№ 8 (261) Апрель 2003 г. / Патриарх

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к клиру и приходским советам храмов г. Москвы на Епархиальном собрании.

 

О социальном служении

В годы советской власти Русская Православная Церковь была насильственно отторгнута от участия в решении социальных проблем, от воспитания детей (в первую очередь сирот, заботу о которых взяло на себя государство), от благотворительной помощи нуждающимся. Государство запретило Церкви заниматься благотворительностью, социальным служением, которое с апостольских времен являлось второй важнейшей, после совершения богослужений, стороной христианской жизни.

Вот уже почти пятнадцать лет Церковь свободна. Что удалось нам сделать в сфере церковного социального служения за это время? С какими делами милосердия вступили мы в XXI век? К сожалению, приходится констатировать: социальное служение Московской епархии остается количественно и качественно на недостаточном, низком уровне. Все мы знаем, что Святая Церковь созидается не только через веру, через возвещение Божественного слова, но и через конкретные добрые дела, без которых вера мертва (Иак. 2, 17). Дела или подтверждают истину слов или опровергают их: “Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих” (Иак. 2, 18). Программа социального служения ближним ясно начертана в Святом Евангелии в известных словах Спасителя: “Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал и вы напоили Меня; был странником и вы приняли Меня; был наг и вы одели Меня; был болен и вы посетили Меня; в темнице был и вы пришли ко Мне... Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне” (Мф. 25, 35—36, 40).

По Нашему благословению, Епархиальная комиссия по церковному социальному служению разослала по приходам Москвы анкету, ответы на которую должны были помочь нам увидеть, в какой степени в столице возродились православные традиции милосердия. Настоятелям московских храмов и монастырей было разослано 208 анкет, на них получено 144 ответа. Полученные данные внушали некоторый оптимизм.

Однако проведенная сотрудниками комиссии выборочная проверка на местах (в 50% опрошенных приходов) показала, что в реальности социальная деятельность приходов не так обширна, как следует из анкет.

В большинстве приходов нет почти никакой социальной работы или она ведется неорганизованно, эпизодически, людьми пенсионного возраста. Молодежь к этой работе не привлекается.

Очень мало священнослужителей, готовых участвовать в социальных проектах, возглавлять эту работу, воодушевлять прихожан словом и своим собственным примером.

Во многих анкетах говорится об окормлении больниц. Однако при проверке выяснилось, что зачастую имеется в виду лишь то, что священники не отказываются прийти в больницу по просьбе родственников или пациентов причастить или окрестить тяжело больных. Наверное, некоторые священники считают это чем-то выдающимся и поэтому особенно отмечают в анкетах то, что вообще-то является долгом и нормой.

Хотелось бы напомнить, что окормлением больницы называется ее регулярное посещение, ежегодное поздравление больных и персонала с Рождеством и Пасхой, организация при больнице группы добровольцев, миссионерская работа, проведение бесед с больными.

К слову сказать, есть и такие священнослужители, которые отказываются пойти к умирающему или тяжело больному на дом или в больницу. Должен предупредить, что к таким лжепастырям будут применяться самые строгие меры прещения. Часто работники храма, сторожа, свечницы “прячут” батюшку, не пускают к нему родственников больных. “У батюшки сегодня и так много треб”, “батюшка плохо себя чувствует”, “батюшка один, все в отпуске, он очень сегодня устал” — эти и другие отговорки соединяются с предложением обратиться в соседний храм. Нам стало известно о случае, когда лишь в третьем храме священник согласился пойти на дом к тяжело больной, но его прихода она не дождалась — умерла.

Я считаю, что за организацию подобной мнимой “заботы” о своем батюшке, которая является не милосердием, а жестокосердием по отношению к нуждающимся, должны отвечать настоятели. Я прошу настоятелей и благочинных обо всех подобных случаях незамедлительно подавать рапорт на Наше имя. И Мы будем принимать самые строгие меры.

