№ 9 (286) май 2004 / Комментарии

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Миссионерские Поездки

 

Приближается лето. Вскоре по традиции студенты духовных школ и богословских вузов, активные прихожане отправятся в летние миссионерские экспедиции.  Особой широтой отличается география миссионерских поездок Свято-Тихоновского института. Небольшими группами миссионеры успевают посетить сотни населенных пунктов Дальнего Востока и Сибири. И каждая поездка по-своему уникальна. Материал о них подготовлен выпускающим редактором студенческого альманаха «Призвание» Екатериной Литовченко.

Поездки в отдаленные регионы с трудными условиями: едет обычно один священник, а если позволяют средства, то еще и алтарник.

Священник Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса, сотрудник миссионерского факультета ПСТБИ:

Рабочий поселок Хандыга, куда я езжу, находится в 200 километрах от Оймякона — полюса холода, где морозы достигают отметки 60 градусов. Поселок создавался в конце 1930-х годов руками заключенных. Когда мороз немного отпускает, местные жители говорят: «Ну, у нас 30 градусов — тепло». Еще люди там говорят: «Мы не живем, мы боремся».

В нравственном отношении это край запущенный. Здесь только-только начало возрождаться православие, которое принес на эту землю великий миссионер, святитель Иннокентий Московский. Огромные расстояния, северные народы, которые еще совсем недавно были язычниками.

Сейчас язычество насаждается сознательно, наряду с нездоровым национализмом. Так, на одном из перевалов нам встретилось ритуальное дерево, обвешанное тряпочками. А на щите, размером с дорожный знак, написано: «Прохожий! Остановись и поклонись священному месту предков!». Надпись, естественно, на современном русском языке.

Люди, жизнь которых до сих пор полностью зависит от наличия огня в юрте (отсутствие его зимой равносильно смерти), его почти обожествляют. Один студент Якутского университета рассказывал о том, что якуты традиционно «кормят» огонь. Когда в доме есть какая-то еда, нужно часть ее бросить в огонь, чтобы подкормить духа огня. Порой доходит до смешного: в современных домах «кормят» газовую плиту. Некоторые потом приходят каяться в этом, но им все же очень трудно отказаться от этого обычая, потому что он поддерживается условиями жизни.

Среди прихожан храмов очень много якутов. Однако в рабочих поселках, например в Хандыге, много приезжих из Центральной России. Обычно это люди очень мужественные, с особым, закаленным характером — ведь иначе в этих суровых условиях не выжить. Но, с другой стороны, там много жестокости. Ведь на этой земле в течение многих лет действовала система ГУЛАГа.

Так что в людях, которые там живут, много контрастов. Если они стремятся к вере, то стремятся очень горячо; но у них часто бывают срывы (то запои, то разврат). Им труднее, чем тем, кто расслаблен цивилизацией. Но страсти и пороки везде одинаковы.

Ощущение близости иного мира там острее, чем здесь. Самый эффективный способ миссии — открытие православного прихода. Причастие, исповедь, проповедь, освящение жилищ, живое общение — это, пожалуй, главные средства миссии.

Посылать в Якутию миссионеров можно только очень небольшими группами. Прежде всего, это связано с огромными расходами на дорогу. Чаще всего из Москвы летит один священник, а там к нему присоединяется псаломщик. Форма миссии — исполнение треб, совершение богослужений, проповедь, исповедь. Если приезжать на длительное время, то необходимы контакты с культурным слоем этих поселков, так как в них проживает много образованных людей. Наличие общеобразовательных и музыкальных школ, профессиональных училищ, развитого административного аппарата в каждом поселке говорят о том, что культурных людей много. Они жаждут духовного общения, и очень важно, чтобы для окормления верующих там появился постоянный священник. Но в данный момент на всю епархию — всего двадцать священников. Деятельность приезжих миссионеров приводит к тому, что складывается община, эта община строит храм и ждет миссионера, который приедет и будет в этом храме служить.

Новые православные общины очень активны. Приходы готовы и могут жить самостоятельно, но периодически их нужно поддерживать.

В Якутии «книжный голод», формирование библиотек — важное дело для любого прихода. Также есть нужда в аудио— и видеозаписях. Желательно, чтобы это была централизованная работа, координировать которую нужно на епархиальном уровне.

Я попал в Якутию в составе первой миссионерской группы, которую возглавлял отец Владимир Воробьев, ректор ПСТБИ. Так исторически сложилось, что я был первым священником, который совершал Божественную литургию в огромном поселке Хандыга. Во время службы я почувствовал, что люди воспринимают богослужение так, как иссушенная от зноя растрескавшаяся почва впитывает живительные струи благодатного дождя. Местные жители очень тепло ко мне относятся, и это взаимно. Они сами часто приглашают меня, в последнее время даже оплачивают перелет.

Школьные поездки: священник и несколько студентов проводят серии лекций в школах того или иного города в течение одного или нескольких дней. 

Священник Алексий Емельянов, проректор ПСТБИ по учебной работе:

Сама идея поездок студентов Свято-Тихоновского института в Великие Луки мне представляется естественной. В районе Великих Лук находится селение Клин, рядом с селением Кунья, где в семье отца Иоанна Белавина родился мальчик Васенька, будущий Святейший патриарх Тихон. Там он был крещен и вместе с родителями прожил в этом селении до шести лет.

В Псковской епархии наблюдается обычная картина: заброшенные храмы (не хватает священников), рассеянные люди, нищие земли. Средние школы постепенно становятся основными (до 9 класса), потом — начальными, а после закрываются совсем. Молодых нет. Трудоспособные уезжают. Русское селение медленно вымирает.

Туда, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, епископа Псковского Евсевия и ректора протоиерея Владимира Воробьева с 1997 года регулярно ездят студенты ПСТБИ. Если обычная миссионерская поездка дает возможность только немного поговорить с людьми, поддержать их, передать книги или иконы, то регулярное общение помогает установить более прочный контакт, помогать сложиться общине и поддерживать ее из Москвы.

Работа в Великих Луках организована на четырех уровнях:

— Традиционные миссионерские поездки (крещение и литургии).

— В промежутках — работа с руководством (системы образования, администрации) района на ежегодных конференциях.

— Работа с учителями в форме учительских семинаров. Эти семинары проводятся несколько раз в год и похожи на одну из форм заочного обучения по вероучительным предметам. На семинары приезжают в основном великолукские учителя, они очень их полюбили и всегда ждут гостей из ПСТБИ.

— Поездки студентов в школы. Один-два дня — несколько уроков.

На практике это выглядит так. Небольшая группа студентов и священник приезжают в город. Студенты проводят несколько уроков в школе. Дети такие встречи запоминают. Их активность на уроках свидетельствует о работе души. Потом (или параллельно со студенческими уроками) проводятся общие встречи с директорами, учителями и учениками местных школ.

Конечно, о серьезных плодах говорить рано. Процесс постепенного вымирания этих районов сейчас представляется необратимым. Да и людей, способных выдержать такую поездку, не много. И все же в этих местах чувствуется присутствие и молитвы свт. Тихона и его родственников.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 1-2 (278-279) январь 2004



№ 9 (286) май 2004


Миссионерские Поездки


№ 10 (311) май 2005



№ 13-14 (314-315) июль 2005


№ 15-16 (316-317) август 2005



№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 13-14 (336) июль 2006




№ 11 (360) июнь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 9 (382) май 2008


№ 9 (286) май 2004








 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008