№ 8 (285) апрель 2004 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Сомнительный символ патриотизма

В конце апреля — начале мая мы традиционно вспоминаем о приближающемся праздновании Дня Победы. В эти дни чествуют ветеранов, совершаются панихиды у братских могил, у многочисленных памятников погибшим воинам появляются живые цветы. В этом году накануне праздничной даты в редакцию «Церковного вестника» поступила информация о том, что 9 мая в московском районе Марьино будет открыт новый монумент, посвященный солдатам ХХ века. Однако вместо приглашения на торжественную церемонию прозвучала просьба о помощи. Корреспондента пригласили посмотреть на монумент и дать оценку скульптуре, которая представляет собой полуобнаженного воина, сидящего на кресте. Не оскорбляет ли такое вольное обращение с символами христиан, для которых изображение креста священно?

Сегодня вокруг монумента на Люблинской улице стоит дощатый забор, за которым мы обнаружили пустой железобетонный постамент и полукруглое панно на заднем плане. Скульптуру воина нам увидеть не удалось. Между тем, на фотографии, сделанной всего несколько дней назад,  можно увидеть сидящего в задумчивости обнаженного по пояс солдата, перепоясанного патронтажем и с винтовкой в руках. Сидел он действительно на горизонтально положенном кресте. С художественной точки зрения это ничем не мотивированное решение. Оно и вызвало тревогу и недоумение местных жителей. Сзади на панно располагалась крупная надпись: «Солдату Отечества ХХ века». Ниже с разбивкой на четыре колонки шел список войн, в которых принимали участие российские и советские военнослужащие в минувшем веке.

Кто ведет эти работы, кто утверждал проект? В Департаменте градостроительной политики Правительства Москвы, и в Комитете по архитектуре и градостроительству нам однозначно заявили, что не имеют никакого отношения к памятнику на Люблинской улице. Прояснить ситуацию удалось только в управе Марьино. Для справки: в этом районе Москвы проживает более 215 тысяч жителей, из которых более 50 тысяч — молодежь до 18 лет. Здесь работают 33 школы и 45 детсадов, но нет ни одного публичного места, где можно было бы проводить специальную патриотическую и воспитательную работу с подрастающим поколением. Поэтому предложение о возведении памятника воинам, поступившее от инициативной группы участников Великой Отечественной войны и благотворительного фонда социальной поддержки ветеранов и пенсионеров «Ратники Отечества», нашло поддержку у местной администрации.

Как рассказала заместитель главы управы Людмила Викторовна Митрюк, «районное собрание управы Марьино приняло решение о создании сквера памяти и установке в нем памятника, посвященного воинам-россиянам, погибшим в локальных войнах двадцатого века. Комиссия по монументальному искусству внесла это предложение в городскую Думу. Постановлением Московской городской Думы от 31 октября 2001 года № 175 этот памятник включен в перечень возводимых объектов монументального искусства городского значения. Далее последовало решение Москомзема о землеотводе. Общая смета затрат составляет 10 миллионов рублей. Бюджетные средства при строительстве не используются. Сейчас ведутся работы по благоустройству этой территории под разбивку сквера, выполнена укладка плитки, проведено освещение, насыпан холм, на котором будут расти каштаны, выстроены стенки под барельеф. Скульптор Владимир Суровцев, разработавший проект памятника, проживает в Марьино и всю работу выполнил безвозмездно. Бронзовая скульптура солдата отлита в Санкт-Петербурге».

Казалось бы, благополучно пройдены все предварительные этапы. Однако пока  процесс законодательного закрепления инициативы продвигался в чиновничьих кабинетах и обретал форму соответствующих документов, возникла дискуссия по поводу смыслового содержания скульптуры. Какая идея заложена в этом монументе? Почему солдат изображен раздетым? Зачем его посадили на крест?

Людмила Митрюк привела в пример известный фильм «Они сражались за Родину»: «Мы видим, что солдаты выходят с поля боя окровавленные, изодранные, им не до лоска было, — объяснила она. — Наш памятник — это призыв к миру. Именно поэтому здесь изображен уставший после боя солдат. Он сел на какую-то возвышенность, снял с себя рубашку. Солдат выполнил свой долг и не хочет больше воевать. По сути дела, этот образ олицетворяет нынешнее время, когда вроде бы войны нет, а молодые ребята гибнут в различных вооруженных конфликтах. Что же касается крестообразного основания, то этот аргумент просто нельзя принимать всерьез. У меня в кабинете, например, стол крестом стоит. Нельзя же во всем улавливать какие-то ассоциации. Мы никого не хотели обидеть или оскорбить. Есть только один житель Марьино, который увидел что-то «криминальное» в образе солдата и написал жалобы в различные инстанции. Мы попытались понять суть его претензий. Но по большому счету все сводится к одному — ему этот памятник просто не нравится».

