№ 24(373) декабрь 2007 / Православный мир

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Единое сердце и новый дух

«Почему вы с таким упорством содействуете объединению Русской Зарубежной Церкви с Московским Патриархатом?» — спросили как-то у священника из Англии о. Эндрью Филлипса. «Потому что я вижу, с каким упорством дьявол ему противодействует», — ответил священник.

Не много ли чести князю тьмы и отцу лжи — равняться на него в наших оценках событий и лиц? Вспоминается другое наблюдение: о. Андрей Кураев заметил, что у нас в церковных лавках книгами про дьявола хоть завались, а вот про Господа не хватает…

Такова природа нашей земной жизни: любая радость — это преодоление скорби, любой праздник венчает тяжкие, трудные будни. Таково и Рождество Спасителя, и просто рождение ребенка, и величайший наш гражданский праздник — День Победы, и Светлое Христово Воскресение. И, конечно, главное событие истекающего года — воссоединение Русской Церкви. С полным основанием можно привязать к нему истинное начало XXI века.

И недаром в тот долгожданный день Вознесения Господня, обращаясь к верующим с амвона в храме Христа Спасителя, Святейший Патриарх говорил о скорби не меньше чем о радости, о трудах и уроках не меньше, чем о достижениях:

«Восстановление утраченного единства оказалось трудным и долгим делом, потребовавшим многих усилий каждой из сторон... В дарованное Богом благоприятное время Церковь в Отечестве духовно осмыслила опыт пройденного ею крестного пути, итоги которого стали неотъемлемой частью хранимого Церковью предания».

Нескольких дней не дожил до Вознесения протоиерей Роман Лукьянов, скончавшийся в Бостоне на 83-м году жизни. Зная о своей приближающейся кончине, он еще в прошлом году исполнил волю митрополита Филарета (Вознесенского), Предстоятеля Зарубежной Церкви, который завещал ему свои облачения для будущего Московского Патриарха — когда настанет день объединения Церкви…

О. Роман не сомневался в возрождении России и был в числе самых последовательных сторонников воссоединения Церкви. Иначе и быть не могло: он любил Церковь, любил Россию, любил людей, и из этой любви, словно из благодатного корня, для всех нас, его разноязычных, малоопытных и многомятежных прихожан, вырастали изобильные плоды просвещения, христианская картина мира, Церкви и нашего места в ней. И мы чувствовали сердцем и понимали умом, что наш настоятель не навязывает нам своего собственного мнения, не излагает какую-то «систему», а делится с нами неким достоянием, полученным от своих наставников и предшественников — святителя Иоанна (Максимовича), архиепископа Андрея (Рымаренко), митрополита Филарета и многих других.

У нас, конечно, всегда было множество скептических мыслей, сомнений и возражений, но сам тот факт, что великие люди русского рассеяния так любили Россию и безоговорочно верили в ее грядущее воскресение, оказался решающим для многих из нас. И сегодня, когда я рассказываю своим студентам про сщмч. Иринея Лионского — как он помнил свт. Поликарпа, который в свою очередь знал апостола Иоанна, — я и сам вспоминаю о. Романа и ощущаю свою связь со Святым Преданием благодаря этой любви к Родине, обошедшей земной шар.

…В своем приветствии российский Президент вслед за Патриархом сказал о прошлом противостоянии: «В этом политическом, церковно-политическом конфликте не было победителей. Зато проиграли все…»  Но можно сказать и больше, и точнее: в преодолении конфликта наши утраты стали приобретением, и жертвы Новых мучеников за Христа — победой.

 

* * *

Перевернута последняя страница: российская драма ХХ века окончена — но не забыта. «Будем помнить уроки вразумления Божия и крепко беречь связующий нас союз любви», — говорит Патриарх, и недаром. Сегодня в России есть почва для других конфликтов, засеваются и всходят семена новых отчаянных противостояний. Воссоединение с Зарубежной Церковью, как и любой другой праздник, сменяется чередой тяжких, трудных будней. Логика борьбы неумолима: чтобы не лишиться плодов победы, ее надо закреплять и двигаться вперед. Наше благодарение о благодеянии Божии соединяется с призыванием помощи Святого Духа перед началом доброго дела.

Листовки и газеты, радио и телевидение, интернет-порталы, рассылки и форумы сами по себе нейтральны, как нейтральны сталь, свинец и энергия ядерного синтеза. Но они становятся оружием в пользу добра или зла, по усмотрению их хозяев.

Единство Церкви и единство народа — это одна общая задача, стоящая перед всеми нами, включая и тех, кто принадлежит другим традиционным для России религиозным конфессиям (в чем я не раз убеждался в последнее время, участвуя вместе с руководителем местной мусульманской общины в различных общественных и молодежных мероприятиях). Соответственно, угроза единству Церкви и единству народа — это одна общая опасность, инфекция, губительная в равной мере для души и тела российской нации.

Информационное оружие — хорошо знакомое нам под именем гласности — послужило основным инструментом воссоединения с Зарубежной Церковью. Прямой и открытый разговор между верующими на всех уровнях, во всех средствах массовой информации, позволил устранить предрассудки, рассеять недоумения и укрепить доверие людей друг к другу. Подписанный Акт о каноническом общении — всего лишь отражение, оттиск восстановленного единства — с Господом и друг с другом — в сердцах людей: «Дам им сердце единое, и дух новый вложу в них, и возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное, чтобы они ходили по заповедям Моим, и соблюдали уставы Мои, и выполняли их; и будут Моим народом, а Я буду их Богом» (Иез. 11, 19–20).

Теперь нам предстоит сделать то же самое в рамках нашей внутренней миссии, о которой говорит утвержденная в марте «Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви». Еще три года тому назад в своем докладе Архиерейскому Собору Святейший Патриарх сказал: «Огромную важность для нашей Церкви в последующие за Собором годы будет иметь дело внутренней миссии. Нужно стремиться к подлинному воцерковлению нашего общества, к тому, чтобы Православие стало нормой жизни наших сограждан».

К нашему сожалению и стыду, на сегодняшний день мы не выполнили этой задачи. Помимо бытовых суеверий, дело миссии наталкивается на ожесточенное сопротивление небольшой группы околоцерковных активистов, которые не брезгуют никакими средствами для его дискредитации; остается только догадываться об источниках такой активности. Что ни день, я сталкиваюсь с их жертвами; дикое невежество, сектантство, оккультизм и языческие предрассудки в приходской среде не отступают.

Но как гибнут микробы под прямыми лучами солнца, так должны погибнуть злые семена раздора, невежества и лжи под лучами света православной миссии: «Всяк бо делаяй злая ненавидит свет и не приходит к свету, да не обличатся дела его, яко лукава суть: творяй же истину грядет к свету, да явятся дела его, яко о Бозе суть соделана».

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 24(373) декабрь 2007
Единое сердце и новый дух


№ 4(377) февраль 2008



№ 5(378) март 2008



№ 6(379) март 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 10 (383) май 2008



№ 11(384) июнь 2008


№ 17(390) сентябрь 2008



№ 18(391) октябрь 2008



№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008




№ 18(391) октябрь 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 10 (383) май 2008



№ 5(378) март 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 4 (353) февраль 2007


№ 1-2 (350-351) январь 2007


№ 22 (347) ноябрь


№ 12 (336) июнь 2006





№ 10 (335) май 2006





№ 6 (331) март 2006




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008