№ 13-14 (290-291) июль 2004 / Святыни

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Хранитель великой святыни

Чудотворная икона Тихвинской Божией матери была вывезена гитлеровцами их Тихвинской обители в ноябре 1941 года, потом святыню переправили в Псков, где она хранилась в комендатуре. Пытаясь получить поддержку у местного населения, гитлеровцы разрешали священникам брать Тихвинскую икону для богослужений в псковский Свято-Троицкий собор.
В 1944 году, отступая, немцы начали эвакуацию похищенных ценностей в Ригу для последующей транспортировки в Германию. Протоиерей Сергий Гарклавс не берется утверждать наверняка, но, как ему кажется, икону доставили в Ригу священники Псковской миссии в сопровождении немецких солдат. Произошло это 4 марта 1944 года, и до сентября икона оставалась в Христорождественском соборе.
— Я вырос в Виндаве (Вентспилсе), — рассказывает о. Сергий. — Мои родители посещали православный храм, и я тоже любил бывать на службах. Наш приход окормлял будущий рижский епископ Иоанн (Гарклавс). Когда мне исполнилось 13 лет, я начал прислуживать ему на богослужениях. В 1943 году, когда я приехал в Ригу поступать в гимназию, владыка приютил меня в своей квартире.
Уже начинались бомбежки, и как-то вечером владыка приехал со службы и сообщил, что немецкое командование дало ему предписание утром покинуть Ригу. Я решил поехать с владыкой и его матерью в Либаву (Лиепаю).
Дорога была запружена: отступали немецкие солдаты, шли беженцы, ехали на подводах крестьяне. Колонну атаковали советские истребители, были жертвы...
В Либаве мы прожили несколько дней, — продолжает
о. Сергий, — как вдруг приходит человек с сообщением, что на пристани владыку ждет группа священников, а с ними икона. «Берите подводу, — говорит пришедший, — и езжайте забирать».
Так она попала к нам.
Отъезд в Либаву
Перед отъездом из Риги владыка распорядился перенести икону из Христорождественского собора в рижский монастырь на Кр. Барона и поручил игумении Евгении (Постовской) хранить ее. Немецкие власти, прознав, что икона исчезла из собора, бросились в монастырь. Матушка игумения сказала, что она не может отдать чудотворную икону в руки солдат. Тогда немцы поручили о. Николаю Виеглайсу собрать духовенство для сопровождения иконы в Либаву.
Однако путь до Либавы был уже отрезан советскими войсками, и священники решили плыть на рыбацкой лодке.
Они добрались чудесным образом. И чудотворная икона с ними.
Выйдя из лодки, солдаты сказали: «Наша миссия исполнена», — и передали икону на попечение владыки. Вот тогда на пристани о. Николай Виеглайс и сказал: «Видать, сама Божия Матерь вас избрала Ее святой образ сохранить».
Скитания по Европе
Через несколько дней из Лиепайского порта в сопровождении немецких эсминцев и крейсеров вышел пароход, на борту которого находились две тысячи покидающих Латвию беженцев. Среди них были епископ Иоанн (Гарклавс) с матерью, его 16-летний иподиакон Сергий, латвийские священники и их семьи. И Тихвинская икона.
«...Потом товарный поезд повез нас вглубь Польши, — рассказывает о. Сергий. — Так мы попали в Лодзь, а потом решили ехать в Яблонец, что в Судетах».
Состав был переполнен. Молодому иподиакону Сергию пришлось всю ночь стоять. В Яблонце священники, которых было человек сорок, нашли пустовавшую католическую церковь. Староста разрешил проводить в ней службы, но разместить людей не смог. Пришлось обосноваться в селе в семи километрах от Яблонца.
— Отттуда мы ходили на службу, — вспоминает о. Сергий. — Прихожан было много: из Яблонца и окрестностей приходили рабочие, вывезенные немцами из разных стран — греки, румыны, болгары, русские. Как-то под Рождество владыка пообещал, что мы привезем на богослужение чудотворную икону. По снегу, на санях и довезли. Как счастливы были люди!
