№ 8 (357) апрель 2007 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Александр Фоменко, член комитета Госдумы по культуре: На телевидении необходимо создать общественные наблюдательные советы

— Александр Владимирович, Что вы смотрите по телевизору? Вы как-то регулируете просмотр телепередач вашими детьми?

— Сам я не смотрю ничего, кроме информационных программ и иногда — политических дебатов по первым шести каналам. Другие каналы я даже не включаю. Иногда смотрю иностранные спутниковые каналы, просто чтобы языки не забывать.

Дети — у меня их четверо — любят смотреть «Квартирный вопрос» по НТВ по субботам, живо обсуждают, хорошо или плохо стала выглядеть квартира после ремонта. Одна из дочерей любит рисовать, такая передача ей может быть полезна.

— Является ли сокращение числа телезрителей в России на 25–30% признаком кризиса отечественного телевидения?

— Эти цифры вызывают у меня большое сомнение. Может быть, изменилась аудитория основных телеканалов за счет того, что зрители стали смотреть видео, кабельное и спутниковое телевидение... Тем не менее, происходит кризис восприятия телевидения, потому что оно не соответствует запросам аудитории: потребности зрителей поменялись, а телевидение не успело измениться. Конечно, в начале 90-х людей привлекали другие передачи. Помните эти бразильские и американские сериалы? Сейчас они вряд ли будут настолько интересны кому бы то ни было.

— До сих пор вы упоминали информационные и развлекательные передачи. Как вы считаете, у современного телевидения сохранились воспитательные, образовательные функции? Ведь образовывать и воспитывать аудиторию — занятие неприбыльное...

— Если сравнивать наше телевидение с итальянским или английским, то нет. С тех пор как наш образовательный канал превратился в НТВ, у нас в стране явно не хватает подобных программ. В  Италии есть несколько учебных каналов, с помощью которых можно получить дистанционное образование по самым разным предметам.

На итальянском телевидении существует отдельный католический канал. На нем демонстрируются исторические передачи, документальные и художественные фильмы, показывают церковное богослужение. Фильмы идут весьма увлекательные, и при этом вполне приемлемые с точки зрения общественной морали.

А у нас о церковном канале идут только разговоры. Спутниковый канал «Спас» не может выполнять эту функцию просто в силу того, что обычному человеку найти его очень трудно. Я лично ни разу не видел ни одной передачи канала «Спас» у себя дома, потому что он у меня не ловится. А ради одного канала проводить какие-то специальные действия — на это даже у меня руки не доходят. Сомневаюсь, что люди с меньшими возможностями вообще будут этим заниматься.

При этом, опираясь на опыт Италии, можно сказать, что удачные церковные телеканалы возможны.

— Передачи о православии встречаются и на основных российских телеканалах. Как вы оцениваете, насколько адекватно представлена сегодня Церковь в телеэфире?

— Как правило, Церковь представлена в информационном плане: что-то где-то произошло. Бывают и вполне удачные передачи. Мне очень понравилась программа о Святой Земле, сделанная тележурналистом Андреем Калитиным. Еще мне очень понравился цикл телефильмов о Риме, показанный на одном из федеральных каналов в 2004 году. Но в целом такие фильмы — настолько редкое явление, что когда их видишь, испытываешь удивление.

Без специального церковного телеканала Церковь вряд ли будет достаточно широко представлена в телеэфире. Потому что для большинства телевизионщиков это какая-то параллельная жизнь. Особенно забавно бывает, когда в новостных передачах что-нибудь говорят о церковных событиях. Иногда лепят такое... причем видно, что не по злобе.

— Раз уж о православном вещании много говорить не приходится, вернемся к образовательным и воспитательным функциям телевидения. Как государство может обеспечить их существование хотя бы в рамках самых влиятельных каналов — Первого, РТР и НТВ?

— На самом деле, это ведь совсем не дорого! Я думаю, польза была бы, если бы государство уменьшило долю рекламы в эфире или вовсе запретило ее на некоторых каналах, по примеру «Культуры». Учебные каналы (если бы они были) многие люди стали бы смотреть хотя бы из-за отсутствия рекламы.

