№ 8 (357) апрель 2007 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Размышления о церковном единстве

Русское Православие собирает силы. 17 мая — буди, буди! — состоится подписание Акта о каноническом общении Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Почти во всех странах, составляющих каноническую территорию нашей Церкви, показали свою нежизнеспособность церковные расколы. На Украине, где ситуация наиболее сложна, сложилось мощное движение духовенства и мирян за церковное единство. И на фоне небезуспешных попыток расчленения цивилизационного пространства Руси это единство не дает покоя очень многим.

Накануне 17 мая развернута кампания по разделению Зарубежной Церкви. В ход идут технологии, апеллирующие к бессознательному. Бывший сотрудник КГБ, а затем перебежчик Константин Преображенский, мобилизовав все профессиональные навыки, полученные в советских спецслужбах, а затем, наверное, и в аналогичных органах США, договорился до того, что назвал покойного митрополита Сурожского Антония (Блума) «боевиком КГБ», фактически обвинив его в убийстве епископа Роттердамского Дионисия (Лукина). Еще немного — и кто-нибудь начнет искать в покоях Митрополита Лавра «оборотней в рясах»… Другой перебежчик — Михаил Назаров — призывает джорданвилльский Синод вести в России переговоры не с канонической иерархией, а с «гонимыми», то есть, судя по всему, с ним самим и с небольшой группой его приверженцев. Отставной полковник стратегической разведки армии США Евгений Магеровский пытается организовать в Зарубежной Церкви параллельную систему управления, намеренную вывести часть приходов из подчинения Митрополита Лавра.

Силы собраны немалые, но результат получается более чем жалкий. Поэтому следует ожидать новых наступлений — информационных и политических. Причем не только из-за океана, но и со стороны всех тех сил — в России и вне ее, — которым не нужна сильная, свободная, единая Русская Церковь. Проиграют «джорданвилльское» направление — усилят работу на украинском. Не получится еще раз расколоть Церковь там — возьмутся за Россию.

И нам, православным христианам, нужно ясно понимать: наши новые храмы и монастыри, наши радиопрограммы и телепередачи, наши школы и институты, наши радостные лица вызывают ненависть у тех, для кого смысл жизни — в свободе грешить, в безумной гордыне, в фарисействе, в манипуляциях, в «играх» и «разводках». Нас никогда не оставят в покое — хотя бы потому, что знают: православных людей можно победить, только разделив и стравив друг с другом. Вот почему сегодня нам нужно сделать главной заботой церковное единство.

Можно назвать практически чудом, что Святейший Патриарх Алексий, благодаря своей мудрости, такту и терпимости, смог в труднейший и опаснейший период собрать воедино и удержать вместе столь разных людей — русских, украинцев, молдаван, белорусов, жителей стран Балтии и Средней Азии, коммунистов и монархистов, либералов и консерваторов, «старых церковников» и неофитов. Впрочем, мир вокруг нас не становится проще, несмотря на его внешнюю стабильность. Общественная обстановка постепенно накаляется. С Востока и Запада дуют штормовые политические ветра. Нельзя игнорировать и тот факт, что Церковь наша стала сложнейшим организмом, состоящим из десятков миллионов человек, среди которых сотни тысяч — это профессиональные церковные труженики. Такой организм живет по иным законам, чем жило церковное тело советского или раннего постсоветского времени. Все это диктует необходимость помощи Святейшему Патриарху в деле сохранения церковного единства со стороны каждого священнослужителя и каждого активного мирянина. В чем такая помощь должна заключаться? Хотел бы предложить несколько личных размышлений на эту тему.

Прежде всего нужно накрепко запомнить, что Московский Патриархат — это не только «Церковь Российской Федерации», тем более что на территории современного Российского государства расположено около половины ее приходов. Наша Церковь объединяет граждан разных стран, принадлежащих к разным народам. Ее, быть может, более правильно называть Православной Церковью Руси, поскольку именно от понятия «Русь», объединяющего разные племена и культуры, а не от этнонима «русский», происходит ее современное название. И всякий раз, когда мы пишем и говорим что-либо о нашей Церкви, мы должны иметь в виду реакцию на наши слова жителей Украины, Белоруссии, Молдовы, Латвии, Литвы, Казахстана и многих других стран.

