№ 22(275) ноябрь 2003 / Чтение

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Современное толкование Псалтири

 

Перед Псалтирью в каком-то смысле равны все ее читатели — от достигших святости до тех, кто слышал ее во время редких посещений храма, — поскольку, по слову святителя Афанасия Александрийского, «сверх изображенного в Псалтири ничего не отыщется в человеке». Человек же, если продолжить эту мысль святителя, отыщет в Псалтири все, если, конечно, сможет правильно понять прочитанное. И в славянском богослужебном тексте, и в русском синодальном переводе остается много неясных и затруднительных для понимания истинного смысла псалмов мест, нуждающихся в толковании. По словам протоиерея Григория Разумовского, автора-составителя «Объяснения священной книги псалмов» (1914 г.), это связано со своеобразием языка, образов и выражений Псалтири, с глубиной заключенных в псалмах мыслей, не говоря уже о неизбежной неточности перевода. Кроме того, современный читатель нуждается в исторических, географических и этнографических комментариях. Нельзя забывать и о том, что в Псалтири «часто употреблены прообразовательные тени и иносказания, дающие книге таинственность и темноту (не без причины на ней завеса!). Не надо принимать ее буквально... необходимо разумение духовное: оно оживотворяет, поставляет на стези правые и святые», — говорит святитель Игнатий Брянчанинов.

Существует множество толкований на Псалтирь: от речений Спасителя до толкований святых учителей Церкви и исследований ученых богословов. Но большинство из этих толкований все же нуждается в адаптации, чтобы быть понятыми читателем, не имеющим богословского образования.

Именно такую задачу ставил перед собой прот. Григорий Разумовский в конце XIX века, начиная цикл бесед о Псалтири с насельницами Чагринского женского монастыря в Самарской губернии. «Для такого монастыря каков Чагринский, большая часть насельниц которого состоит из женщин и девиц простого сельского состояния, не получивших иногда никакого, даже начального, образования, единственной книгой для чтения служит Псалтирь и в редких случаях Четьи-Минеи... Но при всем том чтение Псалтири в немалой степени остается малопонятным или даже совсем непонятным для этих простых читательниц». Для этих бесед прот. Григорием готовились черновые записи с точными цитатами из других книг Священного Писания и изречений св. отцов. В процессе этой работы автор пришел к мысли о публикации своего труда, «чтобы через то дать возможность ознакомиться с ним наибольшему кругу любителей Слова Божия и благоговейных молитвенников, певцов и читателей Псалтири, чтобы участие последних в чтении и пении не было делом простого механического выполнения, а было искренним служением Богу, Которому псалмопевцы приглашают всех петь разумно». В 1914 году рукопись «Объяснения псалмов» была закончена и получила одобрение известного богослова того времени профессора Николая Глубоковского: «Объяснение священной книги “Псалмов” представляет весьма полезный труд по его назидательности, а по своему популярному — простому и легкому — изложению он является вполне общедоступным. Издание его тем более желательно, что у нас слишком мало цельных истолкований на всю Псалтирь, а таких и вовсе не имеется». Однако наступившая вскоре революция сделала невозможным публикацию рукописи.

Нынешнее издание представляет собой со вкусом оформленный фолиант объемом почти в 1000 страниц, снабженный словарем богослужебных терминов, употребляющихся при объяснении псалмов.

В авторском введении подробно излагаются предварительные понятия о Псалтири: значение этой священной книги для домашнего употребления христиан, отношение к Псалтири Спасителя и апостолов, разделение псалмов на молитвенные, благодарственные, исторические, пророческие или мессианские.

Каждому псалму в книге посвящена отдельная статья. Возьмем для примера статью, в которой истолковывается наиболее часто употребляемый — как в богослужении, так и в келейном правиле — 50-й псалом Давида. Статья начинается с истолкования конкретного события (согрешение царя Давида и его последующее раскаяние), лежащего в основе этого псалма и описанного во второй Книге Царств. Автор обращает внимание на особый смысл 50-го псалма как великой покаянной молитвы. Если читателю не известны события, предшествовавшие возникновению псалма, этот смысл остается не вполне понятным. После такого вступления начинается построчное толкование каждого стиха псалма, сопровождающееся подробным объяснением духовного и нравственного смысла каждого слова, экскурсами в правила ветхозаветного богослужения, рассуждением об особом положении царя — помазанника Божия, неподвластного человеческому суду, а подвластного только суду самого Бога.

Показательным примером основательности автора может послужить его истолкование одного слова из стиха «Наипаче омый мя от беззакония моего и от греха моего очисти мя...». «Слово наипаче употребляется в разных значениях, а здесь оно значит: многократно, много раз. Омый (от слова омыти) значит: смой, отмой. Обыкновенно смывается водою какая-либо нечистота, грязь или скверна вещественная, смывается с тела, с одежды или с какой-либо вещи. Но здесь Давид говорит о грехе и беззаконии, о скверне духовной, о нечистоте, которою осквернена душа его, и просит, умоляет Всемилостивого Бога смыть с него эту нечистоту, эту скверну духовную. Ему мало кажется того, что Господь помиловал и простил его, мало даже и того, если Господь совсем изгладит его беззакония. Он желает и молит, чтобы Господь омыл его даже и не раз, а наипаче — многократно омыл бы его от беззакония и таким образом очистил бы совершенно от греха прелюбодеяния и убийства...»

В заключение хотелось бы вернуться к главной мысли протоиерея Григория Разумовского, придавшей ему решимости перед началом труда, которому он посвятил всю свою жизнь. Эта мысль выражается стихом из 46-го псалма: «Пойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте: яко царь всея земли Бог, пойте разумно». Вот его истолкование на два последних слова: «Будем петь ему разумно — не одним языком, но и умом, помышляя Кому и Какому Владыке поем и за какие великие и славные дела Его прославляем, чтобы пение наше являлось пред ним как приятная Ему жертва хваления; в противном случае, т.е. когда пение наше будет неблагоговейное, неосмысленное, неразумное, оно не только будет неприятно Богу, но и оскорбительно для Его величия и навлечет на нас гнев Божий вместо благословения и милости».

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 17(366) сентябрь 2007


№ 18(367) сентябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007



№ 23(372) декабрь 2007



№ 24(373) декабрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008



№ 5(378) март 2008


№ 8(381) апрель 2008



№ 11(384) июнь 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 18(391) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 15-16 (337) август-сентябрь 2006


№ 12 (336) июнь 2006



№ 11 (335) июнь 2006


№ 10 (335) май 2006



№ 6 (331) март 2006


№ 5 (330) март 2006


№ 1-2 (326-327) январь 2006






№ 23(324) декабрь 2005


№ 19 (320) октябрь 2005



№ 9 (310) май 2005


№ 24(301) декабрь 2004





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008