии.

В 2003 году Московскую духовную академию окончили 35 выпускников по стационару и 37 — по заочному сектору. В 2003 году в Московской духовной академии было защищено 22 диссертации на степень кандидата богословия.

Духовную семинарию закончили 58 выпускников по стационару и 134 — по заочному сектору. Регентскую школу при Московской духовной академии окончили 27 выпускниц, Иконописную — 14. Для служения на приходах Москвы, в синодальных учреждениях и ставропигиальных монастырях в 2003 году было направлено 13 выпускников Академии, 17 выпускников Семинарии, 10 выпускниц Регентской школы, 1 выпускник Иконописной школы.

В 2003 году завершился переход стационара Московской духовной семинарии на 5-летний срок обучения.

В текущем учебном году в Московских духовных школах обучается 687 студентов по стационару и 880 священнослужителей —

по Сектору заочного обучения. При Секторе заочного обучения Московской Семинарии действует филиал, расположенный в Новоспасском монастыре, где обучаются клирики г. Москвы. На четырех курсах филиала насчитывается 139 учащихся. Преподавание в Московских духовных академии и семинарии, а также в Регентской и Иконописной школах осуществляет 121 преподаватель, из них 12 профессоров, 13 доцентов, 6 докторов богословия и церковной истории, 2 доктора наук, 4 магистра богословия, 41 кандидат богословия.

В 2003 году Православный Свято-Тихоновский богословский институт окончил 151 человек (по стационару) и 120 заочников. В текущем учебном году на восьми факультетах Института обучается 1203 студента по стационару и 2211 — по заочному отделению. При Институте действуют подготовительное отделение, аспирантура, центр духовного образования военнослужащих. Всего в Институте в настоящее время обучается 3704 человека. Преподавательский персонал Института насчитывает 435 человек. В числе преподавателей 24 доктора наук, 4 доктора церковной истории и богословия, 3 магистра богословия, 170 кандидатов наук, 21 профессор, 70 доцентов, 2 заслуженных деятеля искусств,

1 заслуженный работник культуры, 8 членов Союза художников, 4 реставратора высшей категории.

В текущем учебном году в Сретенской духовной семинарии обучается 47, в Николо-Угрешской — 88, в Перервинской — 98 студентов. В 2003 году 10 выпускников окончило Николо-Угрешскую и 15 — Перервинскую семинарию. В связи с тем, что Сретенская семинария существует 4 года,

а ее учебный план рассчитан на 5 лет обучения, в 2002/03 учебном году у нее не было выпуска. Преподавание в этих трех Семинариях осуществляет 118 лиц, в том числе: 1 доктор церковной истории, 5 докторов наук, 2 магистра богословия, 35 кандидатов богословия, 17 кандидатов наук, 6 профессоров, 8 доцентов.

Клир Москвы за прошедший год пополнился на 51 человека за счет выпускников духовных школ, священнослужителей, перешедших к нам из других епархий, а также лиц, рукоположенных по рекомендациям настоятелей московских храмов и обителей.

Но не только пополнение клира сопутствовало нам в текущем году, по разным причинам мы многих потеряли: 7 клириков были почислены за штат, 4 клирика перешли в другие епархии, 1 клирик уволен в заштат с запрещением в священнослужении и 7 клириков отошли в мир иной. Кроме того, мы проводили «в путь всея земли» всегда присутствовавшего на наших Епархиальных собраниях и участвовавшего во всех церковных торжественных богослужениях викария Московской епархии, митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима.

Всемилостивый Господь да упокоит их в селениях праведных. Пропоем всем им «Вечную память».

 

За текущий год Нами совершено 84 богослужения, 3 архиерейских и 4 священнических хиротонии.

140 клириков г. Москвы за прошедший год удостоены Нами различных Патриарших наград.

Богослужения, как и в прежние годы, совершались Нами, в основном, в храмах г. Москвы и ставропигиальных монастырях, а также в храмах и обителях Нижегородской епархии, Эстонии, Московской области, которые Мы посетили в текущем году.