В мае 1945 года советские войска вошли в Чехословакию. Можно было бы возвращаться, но владыка решил не торопиться. А через полгода стало очевидно, что если мы решимся ехать домой, то попадем не в Ригу, а прямиком в Сибирь... И тогда мы стали думать, как бы нам уехать в американскую зону Германии.
Благотворительная католическая организация «Каритас», занимающаяся отправкой репатриантов на родину, взялась нам помочь.
Мы добрались до Праги. Нам надо было пересесть в товарный поезд, шедший в американскую зону. Кругом ходили советские патрули, которые бы нас непременно задержали. Пришлось пролезть под вагонами, протаскивая с собой икону...
В чешском городке Пльзени в 5 утра поезд остановился — проверка. Услышав русскую речь, мы затаились. «Этот вагон мы уже осматривали», — раздалось снаружи. Снова сохранила нас Матерь Божия — это был последний советский патруль. Новый день мы встретили уже в американской зоне, в баварском Амберге...
На целый год задержались здесь латвийские священники, после чего их определили в лагерь беженцев в пригороде Нюрнберга.
— С иконой мы объехали все ближайшие лагеря, в каждом жило по несколько тысяч человек. Как-то после богослужения в одном из лагерей к Тихвинской иконе подошла немолодая русская женщина, угнанная немцами в Германию. Она слезно молила Богородицу вернуть ей сына, с которым ее разлучила война. И Богородица явила чудо — среди людей, стремящихся приложиться к иконе, женщина вдруг увидала своего сына...
В 1949 году владыка Иоанн по приглашению Американской Православной Церкви стал собираться в Америку.
Завещание владыки
«Когда пароход, шедший три недели, причалил у американского берега, — вспоминает о. Сергий, — каждый пассажир, в том числе и я, получил по доллару. И всё — ступайте, начинайте новую жизнь...»
В 1956 году владыка Иоанн уже в сане архиепископа возглавил Чикагско-Миннеапольскую епархию Православной Автокефальной Церкви в Америке. Службы он поначалу вел на церковнославянском языке, а позже изучил английский. Служил с Тихвинской иконой по всей Америке, побывал и в Канаде. Отец Сергий был рукоположен в священника в 1983 году и стал настоятелем Свято-Троицкого собора, в котором прослужил 18 лет.
«Мне посчастливилось жить в благословенной Господом семье, — тепло улыбается о. Сергий. — Владыка Иоанн, мой приемный отец, усыновил меня еще в Германии. Со своей супругой, матушкой Александрой, я познакомился в Мюнхене. У нее тоже судьба исключительная. Ей было 16 лет, когда ее угнали из России немцы. Она оказалась в Берлине.
Всю жизнь, — а она была очень радостной, успешной, — я чувствовал покровительство Божией Матери. Господь благословил нас пятью детьми и одиннадцатью внуками, вокруг всегда были милые, сердечные люди, и наше православие было благожелательным и приветливым».
Владыка Иоанн почил в 1982 году. Умирая, он завещал отцу Сергию — а если того призовет Господь, тогда внуку, отцу Александру, нынешнему настоятелю Свято-Троицкого собора, — вернуть святыню в Тихвинский монастырь, при условии, что в России не будет угрозы православию, а сама обитель будет восстановлена. Оба условия хранителя святыни выполнены.
Выполнить духовное завещание своего приемного отца — вернуть икону Тихвинской Богородицы в восстановленную Тихвинскую обитель — о. Сергий считает для себя наиважнейшим делом. А в его семье навсегда останется список чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери.
Подготовила Оксана Дементьева,
газета «Виноградная лоза» (Рига)

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 13-14 (314-315) июль 2005


№ 17 (318) сентябрь 2005



№ 11 (335) июнь 2006


№ 12 (336) июнь 2006


№ 8 (357) апрель 2007




№ 11 (360) июнь 2007



№ 12 (361) июнь 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 15-16 (364-365) август 2007


№ 17(366) сентябрь 2007


№ 18(367) сентябрь 2007


№ 6(379) март 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 21 (394) ноябрь 2008


№ 12 (313) июнь 2005


№ 12 (289) июнь 2004






№ 9-10 (262-263) май 2003 г.




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008