В резолюции «О единстве Церкви» XI Всемирного русского народного собора говорится: «Москва, Киев, Минск, Кишинев должны осознать себя как уникальные и неповторимые центры единой Церкви и единой мощной цивилизации, от имени которой они способны на равных говорить с любыми международными полюсами власти». Упомянутые столицы привносят особое содержание в жизнь нашей Церкви. Москва — это кафедральный город Святейшего Патриарха, один из оплотов вселенского Православия, центр державы, с которой, пусть даже исподволь, считается весь мир. Киев — мать городов русских, первопрестольный град горячо верующего украинского народа, важнейший политический центр Восточной Европы. Минск — традиционный западный форпост православной цивилизации, город, славный мирным духом славянского братства. Кишинев — средоточие истовой церковной жизни народа Молдовы, который дает пример благочестия, пожалуй, всему православному миру. Каждый из этих центров по праву и в равной степени может именоваться церковной столицей Руси. Контакты между ними — паломнические, молитвенные, культурные, информационные — следует многократно расширить. Не должно проходить ни одной недели без поездок православных россиян к святыням Киево-Печерской лавры, а украинцев — в лавру Троице-Сергиеву, равно как и без других важных событий — конференций, концертов, духовно-патриотических акций, организуемых на совместной основе. Если такие события будут широко освещаться в СМИ, общецерковное сознание, простирающееся поверх границ и национальных различий, не будет более оскудевать.

Единая Церковь предполагает единое информационное пространство. В нем нет места соборно отвергнутым или даже осужденным явлениям, вроде богослужебного почитания лиц, канонизация которых сочтена невозможной. В этом пространстве люди должны быть твердо уверены, что книга, брошюра, газета, сайт, именующие себя православными, действительно имеют одобрение Церкви. В церковном информационном поле должна присутствовать взаимная помощь и поддержка. Совершенно дикими извне Церкви выглядят случаи, когда мы боремся на этом поле друг с другом больше, чем с общими трудностями и реальными недругами. Кстати, недруги эти буквально ликуют, видя наши ожесточенные брани, и сразу же радостно предлагают помощь… обеим враждующим сторонам.

Нельзя не сказать еще об одной насущной проблеме. Нам жизненно необходимо укреплять связь приходов с епархиями. К сожалению, сегодня многие приходские и даже монастырские общины живут в своем мирке, своеобразно используя умеренность священноначалия в употреблении власти. Настоятели и духовники превращаются в самодовлеющих авторитетов, жестко требующих подчинения себе и только себе. Местные церковные администраторы ведут себя так, как будто они руководят ни от кого не зависящими, финансово самодостаточными структурами. Если у них к тому же много денег, степень «самостоятельности» вообще становится вызывающей. Рядом могут впроголодь жить семинаристы, погибать сельские храмы — но некоторым настоятелям и старостам крупных городских приходов это будет безразлично. В храме может не быть воскресной школы, — но вот дом, где отдыхает духовенство, должен быть оборудован по последнему слову моды и техники.

В таком положении есть, конечно, вина и самих епархий. Им необходимо понять, что для руководства несколькими сотнями приходов, в каждом из которых работает по 30—50 человек, необходим должный организационный уровень. Нужны юристы, бухгалтеры, специалисты в области образования, миссии, молодежной работы, социального служения. Нужна — не побоюсь этого слова — грамотная бюрократия, без которой под внешней вывеской «простоты» будут царить хаос, лень и строительство «потемкинских деревень». Но главное — нужно настоящее духовное лидерство. Епархиальные труженики должны давать такой пример духовного и деятельного горения, рядом с которым было бы стыдно откупаться подарками, чтобы сохранить привычный образ жизни, привязанный к ленивому, на поток поставленному требоисполнительству. Рискнул бы высказать мысль, с которой некоторые не согласятся, но которая, на мой взгляд, достойна обсуждения: не проводить ли раз в пять-десять лет своеобразную аттестацию благочинных, настоятелей, ответственных епархиальных работников, других церковных должностных лиц? Не устраивать ли, хотя бы выборочно, их выступлений на епархиальных собраниях с отчетами, которые можно было бы соборно обсудить? 