 

Основной обязанностью Предстоятеля Церкви является забота об управлении Церковью, забота о том, чтобы приходы и монастыри могли жить полноценной церковной жизнью, чтобы их духовные потребности удовлетворялись в полной мере. И Мы делаем для этого все от Нас зависящее.

По милости Божией еще один год Церковь пережила в мире и спокойствии. Церковная жизнь в уходящем году не изобиловала резкими всплесками, которые наблюдались 10—15 лет тому назад. Сохранялось внутреннее церковное единство, все более благоукрашались и возвращались к своему изначальному состоянию порушенные храмы и монастыри, строились новые, несмотря на тяжелое экономическое положение. Это не может не радовать Нас. Однако, есть многое, что озадачивает и печалит Нас.

О проблемах и задачах

пастырского служения

Москва — особый регион России. Совершать свое служение в первопрестольном граде ответственно и трудно. Здесь располагаются структуры государственной власти, здесь собираются и распределяются денежные потоки, здесь научный и культурный центр нашей страны, и здесь же процветают различные пороки, здесь совершается наибольшее число преступлений, здесь больше всего беспризорных детей и бездомных, сюда стекается и доброе, и злое.

Ритм жизни в таком мегаполисе чрезмерно напряженный. Все бегут, торопятся, боятся не успеть. Этот ритм делает человека раздражительным, неприветливым, грубым. Некогда задуматься о смысле жизни, вспомнить о вечности, о Боге. С головой погруженный в суету сует, человек и не представляет себе, как радостно жить, когда душа мирна и покойна. Священнослужитель должен уметь не подчиняться этому бесчеловечному, неестественному ритму. Его душа должна быть всегда обращена к Богу, и в общении с Ним он должен черпать любовь, радость, мир и покой.

Жизнь каждого прихода должна быть устроена так, чтобы человек, может быть впервые пришедший в храм, попадал в особую атмосферу духовного мира, любви. Достигается это не только искусным и богатым украшением храма, но главное — подвигом молитвы и самоотвержения.

Истовое совершение богослужений, в особенности Божественной литургии, усердная домашняя молитва, всегдашняя память о Боге — помогают пастырю и его прихожанам в суете столичной жизни не только сохранять, но и приумножать благодатный духовный мир.

Обязанность пастыря — сделать так, чтобы этот мир был явлен всем, кто окружает его, соприкасается с ним. Приход — это не светское учреждение или коммерческое предприятие, и настоятель — не директор и не начальник в современном понимании этого слова. Главное для него — не управление внешней деятельностью приходящего в храм человека, а сам человек, устремления его сердца, его боль, его вера или сомнение. Священнослужитель должен служить Богу, и в Боге — каждому приходящему в храм человеку, чтобы мы были тем, чем и должны быть — дружной духовной семьей, церковной общиной. Но для того чтобы объединить вокруг себя эту дружную семью, священнослужитель по своему нравственному, образовательному и духовному уровню должен быть выше своих прихожан.

Забота об этом понуждает Нас проявлять особое внимание духовно-нравственному состоянию клира стольного града Москвы и Церкви в целом.

 

В начале 90-х годов прошлого века, когда на смену советской власти пришла свобода и государство в массовом порядке стало возвращать Церкви порушенные храмы, мы не были, да и не могли быть готовы к этому. Система духовного образования тоже была разрушена, и остававшиеся на территории СНГ три духовных семинарии и две академии не могли покрыть своими выпускниками даже естественную убыль священников, а о своевременной подготовке духовенства для вновь открывавшихся храмов не могло быть и речи. В создавшейся критической обстановке Церкви пришлось пойти на крайнюю меру, сравнимую с экстренной мобилизацией мирного населения во время войны: рукополагать людей мало подготовленных в надежде, что они на ходу овладеют навыками священнического служения, как это было в послевоенные годы, когда также рукополагали многих без духовного образования. Но разница в том, что те лица старались компенсировать недостаток своего образования восприятием духовного опыта и древних церковных традиций от старших священнослужителей, дореволюционного рукоположения, к тому же прошедших горнило многих тяжелейших испытаний.

