№ 19(344)октябрь / Искусство

Следующая статья...»

Церковные ювелиры из Софийского храма

Для каждого православного человека нательный крест имеет особое значение. Это не украшение — это свидетельство нашей веры. С возрождением православия в России стало возрождаться и церковное искусство, в том числе ювелирное искусство литья нательных крестиков и образков. На вопросы корреспондента «ЦВ» отвечает генеральный директор ООО «Софийская набережная» Елена Зверева.
— Елена Спартаковна, расскажите, пожалуйста, как была создана ваша мастерская?
— Наша мастерская была создана в 2000 году по благословению Патриарха при храме Софии, Премудрости Божией, в Средних Садовниках.
Дело в том, что большинство ювелирных мастерских не имеют ничего общего с Церковью. Я много ездила, бывала в самых разных ювелирных мастерских. Приходишь в мастерскую, а там сквернословят, сигаретный дым столбом, музыка ужасная...
Другая проблема — все друг у друга очень много переснимают. Образы переснимаются на плохом оборудовании, нет никакого почитания. Образ Пресвятой Богородицы и Спасителя уже нельзя даже назвать образами, лика просто не существует.
Все это натолкнуло нас на мысль организовать церковную ювелирную мастерскую.
— Каким путем вы пошли?
— Во-первых мы обратились в Государственный исторический музей, в запасниках которого хранится самая большая коллекция крестов не только в России, но и в мире. Мы хотели, чтобы музейные специалисты помогали нам учиться на том, что было сделано до нас. Мы написали письмо на имя директора музея А.И. Шкурко, и они с большой радостью согласились помочь. Они — наши первые кураторы. Кроме того, нам помогали профессор иконописи Вячеслав Борисович Низов, который учил наших мастеров канонам в иконописи, и ювелир-технолог Сергей Акимов. Сергей Акимов организовал при своей мастерской школу. Наш литейщик там учился. Они  никогда нам не отказывают — учат, как эмаль накладывать, как чернить, делятся другими технологиями. Сергей Акимов всегда открыт, а это очень редкое качество, потому что большинство людей говорят: «Это секрет, это тайна». А в мастерской Акимова считают: пусть другие тоже так делают, ведь все это — работа на православие, на Церковь, для людей.
— Расскажите, как работает ваша мастерская.
— Литейная техника довольно сложная, в ней много этапов. Сначала рисуется эскиз. Этим занимается наш главный художник Наталья Сажина. Эскизы передаются экспертам, консультантам, а потом технологам. Образы обычно режет сама Наташа с помощью бинокуляра. Особенно хорошо ей удаются образы Пресвятой Богородицы. Многие мастерские используют специальную машину, типа пантографа. Например, делают в компьютере в 3D нужное изображение, а потом этот образ с помощью сложной техники воспроизводится на форму. Но мы считаем, что это все равно как музыку писать на компьютере.
Наш художник режет образы вручную. После этого  эскиз отдается в работу модельеру, который делает модель из серебра. Дальше эта модель запекается в резину под большой температурой и под давлением. Когда модель вынимаешь, она отпечатывается в резине. Через желобок в формочку из резины заливается горячий воск, и таким образом получается модель из воска. Так они тиражируются. Затем из этих восковых образков делается «елочка». Эту елочку кладут в опоку — железный стакан с дырочками, заливают туда что-то вроде цемента и ставят в печку. Воск выплавляется, и в цементе оказываются пустоты. И вот в эти новые формочки из цемента заливается серебро, потом форму раскалывают, и получается елочка из серебра.
Раньше наша мастерская находилась в маленьком помещении за храмом. А сейчас мы сняли большое помещение в Мытищах — 600 квадратных метров, у нас человек 50 уже работает. Мы не брали ювелиров со стороны, потому что православных ювелиров очень мало. Я кинула клич, но не смогла их найти. Поэтому мы решили готовить будущих мастеров из наших прихожан. Я приглашала ребят из нашей общины, предлагала им что-нибудь нарисовать и смотрела, умеют ли они что-то делать руками. Сегодня в мастерской работают наши ребята, которые за эти годы стали настоящими специалистами.
Приходили к нам и люди со стороны, причем всегда удивительно вовремя. Например, у нас возникала необходимость в том или ином специалисте, и мы ломали голову, где его взять. Тут приходил человек, который оказывался очень хорошим специалистом. Наверное, так Господь благословляет и помогает.
Руководит всем нашим производством Алексей Борисович Алексеев. Он тоже не профессиональный ювелир, зато очень хороший инженер. В особо трудных случаях он может придумать для ювелиров какие-то специальные оснастки, так что у нас теперь есть и свои «ноу-хау».
— В каком режиме работает православная мастерская?
