№ 21 (322) ноябрь 2005 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Как вводили «церковный» налог в Кургане

Курганские власти попытались приравнять церковные таинства к «бытовым услугам населению» и установили на них единый налог на вмененный доход. Церковь посчитала это кощунством и добилась отмены оскорбительного для верующих решения.

В прошлом году единый налог на вмененный доход (ЕНВД) принес Курганской области 105,3 млн. руб. — это всего лишь 2,4 процента от всех собранных в регионе налогов. Поиски дополнительных источников пополнения бюджета натолкнули курганские власти на мысль о введении «церковного» налога. В апреле текущего года по инициативе межведомственной комиссии, состоящей из представителей областного финансового управления, налоговых органов и депутатов областной Думы, были внесены изменения в статью 3-ю Закона Курганской области «О едином налоге на вмененный доход», в частности, ее дополнили строкой об оказании ритуальных и обрядовых услуг.

Дело в том, что в «Общероссийском классификаторе услуг населению» — подзаконном акте Налогового кодекса, где перечислены субъекты предпринимательской деятельности, подлежащие обложению ЕНВД, церковные обряды не значатся. Зато есть «ритуальные» и «бытовые» услуги. Курганские депутаты приравняли их к церковным и на этом основании решили установить единый налог на вмененный доход на «оказание ритуальных и обрядовых услуг (свадеб, крещений, панихид, поминаний и др.) в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях». Действия депутатов нашли поддержку у начальника финансового управления Курганской администрации Михаила Самойлова, который заявил, что таинства, которые совершают священники, можно считать «предпринимательством», поскольку «оказание этих услуг оплачивается».

Для религиозных организаций парламентарии приняли коэффициент расчета ЕНВД в размере 0,6. Таким образом, с одного человека ежемесячный налог должен был составить от 100 до 400 рублей — в зависимости от места расположения храма и численности прихода. По предварительным подсчетам, Курганской епархии предстояло выплачивать в виде единого налога на вмененный доход 200 тысяч рублей в год (стоимость крещения в регионе в среднем составляет 150 рублей, венчания — от 250 до 1000 рублей).

Поправка к закону вступила в силу с 1 июля. Однако своевременно поставить в известность о нововведении Епархиальное управление почему-то никто не посчитал нужным. В епархии узнали о «церковном» налоге лишь в начале октября, когда священник одного из городов области написал докладную записку о том, что в его городе управление по финансам и налогам требует выплатить налог за оказание ритуальных услуг.

Нельзя сказать, что священнослужители вообще исключены из налоговой системы. Русская Православная Церковь зарегистрирована как некоммерческая организация и выплачивает все налоги, взимаемые с таких организаций. Например, Церковь на общих основаниях платит акцизы и земельный налог (за землю, на которой расположены храмы), а зарплата священников облагается налогом на доход и единым социальным налогом. Но решение курганских депутатов иначе как абсурдным назвать нельзя. Именно поэтому Управление Курганской и Шадринской епархии Русской Православной Церкви предприняло решительные действия по отмене поправки в областной закон о едином налоге на вмененный доход, которая включила в перечень бытовых услуг, облагаемых налогом, церковные обряды, в частности крещение и панихиду.

«Решение депутатов вызвало горечь в сердцах верующих», — говорит епископ Курганский и Шадринский Михаил. По его мнению, поправки не имеют никакого смысла, потому что Церковь не оказывает услуг населению и не занимается предпринимательской деятельностью. «Наши обряды и таинства совершаются над православными христианами, которые вносят за них свои пожертвования. А церковные пожертвования посвящены Богу, их нельзя трактовать как «торговлю или реализацию»», — считает владыка Михаил.

«Налог на крещение — это все равно, что налог на то, чтобы принять православную веру, — отметил секретарь Курганского епархиального управления протоиерей Аристарх Егошин. — Средства, полученные в виде добровольных пожертвований за совершение обрядов, нельзя приравнивать к понятию прибыль, эти средства идут на содержание культовых сооружений и персонала».

«Стремление пополнить казну свойственно чиновникам из всех уголков страны. Но нельзя добиваться этого любой ценой, — говорит помощник секретаря Курганского епархиального управления священник Филипп Куликов. — Мы считаем, что это дискриминационное решение по отношению именно к Православной Церкви. Потому что речь в нем идет о культовых зданиях и сооружениях — то есть о православных храмах, где совершаются крещения и панихиды. Таким образом, получается, что под единый налог на вмененный доход попадают именно православные храмы, поскольку для представителей других вероисповеданий храмы являются только местом молитвы.

Решение о налоге очень оскорбительное для любого православного человека. Нас возмутило само сопоставление сокровенных таинств Церкви — крещения, венчания, отпевания — с ремонтом трикотажных изделий. В наших храмах предпринимательские услуги не оказываются, в них совершаются таинства, за которые вносятся пожертвования.

Пожертвования — это добровольный акт. Дань Богу ни в какие времена не облагалась налогом. Всякое посягательство на это пожертвование является преступлением перед людьми и Богом. У нас значительная часть верующих малоимущие. И когда они приходят и хотят креститься в Православной Церкви, то естественно, мы не отказываем в этом никому.