В нынешнее же время многие вновь рукоположенные священники служат по одному во вновь возрожденных или строящихся храмах и не всегда имеют возможность перенять опыт старых священнослужителей, к тому же многие и сами не стремятся к этому. В результате средний духовный, образовательный и даже нравственный уровень духовенства катастрофически понизился. То и дело мы получаем сообщения о канонических нарушениях среди духовенства, многие поражают своей невоспитанностью, неумением служить, отсутствием чувства церковной красоты, своим подчеркнутым стремлением к земным благам, забывая, что священник должен быть бескорыстным, устремленным к небу, а не к земле. И уже не приходится удивляться тому, что многие молодые священники совсем малосведущи в учении Церкви, не знают достаточно ни догматического учения Православной Церкви, ни ее истории, ни святоотеческого духовного наследия. Многие пастыри по своему образовательному и культурному уровню оказываются значительно ниже своих прихожан.

В наше время информационной революции, когда в стране учатся 40 млн. человек, причем очень многие стремятся получить высшее образование, такая ситуация ведет к потере понимания, общего языка. Совершенно очевидно, что люди, приобщившиеся к культуре, не пойдут к ограниченному, «дремучему» священнику. А если он еще много думает о своем обогащении или живет безнравственной с евангельской точки зрения жизнью, то он будет только отталкивать людей от Церкви. Те, кто изголодался духовно за долгие годы гонения, кто нравственно и духовно искалечен безбожием, приходят в Церковь, чтобы найти святость, осмысленную веру в абсолютное Добро и вечную Истину, самоотверженное служение Богу и людям. Обнаруживая в храме невежество, грубость, бестактность, равнодушие к проблемам современного мира, обскурантистское превозношение над образованностью и ученостью, присущие столь многим священникам и монахам, люди уходят из Церкви, идут в другие места искать ответа на свои вопросы.

В наши дни также, как и всегда, с удивительной силой звучат слова Господа Иисуса Христа: «Аз eсмь пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за oвцы. А наемник, иже несть пастырь, eмуже не суть oвцы своя, видит волка грядуща, и оставляет oвцы, и бегает. И волк расхитит их, и распудит oвцы. А наемник бежит, яко наемник eсть, и нерадит о oвцах» (Ин. 10, 11—13). От того, есть ли у Церкви добрые пастыри, всегда зависела и жизнь народа, и его будущее. Есть ли у нас теперь добрые пастыри? Слава Богу, есть! Но и наемники есть, и теперь их стало едва ли не больше, чем в прежнее время, так как раньше их отсеивало гонение на Церковь. Поневоле возникает проблема, где находить и как воспитывать добрых пастырей.

Конечно же, для этого необходима хорошо организованная, эффективная система православного образования, которая могла бы дать нам не только пастырей, но и православных ученых, деятелей искусства, писателей и журналистов, сотрудников администрации, людей, способных создавать православные семьи и воспитывать новое поколение православных граждан нашей страны.

Сегодня, когда российское общество переживает время значительных перемен, перед Церковью открываются большие возможности в несении Благой Вести. Церковь не может не принимать участие в формировании российского общества. Но для этого Церкви нужны сегодня высококультурные, эрудированные служители, которые будут в состоянии вести диалог с обществом, смогут ориентироваться в общественных процессах и активно влиять на них. Для этого нужно, чтобы они не просто соответствовали современному уровню образования и культуры, а превосходили его.

Убежденность в том, что эффективность исполнения Церковью врученной ей Богом миссии напрямую зависит от состояния церковного образования, подвигла нас к началу реформы Духовной школы, осуществление которой поручено Учебному комитету при Священном Синоде.

