№ 17(366) сентябрь 2007 / Чтение

Следующая статья...»

Слово о любви

Среди имен святых, прославленных Православной Церковью от первых веков христианства и до наших дней, некоторые невозможно упомянуть друг без друга: святые равноапостольные царь Константин и матерь его царица Елена, мученики Гурий, Самон и Авив, святые бессребреники и чудотворцы Косма и Дамиан Римские… В наши дни всеобщего оскудения любви с особой теплотой вспоминаются имена святых, прославившихся своей благочестивой семейной жизнью, верностью Богу и друг другу: Иоаким и Анна, Захария и Елисавета, мученики Адриан и Наталья, святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония… Их невозможно представить друг без друга, к ним неотступно за молитвенной помощью прибегают верующие супруги, с преизбытком получая просимое. 

Удивительно, что среди этих имен гораздо реже звучат еще два, не менее великих и значимых, а в чем-то и более близких нам. Одно из них весьма памятно и чтимо, ведь речь идет о великом князе, блистательном полководце, воспитаннике святителя Алексия, митрополита Московского, собеседнике преподобного Сергия Радонежского святом благоверном князе Димитрии Донском. Но почему-то имя его супруги, великой княгини Евдокии, перед смертью принявшей постриг с именем Евфросиния, вспоминают гораздо реже. А ведь жизненный подвиг этой четы, давно уже прославленной Церковью в лике святых, — наглядный пример верности, смирения и любви.

Надо признать, что события 2007 года во многом переломили эту ситуацию. Из исторического забвения к нам снова возвращается светлый образ удивительной женщины: любящей супруги, заботливой матери, по-настоящему великой жены. Словно о ней сказано в Писании: «Благонравная жена приобретает славу мужу» (Притч. 11, 16), «Добродетельная жена — венец для мужа своего» (Притч. 12, 4). «Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа» (Притч. 18, 23).

В этом году Православная Церковь празднует 600-летие преставления преподобной Евфросинии Московской. 11 апреля в Архиерейском зале Храма Христа Спасителя состоялась международная научная конференция  «Великая княгиня Московская Евдокия и другие русские женщины в историческом формировании российской государственности». 23 апреля в Московской городской думе прошел «круглый стол», посвященный жизни и деятельности преподобной Евфросинии — великой княгини Московской Евдокии.

По итогам «круглого стола» депутатами Московской городской думы были приняты предложения о проведении ряда мероприятий, посвященных преподобной Евфросинии Московской. Важным и торжественным итогом этого года  стало учреждение Священным Синодом Русской Православной Церкви ордена и медали преподобной Евфросинии, великой княгини Московской. В журналах заседаний Священного Синода от 21 августа сказано, что «орденом и медалью будут награждаться женщины, внесшие особый вклад в дело укрепления духовно-нравственных традиций в обществе и развитие социального служения Церкви, потрудившиеся на поприще церковно-общественной деятельности и церковно-государственных отношений, а также понесшие труды во благо Православия».

Памятная дата, казалось бы, дала прекрасный повод для выхода новых научных и художественных книг, посвященных великокняжеской чете. Ведь всего два года назад наша страна широкомасштабно отмечала 625-летие Куликовской битвы, события, в котором великий князь Дмитрий Московский принимал самое непосредственное участие.

Хотя число подобных работ не слишком велико, об одной из них говорить очень приятно, поскольку речь идет о действительно красивом и достойном издании. 25  июля в культурном центре «Духовная библиотека» прошла презентация книги Максима Яковлева «Димитрий и Евдокия», выпущенной одноименным издательством при содействии издательства «Даръ», подарившем книге оригинальный шрифт (в наборе впервые использована гарнитура «Petrovskaya»).

В программу презентации была включена и выставка картин художника Александра Смирнова — иллюстраций к книге «Димитрий и Евдокия», а также представление нового издательского дома «Димитрий и Евдокия», поставившего своей целью публикацию семейной литературы, книг с добрыми примерами, которые можно читать всем домочадцам вместе, в домашнем кругу.

К подготовке книги «Димитрий и Евдокия» издатели отнеслись очень серьезно. С внешней стороны это очень привлекательный и изящно оформленный том нестандартного формата, обложку украшает тисненое серебром название. Каждая страница — словно листок старинной летописи, пожелтевший от времени пергамен…

Практически во всех книгах, посвященных Куликовской битве, внешней и внутренней политике молодого русского государства XIV века, его культуре, святому князю Димитрию отводится немало страниц. Далее история продолжается его преемником и наследником, сыном Василием. Оплакав почившего супруга вошедшим в летописи «Плачем», великая княгиня отступает в тень… Теперь, через столетия, так трудно обрисовать ее черты, ее характер, поступки. Остаются лишь косвенные свидетельства — монашеский пояс в разоренной могиле, реконструкция внешнего облика, память о том, что преподобный Сергий крестил ее сыновей, помнящие ее молитву фрески Кремлевских соборов…

Рассказывая о создании книги, писатель Максим Яковлев отметил, что в какой-то момент остановился и не мог продолжать работу — так недоставало фактического материала. А взяться за нее его побудил именно тот факт, что о святых Димитрии и Евдокии как о семье ничего не сказано. А ведь они на самом деле, по своему положению, были «первой парой» той России. Они прошли через все те испытания, которые тогда переживала Русь, и всей своей жизнью явили тройной подвиг верности: друг другу, Богу и Родине.