Нам говорят, что с юридической точки зрения эти поправки не противоречат законодательству РФ. Может быть, это и так. Но мы говорим, что это противоречит церковному закону, а значит, создает кризисную ситуацию. Получается, что мы, как законопослушные граждане, должны соблюдать закон Курганской области, но если нам Церковь говорит о том, что накладывать налог на пожертвования людей храму и Богу — это преступление перед Богом, то мы как православные христиане не должны повиноваться закону, противоречащему нашему учению. К тому же, сумма налога — явно непосильная для абсолютного большинства российских приходов».

Чтобы внести ясность в вопрос с вмененным налогом, епископ Курганский и Шадринский Михаил направил обращения председателю областной Думы, областному прокурору и полномочному представителю Президента в Уральском федеральном округе.

6 октября в Екатеринбурге при полномочном представителе Президента РФ в Уральском федеральном округе состоялось заседание с участием налоговых органов, на котором обсуждался вопрос о введении «церковного» налога в Кургане.

12 октября вопрос об изменении Закона Курганской области «О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельности на территории Курганской области» рассмотрел комитет по бюджету, финансовой и налоговой политике областной Думы. Члены комитета поддержали обращение епископа Курганского и Шадринского Михаила и единогласно проголосовали за отмену поправки в областной закон.

Председатель бюджетного комитета Александр Сапожников признал, что ранее областной Думой в поправке к закону «было добавлено расширительное толкование некоторых бытовых и ритуальных услуг», указанных в Общероссийском классификаторе услуг.

На пленарном заседании областной Думы, состоявшемся в конце октября, депутаты поддержали решение комитета по бюджету об отмене поправки. По признанию самих парламентариев, решающую роль в решении отказаться от налогообложения религиозных обрядов сыграл широкий негативный общественный резонанс, вызванный введением «церковного» налога.

 

Справка

Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход является специальным налоговым режимом, который стал применяться сравнительно недавно (с 1998 г.). С 2003 года вмененный налог введен соответствующей главой в Налоговый кодекс РФ. По сути, единый налог на вмененный доход (ЕНВД) — это налог на малый бизнес, который, как известно, занимает до 70 процентов в экономике развитых стран и приносит значительные финансовые поступления в бюджет. Там стараются сделать ставки налогообложения разумными, чтобы способствовать развитию малого бизнеса и тем самым получать обоюдную выгоду. В нашей стране, к сожалению, малый бизнес пока еще склонен к серым схемам и нередко уклоняется от уплаты налогов. Поэтому и был введен вмененный налог, по которому предпринимателям вменяется определенный объем доходов и устанавливается сумма налога независимо от окончательного финансового результата. Но чисто фискальная цель применения ЕНВД — это еще полдела. Вмененный налог должен стать реальным способом по привлечению денег в местные и региональные бюджеты, дополнительным источником их пополнения, поэтому закон дает право местным законодателям определять, с чего его брать. Местные власти полностью регулируют порядок введения единого налога на территории соответствующего субъекта РФ, то есть определяют виды предпринимательской деятельности, в отношении которых вводится единый налог, а также значение корректирующего коэффициента базовой доходности, в том числе ассортимент товаров (работ, услуг), сезонность, время работы, величину доходов, особенности места ведения предпринимательской деятельности и так далее. Перечень видов предпринимательской деятельности прописан в «Общероссийском классификаторе услуг населению» и насчитывает более семисот позиций. 

 

Комментарий

Религиозные обряды и церемонии не подпадают под понятие «услуга», так, как это трактуется в п. 1 ст. 779 ГК РФ. Гражданско-правовое регулирование не распространяется на отношения между физическими или юридическими лицами и между объединениями физических лиц, к которым относятся и религиозные объединения, в сфере, выходящей за пределы эмпирически подтвержденных научных знаний.

«Общероссийский классификатор услуг населению», последняя редакция которого была утверждена Госстандартом РФ в июне 2003 года, не содержит в перечне видов услуг населению религиозных обрядов и церемоний. В Классификаторе присутствует понятие «крещение», но оно не может пониматься в качестве оказания бытовых услуг в смысле статьи 346.26 Налогового кодекса РФ и п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса РФ. Отождествление курганскими депутатами свадеб, крещений, панихид, поминаний, проходящих в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, с указанными в Классификаторе ритуальными и бытовыми услугами — следствие неправомерно расширительного толкования понятий «ритуальная услуга» и «бытовая услуга». Это аналогично отождествлению проповеди священнослужителя в здании религиозного назначения образовательным услугам и требованию на основании этого получения религиозными организациями лицензий на право ведения образовательной деятельности.

Доктор юридических наук, директор Института государственно-конфессиональных отношений и права И.В. Понкин

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(385) июнь 2008





№ 15-16 (388-389) август 2008





№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008




№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 3(376) февраль 2008



№ 21(370) ноябрь 2007




№ 6 (355) март 2007



№ 5 (354) февраль 2007












 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008