№ 23(372) декабрь 2007 / Выставки и конференции

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

V Международная богословская конференция Русской Православной Церкви «Православное учение о церковных таинствах»

— Виктор Маркович, расскажите о ваших впечатлениях от конференции.

— Секций было много, и на всех я просто физически не мог присутствовать. Поэтому впечатления у меня выборочные. Конференция очень хорошо организована, было большое количество интересных докладов. Сюда приехало много ведущих специалистов в целом ряде областей, в том числе литургике, экклезиологии. Такое собрание всегда исключительно полезно и дает стимул для дальнейших исследований.

Эта конференция соединяет церковную науку со светской. Мне, как светскому участнику, было приятно внести свой вклад в возрождение церковной науки, которое сейчас происходит.

— А есть ли принципиальная разница между церковной и светской наукой?

— Никакой разницы между церковной и светской наукой нет. Наука одна. Есть светские институции, есть духовные институции. Там работают разные люди. И их взаимодействие — очень положительный факт.

— Но академики пишут письма...

— Это сложная тема. К науке это никакого отношения не имеет. Здесь, мне кажется, есть разные сложности, связанные с процессом вписывания Церкви в государство после конца советской власти. И какие-то вещи справедливо напугали моих коллег-академиков. Но их аргументы очень слабые. Не хочется никого обижать, но порой они просто глуповатые. Убеждать людей в том, что наука делается атеистами — это просто неправда. Даже их так называемая «точная» наука физика, и та не делается атеистами. И Ньютон, от которого современная физика так или иначе пошла, был верующим человеком и занимался, помимо своей физики, очень странным, но богословием. Так что эта часть их аргументации производит удручающее впечатление.

— То есть, вы считаете, что вера не противоречит науке?

— Конечно, не противоречит. С какой бы стати она могла бы противоречить! Ну да, они выросли в советском атеистическом обществе,  Теперь они связывают свой научный рост, свои научные достижения с тем, что у них было при советской власти. Бог им судья. В конце концов, они старые люди.

— Насколько тема конференции, связанная с изучением церковных таинств, сейчас актуальна с точки зрения богословия как науки?

— Это важная область богословия. Сакраментологией занимаются много столетий. Само понятие таинств складывалось постепенно. У восточных славян оно — в четком виде, с выделением семи таинств, — появляется лишь в XVII веке на Украине. До этого для православных такого резкого противопоставления между таинством и обрядом не существовало. Есть расхождения в писаниях разных Святых Отцов относительно того, что считать таинством, а что нет. И это очень важная тема. Потому что Церковь не мыслима без таинств, таинства — это те пути, которыми благодать приходит к людям. И поэтому это одна из важнейших областей, связанных и с антропологией, и с христологией. 

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 19(368) октябрь 2007


№ 20(369) октябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007



№ 22(371) ноябрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


V Международная богословская конференция Русской Православной Церкви «Православное учение о церковных таинствах»


№ 1-2(374-375) январь 2008




№ 3(376) февраль 2008



№ 4(377) февраль 2008




№ 6(379) март 2008


№ 13-14(386-387) июль 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 24(349) декабрь




№ 20(345)октябрь


№ 11 (312) июнь 2005


№ 3 (304) февраль 2005


№ 8 (285) апрель 2004



№ 23(276) декабрь 2003



№ 20(273) октябрь 2003


№ 19(272) октябрь 2003








№ 23 (252) декабрь 2002 года.





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008