Неужели забыли пастыри, уклоняющиеся от своего священного долга, что при необходимости напутствия умирающего священник должен остановить даже совершение Литургии и поспешить со Святыми Дарами на дом или в больницу? Только после Великого входа не прерывается служение Евхаристии и больной оставляется на волю Божию, но по совершении Литургии, если страждущий еще жив, священник должен незамедлительно отправиться к нему.

Нерадивый пастырь совершает смертный грех, если по его вине больной умирает не причащенным. За это преступление, по определению Духовной консистории, следует отрешать от священнического места и определять в причетники до раскаяния и исправления. Прихожане, не известившие священника о больном, должны отлучаться от причастия на более или менее длительный срок, смотря по обстоятельствам и нравственному их состоянию (Книга о должниках, 116).

Подобное нерадение наблюдается в тюрьмах и СИЗО, где в настоящее время пастырскую работу проводят единичные священники. Это сложная и трудная работа, потому что приходится иметь дело с искалеченными грехом, преступлением душами, часто — с раздвоенными, ожесточенными или сломленными личностями. Но все же у большинства заключенных есть искреннее осознание своей вины, есть стремление искупить свое преступление, есть желание исправиться и вернуться в нормальное общество, к здоровому и полезному образу жизни. В местах заключения у многих осужденных появляется религиозное чувство, и они обретают веру. Не случайно многие заключенные просят дать им библию, молитвословы, они своими силами строят часовни, пишут иконы, мастерят церковную утварь.

Кто им поможет, кто утешит, ободрит, кто наставит на путь истинный, если не православный пастырь? А мы часто равнодушно проходим мимо этой проблемы, отталкивая тем самым людей от Церкви, оставляя их на произвол темных злых сил. “Господи, когда мы видели Тебя... в темнице, и не послужили Тебе” (Мф. 25, 44).

Памятуя об этом, Епархиальный совет, по Нашему указанию, принял решение о назначении на данное служение священнослужителей со всех благочиний г. Москвы поочередно.

Остро стоит проблема с бездомными, с беженцами, с бесприютными детьми. Часто это люди, обиженные обществом, безработные, выброшенные или ушедшие из семьи, люди одинокие, которые чувствуют себя никому не нужными, изгоями. И неужели этим несчастным людям ждать “милосердных самарян”, а наши “левиты и священники” пройдут мимо них? Не будем забывать, что Сам Господь наш Иисус Христос не имел на земле пристанища, “где приклонить голову” (Мф. 8, 20), не будем забывать и слов Апостолов: “Ревнуйте о странноприимстве” (Рим. 12, 13), “страннолюбия не забывайте” (Евр. 13, 1). “будьте страннолюбивы друг ко другу” (I Пет. 4, 9). Принять под свой церковный кров, обогреть, накормить, одеть — наша первейшая христианская обязанность. Где есть хотя бы малейшая материальная возможность, надо строить пусть даже небольшие странноприимные дома, приюты. На Руси это исстари считалось богоугодным, святым делом, на которое не жалели ни сил, ни денег. А мы, нынешнее поколение христиан, спросим себя: много ли среди нас Анастасий Узорешительниц, Зотиков Сиротпитателей, Сампсонов Странноприимцев, Филаретов и Иоаннов Милостивых?

Несколько лучше обстоят дела с медицинской патронажной помощью, с духовным окормлением домов престарелых, посещением больных, с частной приходской помощью малоимущим. Во многих храмах этому уделяют внимание, назначены ответственные лица по уходу за больными, престарелыми прихожанами. Среди прихожан, родителей учащихся церковно-приходских воскресных школ есть врачи, люди со средним медицинским образованием — фельдшеры, медсестры, которые бескорыстно и своевременно оказывают профессиональную медицинскую помощь заболевшим прихожанам. Но нашей заботой и попечением охвачена лишь очень небольшая часть этого огромного поля человеческих страданий и переживаний. “Жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою” (Мф. 9, 37—38).

Трудиться на данном поприще для христианина почетно, хотя, при должном отношении, трудностей здесь очень много. Недостаток средств, отсутствие помещений, незнание утраченных традиций, неумение из-за разобщенности реализовывать социальные проекты на межприходском и епархиальном

уровне, отсутствие воспитанных в духе милосердия прихожан — эти и другие причины делают нелегким служение любви.

