№ 14-15 (243-244) август 2002 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Отторгнутое Наследие

34,37 Kb [475X298]25 июня 2002 года Президент РФ подписал Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В связи с этим редакция «Московского церковного вестника» обратилась с рядом вопросов по существу закона к сотрудникам Историко-правовой комиссии Русской Православной Церкви — ее ответственному секретарю, кандидату юридических наук Игорю Куницыну и эксперту, государственному советнику РФ I класса, кандидату философских наук Генриху Михайлову.  
— Затрагивает ли новый закон интересы Русской Православной Церкви?
— Новый закон затрагивает интересы не только Русской Православной Церкви, но и других, преимущественно традиционных, конфессий. Он касается всех религиозных организаций, которые владеют и пользуются памятниками истории и культуры, а также претендуют на памятники, находящиеся в государственной или муниципальной собственности. Печально, что депутаты, одобрившие и принявшие этот закон, не смогли проникнуться интересами традиционных конфессий. Теперь возможность передачи в собственность Церкви конфискованных у нее богоборческим режимом объектов культурного наследия сведена к минимуму, что, безусловно, нарушает ее права и противоречит международным обязательствам России. Более того, сам факт нахождения храма в собственности государства и возможность его использования не по его функциональному назначению ущемляет права простых граждан на совместное исповедание и распространение религии.
— Какова ситуация с использованием объектов культурного наследия в настоящее время? С какими трудностями приходится сталкиваться верующим?
— Историко-правовой комиссии известны десятки примеров многолетних хождений верующих граждан по государственным инстанциям, где их внимательно выслушивают, обещают помочь и ничего не делают. Так, более десяти лет идет тяжба с Министерством культуры РФ за полную передачу Церкви Высокопетровского монастыря в Москве. В двух его храмах хранятся принадлежащие художественному объединению «Росизо» скульптурные изображения советских лидеров и другие крупномасштабные изваяния. Подклеть храма Сергия Радонежского используется под реквизиты ансамбля «Березка», часть монастырских зданий занимает Литературный музей... Все предлагаемые варианты помещений, которые, увы, находятся не в центре Москвы, арендаторы с негодованием отвергают.
Аналогичная ситуация и в Санкт-Петербурге. Здесь корпус Духовной академии площадью почти 6 тысяч кв. метров, входящий в комплекс Александро-Невской лавры, занимает Индустриально-педагогический колледж. С начала 90-х годов епархия и Духовная академия ведут борьбу за церковное здание. Колледжу неоднократно предлагали переехать в другие помещения, превосходящие по площади занимаемое ныне. Но руководство учебного заведения при поддержке Министерства образования России, как говорится, стоит насмерть.
С середины 80-х годов Московская Патриархия безуспешно просит вернуть ей храм Климента, Папы Римского (на Пятницкой улице), где ныне хранится часть фондов Российской государственной библиотеки. Эта история тянется уже почти двадцать лет.
Как правило, эти и многие другие церковные здания находятся в запущенном состоянии и нуждаются в капитальном ремонте. У государства нет средств на восстановительные работы. Церковь, получив их в пользование или собственность и привлекая спонсоров и меценатов, имеет больше возможностей для их реставрации и сохранения. Неплохо бы депутатам и сенаторам, принявшим новый закон, сравнить храмы и монастыри, находящиеся во владении Церкви, с теми, которые находятся в пользовании учреждений культуры, образования и т.п. Сравнение будет явно не в пользу последних.
Ситуация может частично измениться в связи с предстоящим разграничением собственности на объекты культурного наследия, находящиеся в ведении государства, собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности. Местные органы власти ближе к жизни, лучше понимают нужды Церкви и скорее откликаются на ее просьбы. Скажем, власти Санкт-Петербурга еще в начале 90-х годов издали распоряжение о возвращении Духовной академии принадлежащего ей здания. Однако это решение на законных основаниях опротестовало Министерство образования РФ, так как здание находится в федеральной собственности. Потому-то воз и ныне там...
— На какие церковные здания распространяет свое действие новый закон?
— Все здания и сооружения религиозного назначения, кроме вновь построенных, закон признает объектами культурного наследия, следовательно, на эти объекты и распространяется установленный законом особый правовой режим. Закон устанавливает несколько видов объектов культурного наследия. Памятниками являются отдельные постройки, здания и сооружения с исторически сложившимися территориями (в том числе памятники религиозного назначения: церкви, колокольни, часовни, костелы, кирхи, мечети, буддийские храмы, пагоды, синагоги, молельные дома и другие объекты, специально предназначенные для богослужений). Другим видом объектов культурного наследия являются ансамбли, то есть четко локализуемые на исторически сложившихся территориях группы изолированных или объединенных памятников и сооружений религиозного назначения.