Кстати, вопросы об устроении приходской и епархиальной жизни все чаще обсуждаются в ходе внутрицерковной дискуссии. Ведется она почти исключительно на интернет-форумах и в светских СМИ. И это — грандиозная проблема. Фактически процессом нашего обмена мнениями по таким темам, как пастырская практика, отношения Церкви с государством, инославием и иноверием, прочим насущным вопросам — распоряжаются светские или околоцерковные круги. И очень часто они сознательно вносят в Церковь разделения. То Константин Душенов публикует на сайте «Русь Православная» письмо анонимного священника, призывающего не повиноваться иерархии. То преклонных лет «комсомолец» Сергей Бычков ожесточенно пытается поссорить друг с другом архиереев, а заодно пишет на них политические доносы. То «Портал-Кредо.Ру» публикует рейтинги церковных деятелей — авось «№ 8» обидится на «№ 5», и можно будет раскрутить интригу… А там и спровоцировать раскол. А там и осуществить революционный лозунг «Вся власть мирянам!». И, к сожалению, среди нас находятся люди, злорадствующие грязной лжи на собратьев и тихо поддакивающие этому лозунгу. Только давайте задумаемся: хорошо ли нам будет в системе, где все церковные решения принимаются не иерархами, пастырями и народом Божиим, а партийными боссами и крупными бизнесменами? Именно к этому пришли те христианские сообщества, православные и инославные, где упомянутый лозунг был некогда реализован…

Нам нельзя отдавать Церковь на растерзание мирским стихиям. Совершенно пагубным был бы сценарий превращения Поместного Собора в съезд народных депутатов образца позднего СССР. Но это вовсе не значит, что внутрицерковная дискуссия не должна разворачиваться. Она, собственно, уже и не может быть свернута — хотя бы потому, что в нашей Церкви сейчас все больше грамотных, активных пастырей и мирян, которые болеют за будущее Русского Православия и думают о том, как сделать это будущее достойным. Проблемы не исчезнут, если молчать о них. Однако дискуссия не должна вестись под контролем тех сил, которые хотели бы, как говорится в упомянутой резолюции ВРНС, «превратить живые разномыслия в убийственные распри».

Да, святой апостол Павел говорит: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11, 19). Но «искусные» в Церкви — это не ораторы, блистающие красноречием, и не политтехнологи, способные убедить человека в чем угодно, даже в правдивости откровенной лжи. Искуснейшие — это те, кто спасают себя и окружающих, те, кто созидают мир и благо, те, кто являются солью земли и светом миру (Мф. 5, 13—14). Любые обсуждения в Церкви должны всегда иметь перед собой главную цель: сделать так, чтобы свет Христов просветил всякого человека, чтобы соль Евангелия спасла от распада наше общество. Церковная дискуссия не должна быть средством борьбы за власть, соревнованием талантов и гордынь. В ней надобно участвовать не только самым инициативным и самым крикливым, но прежде всего самым опытным и уважаемым христианам, включая авторитетных духовников, известных в народе пастырей. Наконец, от руководства такой дискуссией по самой природе своего служения не может устраниться иерархия.

Позитивных примеров подлинно церковной дискуссии о наболевшем сегодня уже немало. Это и пастырские круглые столы в доме наместника Данилова монастыря, и фестиваль православных СМИ «Вера и слово», и подготовительные встречи к Богословской конференции «Учение Церкви о Таинствах», и многие секции Рождественских чтений. В ноябре в рамках церковно-общественной выставки-форума «Православная Русь» предполагается провести конференцию «Церковная жизнь», где будут обсуждаться вопросы, волнующие пастырей и паству.

Проблемы церковной жизни будут обсуждаться в любом случае. Но важно понимать: либо такое обсуждение пойдет в духе братской любви, уважения к знаниям и опыту, пойдет на основе единства епископата, клира и мирян, — либо оно превратится в мирские ристалища. Взять внутрицерковную дискуссию в чистые руки, оградить ее от политических влияний и от мирского духа разделяющей конкуренции — значит обезопасить Церковь от новых разделений. Именно к этому призвали участники XI Всемирного русского народного собора, сказав: «Нам не нужны расколы ни слева, ни справа. Нам нужна единая Церковь, хранящая в мире Отечество земное и ведущая православный народ к Отечеству Небесному».

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 10 (383) май 2008


№ 11(384) июнь 2008




№ 12(385) июнь 2008




№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008



№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 12(385) июнь 2008



№ 10 (383) май 2008


№ 3(376) февраль 2008




№ 24(373) декабрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007





№ 17(366) сентябрь 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008