Наше время скудно на добрые примеры. Точнее даже можно сказать, что отечественную историю превратили в некий архив, из которого по воле автора-фокусника извлекаются все более и более чудовищные факты, выдаваемые за «историческую правду». Против такого подхода и восстает Максим Яковлев. «Самое ценное в человеке образ Божий. А самое главное в человеке — это память. История любой страны строится только на славных примерах. Не верьте тем, кто говорит, что история — это только правда, какой бы она неприглядной не была. Это не история, это не тот материал, на котором нужно воспитывать детей. История — это что-то очень родное, и начинается она с рассказов о бабушке, дедушке…» — говорит писатель. Ведь в нормальных семьях не принято вытаскивать на белый свет неблаговидные поступки родных. Разве можно воспитать душевно здоровым ребенка, рассказывая ему, каким его дед был негодяем? Как можно сохранить правильную память о Куликовской битве, если сейчас о Второй мировой войне снимают фильмы, в которых очень много грязи и вранья? Причем подобная «критика» очень часто идет не от «враждебно настроенного Запада», а от нас же самих. Мы вообще очень любим осуждать и критиковать сами себя, приводя в пример различные «воспоминания иностранцев о России». Но если не заниматься сознательным поиском черных пятен в родной истории, то можно узнать, что иные путешественники, подыскивая характеристику нашему народу, писали, что от других русские отличаются тем, что они «всегда бодры и среди них нет разврата».

Автор книги «Димитрий и Евдокия» идет по тому же пути: разрушению нужно противопоставить созидание и напоминание о тех, кто умел созидать.

«Димитрий и Евдокия» — это не роман, не повесть, а «слово любви» — так определил его сам писатель. Максим Яковлев рассказывает, что довольно долго размышлял о том, как донести до современного читателя историю предков, и остановился именно на привычном словесности прошлых веков жанре слова.

«Я очень люблю Россию, поля, луга, этот великий дух наших предков. Мне представляется, что они и сейчас с нами, стоят от земли до неба. Никуда не ушли. Когда же мы, наконец, проснемся и русскими снова станем? Русский — значит любящий. И я решил попробовать написать о том, как я все это люблю, и посмотреть, во что же выльется моя любовь к этому времени», — поделился он.

Наши предки жили понятием рода, родственные связи связывали их воедино в один организм, болезнь и падение одного из его членов всегда отражалась на других, поэтому-то так ценили и блюли чистоту и правду. Судьба семьи великого князя Димитрия неотделима от судьбы государства. Они понесли на своих плечах государственные тяготы и до конца с честью приняли все то, что выпало на их долю, в том числе и смерть детей. Этот живой исторический пример способен и сейчас освятить нашу память. Особенно важно, что это пример семьи многодетной — у Димитрия и Евдокии родилось двенадцать детей, двое из которых умерли в раннем возрасте.

Первое имя в названии «Слова» Максима Яковлева — Димитрий. Так оно и получилось — на русский мир XIV века, описанный писателем, мы смотрим глазами великого князя. Объезды владений, сражения… Все это фон и исток, из которого сложился текст книги. Картины жизни великокняжеской четы сменяются дипломатическими переговорами, тяжбами родных, происками врагов… Кульминация повествования — Куликовская битва, к которой тянутся все нити, все пути и дороги героев, поэтому книга, скорее всего, будет интересна и читателям, интересующимся военной тематикой.

Между каждой встречей супругов пролегает время, месяцы разлуки. Такой и предстает перед нами Евдокия: недавно носила под сердцем первенца, теперь уже нянчит третьего ребенка. Несколько страниц — а пролетело десятилетие. С женской точки зрения, про великую княгиню Максимом Яковлевым сказано все-таки мало. Но автор, как кажется, просто не рискнул домысливать больше, чем это возможно, и, к тому же, очевидно, был несколько ограничен во времени, поскольку книгу готовили специально к памятной дате — 600-летию преставления великой княгини. Образ супруги Димитрия Донского получился слишком камерный, домашний, а ведь она принимала живое участие и в управлении государством. Поэтому те, кто ждет от этой истории более глубокого понимания внутреннего мира великокняжеской семьи, будут скорее разочарованы: выстроить объемную, многомерную картину русской ойкумены XIV века автору не удалось. Да такой задачи, по всей вероятности, он и не ставил — недаром так часто в тексте встречаются вкрапления слов и понятий XXI века. Жаль, что в небольшом формате этого издания несколько теряются картины Александра Смирнова, иллюстрировавшего текст, а ведь именно они одушевляют и расцвечивают суховатый текст книги: созданные художником образы ближе к иконографическим — сдержанные, прозрачно-светлые лики сияют внутренним благодатным светом на темно-багровом фоне той трагической эпохи.

По задумке издателей, книга «Димитрий и Евдокия» рассчитана на совместное семейное чтение, однако написать книгу, которая одновременно увлекла бы и взрослых и детей, всегда очень сложно. Ведь наиболее требовательные и строгие критики — как раз дети, а им в книге не хватит динамичности и последовательности сюжета, да и слишком много малознакомых имен князей, запомнить которые при всем желании нелегко. Перевернув последнюю страницу, так и не можешь избавиться от ощущения, что заглянул в Московскую Русь XIV лишь одним глазком. 

 

Следующая статья...»

№ 10 (359) май 2007


№ 11 (360) июнь 2007


№ 12 (361) июнь 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 15-16 (364-365) август 2007


№ 17(366) сентябрь 2007
Слово о любви


№ 18(367) сентябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 5(378) март 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 11(384) июнь 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 18(391) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 8(381) апрель 2008



№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 23(372) декабрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 15-16 (364-365) август 2007


№ 10 (359) май 2007


№ 6 (355) март 2007


№ 4 (353) февраль 2007


№ 1-2 (350-351) январь 2007


№ 20(345)октябрь


№ 15-16 (337) август-сентябрь 2006


№ 12 (336) июнь 2006




№ 11 (335) июнь 2006


№ 10 (335) май 2006






 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008