— Насколько можно судить, этот закон создает определенные трудности для передачи в будущем Русской Православной Церкви зданий и территорий, которые ныне находятся в ведении Министерства культуры РФ. Так ли это?
— Закон создает самые различные трудности для религиозных организаций. Он игнорирует интересы Церкви и укрепляет позиции нынешних пользователей храмов и монастырей. Несомненно, что на основании принятого закона они будут отстаивать свои права на церковные здания и всеми доступными способами затягивать их освобождение. По-человечески их можно понять. Как правило, храмы и монастыри, используемые светскими организациями, находятся в центре Москвы, в пределах Садового кольца. Такая же ситуация и в других городах России. А переезжать придется в окраинные районы, да еще заниматься ремонтом и приспособлением выделенных помещений. Вот и не спешат с освобождением зданий, так нужных Церкви, нынешние арендаторы. Тем более что они находятся под защитой целого ряда федеральных законов.
Но, главное, не оправдались надежды на то, что будет положено начало процессу реального возврата имущества, изъятого Советским государством, в собственность Церкви. Закон допускает нахождение объектов культурного наследия как в федеральной собственности, собственности субъектов РФ и муниципальной собственности, так и в частной и иных формах собственности. Теперь установлено жесткое правило: ни при каких условиях отчуждению из государственной собственности не подлежат храмы, монастыри и другие здания религиозного назначения, которые относятся к памятникам и ансамблям, включенным в Список всемирного наследия, а также историко-культурные заповедники и объекты археологического наследия. В собственность религиозным организациям объекты религиозного назначения могут быть переданы только в случае, если это будет предусмотрено отдельным законом, в частности Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях».
Новый закон создает условия, при которых государственные органы смогут передавать объекты культурного наследия религиозного назначения светским организациям или даже частным лицам в безвозмездное пользование или аренду без согласования с религиозными организациями. Отсутствие приоритетного права у религиозных организаций на получение этого имущества фактически будет означать утрату этих объектов не только для них, но и, возможно, для всего общества.
Негативный эффект от принятия этого закона усиливается еще и тем обстоятельством, что до
1 января 2004 года все земельные участки, на территории которых находятся объекты культурного наследия, подлежат обязательному переоформлению либо на право аренды, которое подразумевает взимание платежей, либо на право собственности путем выкупа. Причем переоформление земельных участков в собственность на безвозмездной основе возможно лишь в том случае, если на их территории имеются церковные здания, находящиеся в собственности Церкви. Следовательно, новый закон привязывает Церковь к платному землепользованию, что несомненно приведет к расшатыванию экономики приходов, монастырей и всей Русской Православной Церкви в целом. 
— Во времена «прихватизации» некоторые юридические и физические лица сумели оформить в собственность даже храмы и другие церковные здания, ранее принадлежавшие Церкви. Неужели новый федеральный закон не позволяет вернуть эти объекты?
— Действительно, часть объектов культурного наследия, принадлежавших ранее Русской Православной Церкви или старообрядческим общинам, находится сегодня в собственности уже не государственной. К сожалению, порой они используются под весьма сомнительные цели. Незаконность этих сделок очевидна. Однако принятый закон не дает оснований для возврата церковных зданий. Более того, как нам представляется, он даже защищает интересы физических или юридических лиц, имеющих в собственности любой, в том числе и церковный, объект культурного наследия. И не важно, под какие цели используется здание. Однако разве это не кощунство, когда храм используется под склад, производство, оборудован как ресторан или другое увеселительное заведение?
— Создается впечатление, что в отношении возможности передачи объектов культурного наследия в собственность Русской Православной Церкви и других конфессий возник правовой тупик? Есть ли из него выход?
— Разумеется, есть. Но для этого придется начать процедуру внесения изменений в только что принятый закон. И, в отличии от стран СНГ и Восточной Европы, в России этот процесс опять начинается с нуля.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 15-16 (388-389) август 2008






№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008





№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 5 (354) февраль 2007













№ 3 (352) февраль 2007



№ 1-2 (350-351) январь 2007







№ 23 (348) декабрь




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008