— В девять утра, перед началом работы — утренняя молитва. До утренней молитвы первые, кто приходят в мастерскую, берут свое кадило и по всем комнатам кадят ладаном. Перед каждым ювелирным столом — иконы, в каждой комнате — красный угол. В каждой комнате есть магнитофон, и мастера слушают либо какие-то поучения, либо евангельские чтения. Заканчивается работа общей вечерней молитвой. По праздникам мы не работаем.
— С каким металлом вы работаете?
— У нас очень хорошая литейная установка, но работаем мы только с серебром и некоторые части изделий покрываем позолотой. Получить такие образы, которые мы режем вручную, в золоте нельзя. Такой образ — как картина, в нем можно серебро как-то отцветить. И вот мы делаем серебро с позолотой.
— Как отличить хорошее литье от плохого?
— Вырезанный художником образ в принципе легко украсть — достаточно прикрепить к летнику еще один желобок. Это как делать на ксероксе. Если ты начнешь ксерокопировать, то каждая новая копия получается хуже предыдущей. Конечно, первый экземпляр у тех, кто вырезает вручную, самый лучший.
Бывают, наши изделия подделывают, но по качеству эти вещи очень плохие. Поэтому конкурентами нам они не являются.
— Чего вам удалось достичь за шесть лет работы?
— Наше сотрудничество с Государственным Историческим музеем увенчалось тем, что нашу коллекцию взяли в музей.
Сегодня многие известные ювелиры в своей работе старательно воспроизводят то, что было раньше, работают «по мотивам», хотя и с использованием новой техники.
Наши ребята пошли другим путем. У каждой исторической эпохи есть свой стиль. Рассматривая старинные кресты, мы видим — это XIV век, это XVI, это XIX. Люди же не просто так что-то делают. Мы живем в эпоху возрождения и нового открытия православия в России. На нашей эпохе лежит след страшных гонений на Церковь в XX веке, и мы сделали крест, посвященный Новомученикам и исповедникам Российским. Эти кресты напоминают о тех березовых крестах, которые ставили на могилках наших подвижников.
Мы хотим участвовать в создании современного церковного искусства и принимаем участие как в общецерковных выставках, так и в специализированных ювелирных. Мы заняли первое место в номинации «Ювелирные предметы религиозного культа» на самой престижной профессиональной выставке России — Московской международной ювелирной и часовой выставке «Ювелир — 2006», а также получили ювелирный «Оскар» в номинации «За сохранение классических традиций национального искусства» за коллекцию крестов.
— Где можно приобрести изделия ваших мастеров?
— У нас более 20 торговых точек по Москве, а также отдел в ювелирном магазине, где мы продаем наши изделия. У нас есть оптовый отдел, куда мы всех приглашаем.
Наши изделия с удовольствием берут ювелирные магазины, приходят к нам люди и из других храмов. Наша мастерская учреждена при храме, и вся прибыль идет строго на реставрацию храма. Мы не работаем на себя, это не является нашим бизнесом, это наша лепта храму.
По закону на всех серебряных и золотых ювелирных изделиях должна стоять государственная проба. Раньше многие мастерские работали с фальшивыми пробами. Покупатели наших изделий знают, что могут купить у нас настоящие, пробированные ювелирные произведения, хотя и чуть подороже, чем «левые» изделия, которые продаются в других местах. Церковь не может обманывать. Мы совершенно уверены в том, что мы работаем честно.
— Какие творческие замыслы ваши мастера планируют реализовать в ближайшем будущем?
— Нам очень хочется попробовать поработать с золотом, оно пользуется большим спросом, но поскольку образы на золоте делать невозможно, мы, скорее всего, будем работать с крестами или будем привлекать еще какие-то материалы, например, финифть.
Каталог наших изделий постоянно пополняется. Скоро появится новая серия именных образов. Очень многие женщины спрашивают, есть ли у нас икона Божией Матери «Млекопитательница». Как раз сейчас наш художник работает над этим образом.
Беседовала Мария Виноградова

Следующая статья...»

№ 8 (357) апрель 2007


№ 9 (358) май 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 17(366) сентябрь 2007


№ 18(367) сентябрь 2007


№ 19(368) октябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 6(379) март 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 10 (383) май 2008


№ 11(384) июнь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 18(391) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 9 (382) май 2008




№ 6(379) март 2008


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 24(373) декабрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007





№ 9 (358) май 2007


№ 8 (357) апрель 2007


№ 22 (347) ноябрь


№ 19(344)октябрь


№ 3 (328) февраль 2006


№ 24(325) декабрь 2005




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008