Реформа потребовалась не потому, что изменились задачи духовного образования, они остались прежними — готовить достойных священнослужителей. Реформа вызвана тем, что принципиально изменилась историческая ситуация, в которой сегодня Церковь призвана нести свидетельство и служение миру, осуществлять свою спасительную миссию. Это означает, что будущим пастырям Церкви необходимо дать такой уровень образования, который будет соответствовать нуждам и задачам Церкви в данный исторический момент ее земного бытия.

Завершившийся 2002/2003 учебный год стал важным этапом в развитии реформы духовного образования. Состоялся первый выпуск в семинариях, перешедших на пятилетний срок обучения.

Разумеется, пока мы еще не можем судить о том, в какой мере осуществлены задачи, поставленные в концепции реформы Духовной школы. Но даже первые результаты реформы весьма и весьма обнадеживают. Уровень подготовленности выпускников семинарий как по церковно-богословским предметам, так и по дисциплинам общегуманитарного цикла стал существенно выше. Особенно ясно это показали вступительные экзамены в духовные академии: в этом году выпускники семинарий, перешедших на пятилетний срок обучения. показали значительно лучшие результаты, чем выпускники четырехлетних семинарий.

Конечно, само знание может быть лжеименным, может надмевать духовно неподготовленного человека, но известно, что многие замечательные ученые-христиане говорили о том, что малое знание уводит от Бога, а большое знание приводит к Богу. Недаром Православная Церковь чтит вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Григория Паламу и многих других, стоявших на вершинах современной им образованности и культуры и сумевших отстоять Православие в жестоких схватках с многочисленными ересями и искажениями подлинного христианского учения. Каждый служитель алтаря должен всегда помнить завет первоверховного апостола Петра: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3, 15). Это значит, что всякий священник, более чем какой-либо другой христианин, должен постоянно трудиться над своим образованием и пополнять свой духовный багаж, повышать свои знания сообразно запросам времени. Нужно быть начитанным в духовной литературе, знать древних святых отцов и близких к нам по времени замечательных русских духовных писателей, святителей, старцев, оставивших нам великие духовные сокровища. Нужно знать об основных достижениях современной церковно-исторической, догматической науки, библеистики, литургического богословия.

Каждый священник обязан уметь объяснить смысл Божественной литургии и Таинств церковных доходчиво, с нужной глубиной. Горе тому, кто священническое служение, имеющее целью приводить людей к Богу и научать их благодатной церковной жизни, сводит к формальному требоисполнению. Каждое Таинство — это великое чудо облагодатствования человека, и оно должно совершаться с глубокой верой и благоговением. Священник — не маг, не кудесник. Совершая свое церковное служение, он должен всеми силами стремиться к тому, чтобы сделать его понятным для прихожан, научить их участвовать в общем служении. В первую очередь этому способствует собственная молитвенная настроенность священнослужителя, а также катехизаторская работа в церковно-приходской школе и всегдашняя проповедь — как словом, так и примером собственной жизни.

Все люди имеют свои слабости и недостатки, но страшно видеть, как черствеет сердце того, кто Самим Христом призван «в величайшую степень священства», кому Господь доверил Свое церковное стадо. Страшно, когда священник, как бы забывая Христа, на первое место ставит свое «я», начинает приводить людей не ко Христу, а к себе. Поистине, это маленький антихрист, покусившийся стать «вместо Христа». Именно этот соблазн производит разных лжестарцев, и особенно младостарцев, дерзко усваивающих себе власть над пасомыми, не имея на это духовных оснований.

Чаще всего именно они отлучают вновь пришедших в храм в поисках Бога людей от св. Причащения на год, три или более, что не сообразуется с евангельским учением. Вместо терпеливого объяснения и продолжительной духовной работы с пришедшим человеком, следуют прещения, которые непонятны духовно неокрепшим людям. И нередко, в отчаянии или разочаровании, они покидают Церковь.