Реклама раздражает по определению, как вмешательство в частную жизнь, смешение публичной и интимной жизни. Как будто ты приходишь в приличный ресторан, а попадаешь в мюзик-холл с канканом.

— Какие возможны ограничения по содержанию телепрограмм? Как можно противостоять пропаганде насилия и безнравственности?

— Сейчас и комитет по культуре, и депутаты всех фракций вне зависимости от вероисповедания или отсутствия такового говорят, что надо вернуться к предлагавшемуся еще в конце 1990-х годов Станиславом Говорухиным законопроекту о создании Высшего совета по соблюдению общественной морали на телевидении. Такие Советы существуют в разных странах, и предыдущий проект был сделан на основе изучения французского опыта.

Во Франции традиционно сильна роль государства в культурной сфере. И у них есть подобный Высший совет. Это не цензура, потому что цензура дает предварительную оценку. Совет выносит свои вердикты постфактум, накладывая на нарушителей законодательства штрафные санкции.

У нас в конце 90-х возражения против этого закона сводились к утверждению о нарушении демократии. Но сегодня положение дел на телевидении стало невыносимым для всех.

Проект закона с 2000 года был переработан, так как многое с тех пор изменилось. Была создана Федеральная служба по контролю за соблюдением законодательства в сфере культуры. Но большая часть депутатов из комитета по культуре считает, что необходимо также создание Высшего общественного совета. Это лучше, чем отдать функцию контроля полностью на откуп Федеральной службе. Высший совет, в который войдут известные деятели культуры и науки, по нашему мнению, будет гораздо более влиятельным органом контроля.

К сожалению, у нас, пока глава государства не скажет, ничего не будет. И вот мы, группа депутатов, членов комитета по культуре, написали письмо Президенту с требованием принять меры по соблюдению общественной морали на телевидении.

Поводом для решительных действий послужила та жуть, которую показывает телеканал ТНТ. В ответ на демонстрацию «Дома-2» депутаты региональных законодательных собраний стали выступать с требованиями что-то сделать с ТНТ. Шум поднялся по всей стране. Раньше люди относились к подобным передачам легко, но теперь это время закончилось.

— Безнравственность — одна из главных проблем телевидения. Но существуют и другие. В ноябре 2006 года архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон направил гендиректору Первого канала Константину Эрнсту письмо, в котором выразил свое беспокойство систематической и явно преднамеренной пропагандой оккультизма на канале. Письмо осталось без ответа, и по-моему, ничего в политике Первого канала не изменилось...

— Мне трудно оценивать перемены на Первом канале, я не настолько часто его смотрю. Я выступал в прессе по поводу этой истории и могу сказать, что все зависит от культурных предпочтений и взглядов руководства канала. Мы видим, что у РТР другое начальство и другая политика. Константин Эрнст — видимо, человек далекий не только от Церкви, но и вообще от традиционной культуры. Также приходится признать, что когда назревают какие-то перемены в обществе, на телевидении всегда возрастает количество колдунов и медиумов. Достаточно вспомнить Чумака и Кашпировского под 1991 год.

Если будет принят новый закон о контроле за соблюдением общественной морали на телевидении, создан Высший совет, определены рамки, в которых сможет действовать телевизионное руководство, то проявления оккультизма в телеэфире вполне можно будет пресечь. И хотя у нас пока нет церковного телевидения, но когда иерархи Русской Православной Церкви обращаются к руководству страны совместно с представителями других традиционных религий, к ним прислушиваются. Особенно, если речь идет о вещах, в которых не имеют значения различия между религиями. Например, в отношении к игорному бизнесу единым фронтом выступали представители Православной Церкви, ислама, иудаизма и буддизма. И у этих обращений были некоторые положительные последствия. Может, и в случае с телевидением что-то получится...

— Каковы задачи и перспективы социальной рекламы в России? Возможно ли ее возрождение на телевидении?

