№ 13-14 (336) июль 2006 / Комментарии

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Степан Медведко, сопредседатель православного молодежного движения «Георгиевцы!»:Стояние за веру

— Степан, с чем связана идея проведения митинга в защиту традиционных нравственных ценностей? Это протест?

— Идея провести митинг-стояние возникла в тот момент, когда значительная часть православной общественности осознала: больше терпеть нельзя, начинается какая-то системная атака антихристианских сил на общественную нравственность: премьера фильмов «Код да Винчи» и «Омен», новые скандалы вокруг программы «Дом-2», засилье порнографических журналов на прилавках и многое другое. Нас сподвигло заявление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, что это оскорбительные для христиан яркие примеры неуважения к традиционным нормам морали, замаскированные под защиту свободы. И мы вышли на улицу.

В конце мая молодежное движение «Георгиевцы!» обратилось к различным общественным православным организациям с инициативой проведения митинга-стояния. Мы встретили серьезное желание помочь. Прежде всего, очень большое участие в организации митинга принял Союз православных деятелей культуры, науки и образования и лично его руководитель священник Алексий Дорошевич. Мы получили важную организационную помощь от издательства «Лепта-пресс». Эти люди стали костяком оргкомитета, и началась очень большая подготовительная работа по организации митинга, по работе со СМИ, по информированию возможных участников.

Сам митинг проходил в день Всех святых, в земле Российской просиявших. Место проведения тоже было выбрано не случайно — сквер напротив кинотеатра «Пушкинский», где в это время открывался Международный московский кинофестиваль. В определенном смысле мы призывали и этих деятелей киноискусства и культуры к тому, чтобы они в своем творчестве, в своей деятельности опирались на традиционные духовно-нравственные ценности.

Мы стояли примерно два часа в 30-градусную жару под палящим солнцем, но собравшиеся 500 человек не уходили. Православные принесли хоругви, молодежь была с плакатами «Уберите грязь с экрана», «Хотим смотреть добрые фильмы» и т.п. Знаете, воодушевление было такое, что люди рисовали плакаты прямо тут же, на митинге. Бабушки приносили с собой из дома маленькие плакатики... Но главное, было много хороших православных ребят из Москвы и Подмосковья. Многие для того, чтобы провести час на митинге, три часа тратили на дорогу, и это тоже их определенная гражданская позиция.

Мы особо подчеркиваем, что наш митинг не носил политического характера. Да, были определенные политические силы, которые попытались примазаться, пристроиться, но все они были мягко удалены. Наша задача — внести свой вклад в консолидацию общества. И здесь мы апеллируем к ясной нравственной позиции. Мы хотим, чтобы она была и у органов государственной власти, чтобы традиционные ценности нашли свое отражение на телеэкранах, в средствах массовой информации, чтобы, наконец, был поставлен заслон волне пошлости, цинизма, безудержному культу потребления.

— Насколько я понимаю, для вас митинг стал не только формой разового протеста. Вы озвучили конкретные законодательные инициативы.

— Да, на митинге мы представили два законопроекта: об ограничении оборота продукции эротического содержания и о запрещении пропаганды сатанизма в Российской Федерации и запрете продукции, содержащей сатанинскую символику. Мы убеждены, что внесение соответствующих изменений в Кодекс об административных правонарушениях необходимо. И это нашло полную поддержку участников митинга. Мы приняли важную резолюцию, которая, если говорить в двух словах, сводится к требованию обеспечить реализацию масштабных долговременных программ, способствующих оздоровлению нашей общей великой культуры. Мы хотим, чтобы свидетельство о семейных ценностях громче звучало с телеэкрана. Россия должна быть свободной территорией от пропаганды разврата, наркомании, сатанизма. Нужны ясные, юридически точные законы, запрещающие это.

— Насколько юридически проработаны ваши инициативы?

— Законопроекты готовили очень серьезные юристы в течение последних двух месяцев. На мой взгляд, наши предложения носят взвешенный характер и выверены с точки зрения юридической техники. Это новация для законодательства, и, если этот опыт у нас сейчас будет успешно реализован, мы сможем и в дальнейшем вносить христианский моральный вектор в законотворческий процесс. Сейчас необходимо в целом поставить заслон для всей эротической продукции.

— Вы не могли бы уточнить содержание второго законопроекта?

— Этот законопроект касается сатанинской символики. Сейчас в России сложилась странная ситуация. В Кодексе об административных правонарушениях есть норма, которая запрещает, например, фашистскую символику. Однако, если осквернители храмов, кладбищ рисуют на заборах три шестерки или пентаграмму, то это считается просто хулиганством. Хотя мы знаем, что это несет в себе конкретный оккультный смысл. Это не менее страшно, чем фашизм, и требует такой же меры пресечения, как и употребление фашистской символики. То есть использование трех шестерок или пентаграмм должно караться так же, как и использование свастики. 

— Можно ли сделать прогноз о том, как ваши предложения будут восприняты в Государственной Думе?

— Наш митинг был в первую очередь молитвенным стоянием: мы обращались к святым, в земле Российской просиявшим, мы поминали их и призывали на помощь. Мы молились прп. Сергию Радонежскому, Иосифу Волоцкому, Ослябе и Пересвету, Феодору Ушакову и Иоанну Кронштадтскому. После митинга по молитвам святых стали совершаться праведные дела. Через два дня после митинга новоназначенный статс-секретарь Министерства культуры Павел Пожигайло провел круглый стол «О мерах по противодействию распространению продукции порнографического характера», после которого при Министерстве была создана специальная группа по совершенствованию законодательства, регулирующего распространение продукции порнографического характера. Представители нашей организации приняли участие в этом обсуждении, и я озвучил наши конкретные предложения и передал в Министерство законопроекты. Участники круглого стола нашу инициативу поддержали. По законопроекту об ограничении оборота эротической продукции ведутся переговоры с представителями разных фракций Госдумы, и в ближайшее время эти инициативы будут вынесены на обсуждение.

Кроме того, через три дня после митинга прокуратора возбудила дело против молодежных журналов «Молоток», «Cool» и «Cool Girl», открыто рекламирующих сомнительные развлечения для подростков. А на четвертый день было опубликовано заявление Росохранкультуры, объявившей о том, что она отзывает лицензии у 16 наиболее безнравственных изданий.

— Всех «георгиевцев» можно поздравить с успешным проведением первой общественно значимой акции. Но все-таки надо подробнее представить само движение. Кто в него входит и какие у него задачи?

— Это мобильное молодежное движение, объединяющее ребят из Москвы и Подмосковья. Многие из нас давно занимаются реализацией конкретных программ — работают с детьми улиц, наркоманами. В основном это ребята православные, воцерковленные, им не все равно, как будет жить наша страна дальше, как будет развиваться наше общество. Летом наши активисты отправляются в лагерь, а осенью мы продолжим нашу социальную работу, у нас уже есть план мероприятий до конца года.

Беседовал Артем Погосов

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 3 (256) февраль 2003 года.


№ 18(271) сентябрь 2003


№ 1-2 (278-279) январь 2004



№ 9 (286) май 2004



№ 10 (311) май 2005



№ 13-14 (314-315) июль 2005


№ 15-16 (316-317) август 2005



№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 13-14 (336) июль 2006

Степан Медведко, сопредседатель православного молодежного движения «Георгиевцы!»:Стояние за веру


№ 11 (360) июнь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 9 (382) май 2008


№ 13-14 (336) июль 2006


№ 9 (286) май 2004







№ 1-2 (278-279) январь 2004


№ 22 (251) ноябрь 2002 года




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008