№ 4 (305) февраль 2005 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Сострадание под пулями

Первый в отечественном кинематографе игровой фильм о войне, в центре которого — семья священника, вышел в декабре минувшего года в формате DVD. У картины «Начало пути» режиссера Игоря Ахмедова, поставленной по сценарию священника Иоанна Охлобыстина, сложная судьба: она нигде не демонстрировалась.

Как рассказал «Церковному вестнику» священник Иоанн Охлобыстин — в недалеком прошлом кинематографист, сделать фильм на основе воспоминаний Патриарха Алексия II о своем детстве и отце-священнике ему предложил митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир. «Это была типичная судьба священнослужителя, когда приходилось преодолевать неоднозначность ситуации, в которую ставила жизнь», — отметил автор сценария.

Насколько решающим является детство в жизни человека? Какие начертания оставляют война, история страны, обстоятельства житейские на душе ребенка?

Эти вопросы ставит перед зрителем фильм. Его герой — 11-летний отрок Алеша (Евгений Радченко) — еще совершенно по-детски задумывается, кем ему быть: мотоциклистом или священником. Решение стать пастырем крепнет во время посещения Валаама, где происходит встреча с таинственным старцем в скиту на болоте.

Действие фильма разворачивается в Эстонии в годы Великой Отечественной войны. «Когда кто-то делает фильм о войне, есть искушение уйти в перестрелку или слезки, — говорит о. Иоанн Охлобыстин. — Война и елейность — вещи несовместимые. Нельзя паразитировать на этой теме. Либо показывать бой, либо синдром войны, ее подводное течение». Авторы «Начала пути» выбрали второе.

Драматургически картина выстроена с нарушением единого хронологического ряда. Временные эпизоды даны вразбивку — подобно реальным вспышкам воспоминаний о прошедших событиях. Так наша память порою перескакивает на разные, вроде бы не связанные временем эпизоды.

В самом начале — эпизод допроса отца в подвалах НКВД. Чекисты рьяно ищут «укрываемые от советской власти церковные ценности». Зритель погружается в атмосферу того времени — страха и недоверия, ненависти и боли.

Затем за кадром начинает звучать голос Николая Пастухова — ровесника и близкого друга Патриарха. Он, словно невидимый проводник, ведет зрителя через лабиринт памяти, чувств и ощущений.

Детство Алеши проходит перед нами как череда испытаний: отца — священника Михаила (актер Владимир Ровенский) — постоянно вызывают на допросы в НКВД, затем начинается война, и мальчик вместе с отцом, добровольно исполняющим пастырский долг, посещает лагерь для перемещенных лиц, откуда отправляли мирных жителей в концлагеря Польши и Германии. Здесь мальчик неожиданно знакомится с лагерным комендантом Отто (Михаил Ефремов). Под влиянием общения с ребенком этот разуверившийся человек, растерявший на своем жизненном пути казалось бы все человеческие ценности, вдруг решает принять православие.

Этот эпизод призван стать переломным в драматургии фильма: отец Михаил успевает совершить над комендантом, попирающим свастику на немецком флаге, чин перехода в православие, но внезапно лагерь атакуют партизаны, и Отто умирает, сраженный их пулями.

Эпизод с обращением коменданта развивается настолько молниеносно, что кажется надуманным и лишенным мотивировок. Накануне Отто разрешает себе убить пятерых заключенных, надеясь на прощение грехов «списком». Правда, и сам Отто, будучи потомственным военным, декларирует готовность умереть за свою новую веру.

Как поясняет автор сценария картины, ему известно четыре случая, когда начальники пересылочных лагерей принимали православие. Двое из них были расстреляны в Берлине, один убит в перестрелке партизанами, участь четвертого осталась неясной. «В период войны несколько тысяч немецких солдат и офицеров приняли православие», — утверждает о. Иоанн.

Легко ли остаться на войне христианином? Авторы фильма показывают, что война, потеря близких ломала и людей духовного звания: так ожесточается собрат о. Михаила священник Виталий (Олег Фомин), которого охватывает жажда отмщения за смерть жены. Он берет в руки оружие и бессмысленно проливает кровь пленного немецкого повара. Внутреннее примирение с Богом о. Виталия, который больше не может служить, происходит в финале: немцы поджигают храм, в котором остаются три человека: священник, закончивший служить литургию, русский капитан, у которого он принимает покаяние, и сам о. Виталий. Набатным звуком колокола, в который звонит о. Виталий, заканчивается картина.

По признанию режиссера Игоря Ахмедова, он делал фильм не о детстве Патриарха, а о личном выборе Пути. Его интересовало, как, на каком фоне принимаются решения. Он стремился дать «побольше внутренней чистоты взамен той жестокости, которая присутствует на современном экране». Для режиссера было важно показать, что у каждого человека есть свои заблуждения и что священников необходимо «воспринимать как живых людей», которые тоже постоянно должны делать выбор.

Однажды в лагерном бараке

о. Михаила зовут к умирающему атеисту. Из чувства сострадания начинающий священник хочет его причастить. Неверующий соглашается, но не из стремления к Богу на смертном одре, а из симпатии к священнику. Свершиться этой ошибке мешает смерть нераскаявшегося больного.

Нельзя не отметить роль музыки, пронизывающей практически всю картину. Композитор Евгений Дога еще раз подтвердил свое мастерство.

Картина «Начало пути» создана в жестких бюджетных условиях, и это обстоятельство нельзя не иметь в виду. Однако уже сам факт обращения к теме священнического служения на войне представляется новым и интересным. Фильм был снят на кинопленке, но не нашлось средств, чтобы напечатать даже одну копию, хотя представители Международной фестивальной комиссии и прокатчики из регионов заинтересовались лентой и присылали запросы.

Как заметил о. Иоанн Охлобыстин, о важности религии больше любят говорить «на торжественных приемах». Его телевизионный цикл «Жития святых» также был заморожен. «Мы устали сопротивляться препонам и унижаться», а на телевидении найти поддержку оказалось сложно. Но проект «рано или поздно будет сделан и фильм найдет своего зрителя», — уверен о. Иоанн.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(385) июнь 2008





№ 15-16 (388-389) август 2008





№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008




№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 3(376) февраль 2008



№ 21(370) ноябрь 2007




№ 6 (355) март 2007



№ 5 (354) февраль 2007












 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008