— Конечно, мы не сможем регулировать вопросы качества социальной рекламы — здесь все зависит от исполнителей, и не всегда она получается удачной. То, что социальная реклама необходима, совершенно очевидно, и она будет существовать в той или иной форме. Есть много людей, которые противятся ей, и здесь нужно подвинуть интересы алкогольно-пивного лобби. Чуть-чуть нам это сделать удалось: им запретили показывать рекламу днем, например. Многим (и мне в том числе) не нравится, что ограничения на рекламу пива были наложены половинчатые, но, поверьте, шла такая борьба с лоббистами, что и такой результат — уже хорошо...

Социальную рекламу не берут там, где есть возможность поставить более дорогую коммерческую рекламу. Поэтому надо начинать с ограничений именно на нее. Но наиболее эффективна не прямая социальная реклама, а, так сказать, «product placement» с точки зрения государства и общества. Сейчас в боевиках показывают, что положительный герой то испытывает проблемы в семье, то разводится, то запил (правда, и в жизни так часто бывает). Но если вместо этого будут демонстрировать, что у «ментов» по четверо детей, прекрасные отношения с женами и они смеются над теми, кто выражается не совсем по-русски, то это будет работать. Публика ведь внушаема.

Сериалы — это по определению продукция невысокого качества. Но если людям, стоящим во главе телеканалов, дадут указания, как направлять деятельность не только рекламщиков, но и создателей «телевизионного продукта», то это будет эффективней, чем прямая социальная реклама.

— Недавно Президент Путин говорил о необходимости создания детского телеканала. Существуют ли реальные возможности для этого сегодня?

— За этими словами Президента стоит работа многих людей. Наконец что-то начнет меняться в этом отношении. Остались специалисты, которые раньше занимались детским кино и телепередачами, готовые участвовать в создании детского телеканала. И потом, у нас страна такая талантливая, специалисты найдутся, главное их работу направлять.

Ведь очень многие творцы работают в любых рамках, в которые их поставят. Скажи одному, что надо снимать порно, — будет снимать. Скажи «не надо» — не будет, и может, даже с удовольствием. Часто создатели низкопробных передач ссылаются на то, что «этого требует зритель», хотя тот ничего и не требует, относится к телевидению пассивно и начинает писать письма с требованиями, когда его терпение уже лопается.

— Существуют нормы по телевизионному вещанию для детей, но на практике они не выполняются телекомпаниями. Как можно контролировать этот процесс?

— В новом законопроекте это будет прописано. Сейчас санкции против нарушителей тоже установлены, но за соблюдением норм в этой сфере следят не очень хорошо. С тех, кто должен осуществлять контроль, за плохую работу «шкуру не снимают».

— Может ли в России появиться общественное телевидение?

— Общественное телевидение в России было невозможно лет 10 назад, когда вновь созданные олигархические группы делили телеканалы и занимались разборками. Потом государство занималось тем, что потихоньку эти группы с основных каналов выдавливало. Они не исчезали вообще, но переставали принимать решения, быть истиной в последней инстанции. Но сегодня, когда государство имеет влияние на всех главных телеканалах, общественное телевидение создать можно.

Общественное телевидение означает усложнение процедуры «распила средств», которые будут на него выделяться. Поэтому многие не хотят этим заниматься. Гораздо лучше договориться с производителем тихонечко, что-то порешать, написать одни цифры, а получить другие. А в общественном телевидении большое количество наблюдательных советов такие методы работы сильно усложняет. К сожалению, та же картина и в театральной сфере, и в науке, когда начинаются отношения с арендой помещений и прочее...

Как всегда, нужны люди, которые готовы воспринять эту идею и настаивать на ней. Нет никаких препятствий — ни финансовых, ни организационных — кроме нежелания работать. Если такие люди появятся и будут достаточно упорны, то в России будет общественное телевидение.

Беседовала Анна Курская

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 8(381) апрель 2008



№ 9 (382) май 2008



№ 10 (383) май 2008



№ 11(384) июнь 2008



№ 12(385) июнь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 17(390) сентябрь 2008



№ 19(392) октябрь 2008



№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008



№ 17(390) сентябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 12(385) июнь 2008




№ 11(384) июнь 2008


№ 10 (383) май 2008



№ 9 (382) май 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 3(376) февраль 2008




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008