№ 3 (280) январь 2004 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Православные СМИ

Александр Щипков, председатель Методического совета по освещению религиозной тематики в СМИ при Министерстве по делам печати:

Я много лет работал в светских СМИ, и при этом у меня довольно большой опыт церковной жизни — в Церковь я пришел 31 год тому назад. Я хорошо помню церковную жизнь в годы гонений. Помню, как мы добывали по крупицам информацию в редких церковных изданиях, как искали ее и распространяли в самиздате. Церковной журналистики в то время практически не существовало. И когда шлюзы открылись, мы оказались в водовороте медийной индустрии. С одной стороны — свобода слова, с другой — жесткие законы бизнеса.

Православная журналистика стала развиваться по двум направлениям — церковному и светскому. Я принимал участие в светском направлении и, по мере сил, способствовал его развитию. За это меня порой критиковали коллеги, трудившиеся в церковных изданиях. Они считали, что вне церковной ограды нельзя правильно говорить о Церкви, что светский мир враждебен.

Но я убежден: те православные, которые работают в церковных изданиях, и те православные, которые работают в светских изданиях, — не враги, они причащаются из одной Чаши. Наша общая задача — проанализировать и понять, что же представляет собой сегодня информационное поле, в котором мы работаем. Большие надежды я возлагаю на осенний Фестиваль православных СМИ. При правильной организации он может стать поворотным в развитии церковной журналистики.

Сегодня мы лишь пытаемся очертить предварительный круг проблем. В светских изданиях религия как тема далеко уступает политике, экономике и спорту. Здоровый образ жизни и туризм  представлены в современных СМИ гораздо подробнее, чем религия. В прайм-тайме телеэфира нет религиозных программ. И это понятно: религия, точнее информация о религиозной жизни, сегодня — «плохой товар» с точки зрения потребительских интересов телезрителей и читателей массовых изданий.  Следовательно, мы должны сделать этот «товар» привлекательным. Обращаю ваше внимание на то, что под «товаром» я подразумеваю не Церковь, не веру, а информацию. Информация о православии должна быть привлекательной и в каком-то смысле конкурировать с информацией о политике, экономике и т.д. Есть некоторые проблемы, связанные с получением информации о Церкви журналистами. Во многом это связано с взаимным непониманием и отсутствием соответствующей квалификации у журналистов. Но, если быть справедливыми, известна и закрытость официальных представителей Церкви, и отсутствие специально подготовленных для общения с прессой церковных работников и пресс-служб.

Возникает и проблема перевода нашего внутреннего церковного языка, который нам самим знаком и понятен, на язык, доступный понимаю широкого читателя. Мы должны научиться «переводить» себя для мира. И в этом, на мой взгляд, нет ничего опасного для Церкви. Собственно, масс-медиа и выполняют функцию посредника, медиатора, переводчика. СМИ транслируют информацию, передают ее от источника читателю. В процессе передачи происходит толкование, и это толкование зависит от нас с вами, от нашей квалификации, от нашего перевода. Мы должны «переводить» так, чтобы вкладывать интерпретацию, нужную Церкви и соответствующую ее самопониманию. Не учитывая специфику современной массовой коммуникации, Церковь не сможет использовать массовые медийные каналы в своих целях и в своих интересах.

Священник Александр Макаров, редактор журнала «Православная беседа»:

Думаю, все согласятся с тем, что Церковь на земле есть Церковь воинствующая, она всегда воинствует с грехом. Именно поэтому информационная политика Церкви может быть без натяжек названа информационной войной с врагом. И враг здесь — это собственно зло мира сего, не весь мир, но тот, который во зле лежит. Поэтому взаимоотношения церковных публицистов с миром — это чаще всего война или, по крайней мере, противостояние, полемика, дискуссия. Война может быть успешна только в том случае, когда боевые действия спланированы, тылы обеспечены, ничего спонтанного нет и быть не может. К сожалению, на мой взгляд, наша информационная политика чаще всего заключается в попытках одномоментно отреагировать на те нападки, которые делаются со стороны враждебного Церкви секулярного, либерального мира. Задача сотрудников церковных средств массовой информации или тех, кто в своей работе так или иначе связан с масс-медиа, в том числе и со светскими, — создавать положительный образ Церкви. Достаточно почитать некоторые издания, чтобы понять, что создается достаточно неприглядный образ. Как этому противостоять? Какую информационную политику надо вести с учетом сложившихся реалий? Ведь как чаще всего происходит: случается какое-то событие, и все срочно требуют интервью: Патриарха, владыки Кирилла или хотя бы протоиерея Всеволода Чаплина. Многие наши сотрудники сидят и сочиняют ответы на вопросы журналистов, которые потом редактируют и перерабатывают те, кто интервью подписывает. Это все попытки отстреляться, отбиться. Мне кажется, сегодня пора вести другую, спланированную политику: заранее готовить публикации, думать не о том, что мы напишем в связи с тем, что случилось вчера, а о том, какие темы нужно задать средствам массовой информации; не только откликаться на то, что уже опубликовано. Наступило время консолидированной информационной политики.

Я хочу отметить, и это очень важно, что говорю не как представитель ОВЦС, а как читатель и как редактор, я ведь еще и независимый журналист, сотрудник журнала «Православная беседа».

Мы должны формировать информационное пространство. Надо чаще встречаться, надо создавать специальный орган, координирующий церковные СМИ, если мы хотим поднимать журналистику на качественно новый уровень. Нужно, чтобы журналисты встречались с членами Синода, с другими руководителями, и определяли свою информационную программу на какое-то время.

Еще один важный момент — это так называемая «пятая колонна». Газеты типа «Русский вестник», «Русь православная» руководствуются соображениями, которые можно назвать только протестантскими. Что для них священноначалие, что для них Патриарх, Синод? Уж никак не авторитет. Для них главный авторитет — они сами, а это отнюдь не православная точка зрения. Она имеет право на существование, как его имеют, например, баптисты, только не надо называться православными СМИ. Вещи надо называть своими именами. 

Андрей Кирисенко, руководитель программы «Служу Отчизне» (Первый канал):

Некоторое время назад руководство первого канала решило, что необходима православная передача, потому что в стране происходит большая жизнь, о которой никто не знает. Меня пригласили делать эту программу, но вскоре сказали, что эта передача должна быть не только православной, но и военной, потому что якобы у этих двух тем одна аудитория. Я нашел формулу, в которой смыкаются православие и армия — патриотизм, сделал программу «Патриот» и показал пилотный выпуск. Меня похвалили, но программу в эфир не выпустили. Понадобился еще год, чтобы убедить руководство делать хотя бы военную передачу, чем я сейчас и занимаюсь. На втором канале у нас, кажется, вообще нет православных программ, на третьем выходит «Русский взгляд» — и это все.

Два года назад на Рождественских чтениях протоиереи Владимир Силовьев и Димитрий Смирнов заявили о необходимости создания православного телеканала при поддержке государства, так как большинство населения России считают себя православными. Либеральные СМИ тут же устроили переполох. И попытки требовать от государства православного телевидения сошли на нет, что очень обидно, потому что необходимость православного телевидения очевидна. Это же миллионы зрителей, какая широкая возможность для проповеди!

Но предположим, что нам дадут этот канал. Что мы должны показывать? Ведь православное телевидение должно формировать новую политическую элиту, новый культурный фонд, должно нести другую информацию, другое настроение.

Сегодня около 10% населения вообще не смотрят телевизор, потому что им неинтересно, телевидению нечего им предложить. А ведь это те люди, которые поднимают сегодня Россию — ученые, бизнесмены, врачи. Они хотят смотреть другие новости, другие программы. Православный канал, каким я его вижу, будет только на треть наполнен собственно православными передачами. А остальное время займут образовательные программы, которые несли бы христианский взгляд на историю, на литературу; художественные фильмы, которые не стыдно смотреть с детьми, и другие передачи, в том числе общественно-политические, несущие христианские ценности.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 15-16 (388-389) август 2008






№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008





№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 21(370) ноябрь 2007


№ 5 (354) февраль 2007















№ 3 (352) февраль 2007





№ 1-2 (350-351) январь 2007





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008