Но если в этом направлении на приходе или в монастыре не делается ничего — этого оправдать нельзя. Состав Комиссии по церковной социальной деятельности значительно расширен, в нее введены представители от каждого благочиния. Надеюсь, что среди вас найдется много делателей на этой ниве. Государство сейчас открыто к сотрудничеству в этой сфере. Социальные проблемы умножились, и Мы убеждены, что большинство из них могут быть успешно решены с помощью Церкви. В Москве всего около 300 социальных и медицинских учреждений, в том числе 128 больниц, 27 детских домов, 22 дома ребенка, 118 центров социального обслуживания. Руководство большинства из них пока готово к сотрудничеству с Русской Православной Церковью. Мы говорим “пока”, потому что во все эти учреждения стремятся попасть представители других конфессий и сектанты. Если мы будем медлить, они займут наше место.

Поэтому жизненно необходимым видится в самое ближайшее время:

— завершить создание информационной карты о социальной деятельности в Москве;

— наладить координацию социального служения на уровне благочиний;

— собрать расширенное заседание участников церковной социальной деятельности для определения объема той помощи, которую Церковь сможет оказать государственным социальным и медицинским учреждениям и нуждающимся людям;

— сформировать подкомиссии по следующим направлениям социальной деятельности с привлечением активных мирян: 1) по служению больным и инвалидам; 2) по работе с детьми, оставшимися без попечения родителей; 3) по работе с бездомными беженцами и переселенцами; 4) по работе с заключенными; 5) по работе с наркоманами и страдающими алкоголизмом; 6) по служению нуждающимся и престарелым; 7) по оказанию помощи ушедшим на покой священнослужителям и семьям почивших священнослужителей.

Мы проверяем финансовую сторону деятельности приходов, но Мы готовы проверить и готовность клира того или иного храма к свидетельству словом и делом о своем христианском уповании и вере, тем даром, который каждый получил от Бога, и которым созидается полнота церковная. Среди даров Божиих нет первых и последних, хотя они и различны, но все равны по достоинству, ибо все должны быть проникнуты единым духом любви и милосердия: “Дары различны, но Дух один и тот же” (1 Кор. 12, 4), то есть один Святой Дух.

Как в гражданском обществе избранные должностные лица должны исполнять волю избирателей, так и в Церкви мы должны исполнять святую волю избравшего и поставившего нас Святого Духа. Но нередко мы видим не только уклонение от порученного нам Святой Церковью дела, но встречаемся с лукавой подменой служения Святому Духу служением самому себе, часто прикрытым фарисейской словесной атрибутикой и внешней благопристойностью.

В данной вам форме годового отчета Нами заданы новые вопросы о социальной деятельности. Думаю, что, в свете вышесказанного, понятно, почему потребовалась новая, более подробная форма в этой части анкеты.

Мы просим настоятелей храмов и наместников монастырей честно и правдиво отвечать на вопросы. Никаких прещений за то, что на приходе нет благотворительной столовой для бомжей или своей богадельни, не предвидится. Но не забывайте, что, кроме ежегодного отчета в Патриархию, всем нам придется давать отчет на Страшном Суде Божием.

XX век страшен своим немилосердием. И сейчас мы видим, как умножается зло вокруг нас: теракты, насилие, ложь, коррупция, плотская нечистота, культ денег, злоба и себялюбие. В этом мраке греха особенно важно свидетельство о любви Божией, свидетельство делами любви. Один афонский старец недавно сказал, что мир устал от слов. Сейчас нужны не слова, а дела, свидетельствующие о вере, в том числе дела милосердия. Эти дела должны стать проповедью без слов, проповедью более убедительной и действенной.

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(385) июнь 2008


№ 13-14(386-387) июль 2008





№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 18(391) октябрь 2008







№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008




№ 1-2 (350-351) январь 2007




№ 8 (261) Апрель 2003 г.



№ 5 (258) Март 2003 г.


№ 3 (256) февраль 2003 года.




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008