Разумеется, существуют правила подготовки к св. Таинствам, к причащению Святых Христовых Таин. Но прежде чем требовать их исполнения от прихожан, священник должен терпеливо обучить приходящих к Церкви, а не возлагать поспешно бремена неудобоносимые. Исполнение любых церковных правил должно применяться с рассуждением и учитывать духовный уровень развития человека, пол, возраст, семейное положение, состояние здоровья, сиюминутное самочувствие, образовательный ценз, степень воцерковленности. Забываются слова Христа Спасителя «И приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6, 37). Священник не билетер-контролер, от которого зависит «пропуск» к Таинству, а добрый пастырь, готовый жизнью своей рисковать ради всех желающих приобщиться Христу. Когда пастырь проявляет излишнюю строгость, особенно в отношении человека, впервые стоящего перед ним, он прямо уподобляется тем евангельским персонажам, о которых Господь сказал: «Горе вам!». Православный священник должен призывать, увещевать, учить, помогать, а «не держать и не пускать»! Народ страдает, недоедает, мерзнет, порой в регионах сидит без электричества, не в состоянии купить себе элементарного лекарства, а приходит в храм — его встречают люди, не знающие любви: там не стой, тут не проходи, не так одет. «На всенощной был?» — спрашивают. А он знает, что такое «всенощная»? Разве это по-христиански, по правилам церковным? Пришел человек, он — достояние Божие, а не твое, вот и распорядись с этим достоянием так, как достойно: с любовью и благоговением.

Священник, по дару благодати священства являющий собой образ Христа, должен помнить, что каждого пришедшего в храм человека позвал Сам Христос, и с каждым он обязан найти личный контакт. Человек — это целый мир, это драгоценное творение Божие, за которое Христос принял крестные страдания и смерть. «Тако несть воля пред Отцем вашим Небесным, да погибнет един от малых сих» (Мф. 18, 14).

Можно и исповедь, и саму Божественную литургию превратить во что-то далекое, холодное, недоступное пониманию и сердечному восприятию прихожан, когда деятельность пастыря не одухотворяется горячей верой, молитвой, жертвенной любовью к Богу и человеку. И беседы, и молитвы такого священника не только не «хватают за сердце» и не влекут к покаянию и доброй жизни, но отталкивают людей от Церкви. Властолюбие, тщеславие, награды и стремление к быстрому продвижению по ступеням карьерной лестницы все более удаляют и его самого от Христа и Его Церкви. К таким священнослужителям применимы слова Христа Спасителя «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк. 9, 42).

Духовное руководство — это не манипулирование сознанием людей, а власть, данная священнику Духом Святым, власть любви, а не духовного насилия. И авторитет священства обеспечивается не силой, не внешним, но будет светиться во взоре священника. Если он всегда будет устремляться на помощь страждущим, забывая себя и свои земные выгоды и интересы, то и Господь будет видимо содействовать ему, творя через него Свои чудеса.

Скромный, бескорыстный, кроткий и смиренный, исполненный любви и сострадания пастырь приводит ко Христу тысячи людей. Напротив, священник, сосредоточенный на своих личных интересах, алчный, сребролюбивый не может сострадать и утешать страждущих, он отталкивает их от Христа, компрометирует Церковь и саму христианскую веру. Пастырь добрый не может спокойно смотреть, как растлевает детей окружающая нас атмосфера греха и зла. Он постарается создать для детей и молодежи оазис, свой православный мир, который будет притягивать их к себе своей любовью и красотой. В то же время он не забудет и людей одиноких, обездоленных и больных. Они особо нуждаются в помощи Церкви в наше непростое время.

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(385) июнь 2008



№ 13-14(386-387) июль 2008




№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 17(390) сентябрь 2008




№ 18(391) октябрь 2008




№ 20 (393) октябрь 2008




№ 21 (394) ноябрь 2008




















№ 20 (393) октябрь 2008







 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008