Людмила Викторовна достаточно четко обозначила свою позицию. Но почему-то я никак не могла добиться от нее ответа на вопрос, кто утверждал проект этого памятника и было ли на этот счет решение компетентной комиссии специалистов. В конце концов удалось выяснить, что некоторое время назад проводился конкурс по благоустройству территории, на которой располагается монумент. Многие предприниматели хотели разместить на этом многолюдном месте торговые точки, но власти решили отвести его под зону отдыха. На конкурс было представлено всего два проекта: один — без памятника воину, другой с памятником. Естественно, предпочтение отдали второму варианту. Но сам скульптурный проект, разработанный В.Суровцевым, был выбран, по сути, на безальтернативной основе — других безвозмездных предложений просто не было. Никто не оценивал композицию с художественной и смысловой точек зрения. Проект просто приняли с благодарностью как подарок и оказали посильную помощь.

Как уже говорилось, весь сыр-бор разгорелся после гневных обращений бдительного жителя Марьино, усмотревшего в образе солдата антипатриотические и даже «преступные» тенденции. В числе прочих высоких адресатов письмо было направлено депутату Госдумы В.И. Варенникову, который в свою очередь обратился к мэру Москвы Ю.М. Лужкову. Вскоре стало известно, что скульптура не нравится и некоторым представителям городского комитета по культуре. После этого в управе Марьино решили, что все документы, связанные с монументом, следует привести в соответствие с городским положением о порядке установки памятников.

По словам Л.В. Митрюк, «сегодня есть обращение префекта нашего округа на имя Ю.М. Лужкова. Должно выйти распоряжение Правительства Москвы о разрешении строительства памятника. После этого к работе подключится комитет по культуре. Художественный совет настаивает на рассмотрении ранее предложенных и новых проектов скульптуры и о проведении конкурса». Пока же скульптуру просто убрали. В управе уточнили, что запланировано еe открытие было не на 9 мая, а на 22 — к 10-летию застройки Марьинского парка.

Какие же выводы можно сделать из этой истории? Конечно, мнение даже самого беспристрастного человека всегда субъективно, особенно, если это касается произведений искусства. У людей старшего поколения, еще помнящих самую кровопролитную войну ХХ века, слова «патриотизм», «героизм» вызывают ассоциации с вполне определенными величественными образами (вспомним советские памятники воинам-освободителям и победителям как у нас в стране, так и за рубежом). Само слово «солдат» — собирательное: это и рядовой, и офицер, и маршал. И наши представления о солдате связаны с доблестью, отвагой, самоотверженностью, храбростью, великодушием. Поэтому монумент, возводимый в многолюдном месте на долгие годы (напомню, это единственный подобный объект во всем районе), не должен вызывать кривотолков и нездоровых ассоциаций. Он должен быть выполнен рукой специалиста, получить поддержку профессионалов и признание простых людей. Сейчас же разночтения в оценке предложенной композиции просто поразительны, а подчас и оскорбительны. В управе считают, что памятник изображает уставшего солдата, присевшего после боя на холм или камень, а люди трактуют этот образ по-своему. Одни говорят, что солдат больше похож на дезертира, сбежавшего с поля; другие в крестообразном постаменте усматривают намек на богоборческий характер войн минувшего века. Третьи считают, что солдата изобразили полуобнаженным только потому, что на протяжении ХХ столетия Россия принимала участие в разных войнах, неоднократно менялась и военная форма — мол, поэтому невозможно найти приемлемый вариант, воплощающий в себе особенности многочисленных военных операций и в то же время чем-то объединяющий их. Посудите сами: разве можно устанавливать монумент, предназначенный для патриотического воспитания подрастающего поколения, если он вызывает такие полярные ассоциации?

Надеемся, что руководители управы Марьино сумеют найти достойный выход из этой непростой ситуации. Тем более что благочинный Петропавловского округа протоиерей Анатолий Родионов, вместе с которым мы побывали на месте будущего монумента, положительно отзывается о местных властях, которые, по его словам, оказывают поддержку при строительстве храмов и всегда внимательно откликаются на просьбы о помощи.

Дай Бог, чтобы новый памятник российским воинам, не оскорбляющий чувств верующих, был установлен на этом месте.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12(385) июнь 2008





№ 15-16 (388-389) август 2008





№ 17(390) сентябрь 2008




№ 19(392) октябрь 2008




№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 3(376) февраль 2008



№ 21(370) ноябрь 2007




№ 6 (355) март 2007



№ 5 (354) февраль 2007












 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008