№ 8 (357) апрель 2007 / Церковь и общество

Следующая статья...»

Миссионерская Концепция

На заседании Священного Синода 27 марта  принят важный документ — «Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви». В его преамбуле отмечается, что принятая в 1995 году «Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» в значительной мере выполнила свое назначение. Новый документ составлен с учетом опыта последних лет, в нем нашло отражение современное состояние православной миссии и перспективы ее развития. Особое внимание документ уделяет методологии миссии, подготовке миссионеров, различным формам и методам миссионерской деятельности. Проект концепции широко обсуждался в 2006 — начале 2007 года, многие архиереи высказали свои замечания и пожелания к документу. Некоторые отзывы мы публикуем ниже и надеемся, что обсуждение миссионерской концепции в нашем издании будет продолжено.

 

Архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн,

председатель Миссионерского отдела:

Необходимость принятия новой «Концепции миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» имеет объективную основу, так как мы вступили в XXI век — век «информационной революции», происходящих в мире процессов глобализации, век новых вызовов. И Концепция, с одной стороны, отвечает на вызовы, которые предъявляются сегодня Русской Православной Церкви, а с другой стороны, она продолжает традиции, которые начинались великими миссионерами — святителем Иннокентием (Вениаминовым), святителем Макарием (Невским), преподобным архимандритом Макарием (Глухаревым). В новых исторических условиях миссионерская Концепция дает свое видение и измерение тех форм и методов миссионерской деятельности, которые будут способствовать духовному просвещению людей.

Разработка новой Концепции была благословлена Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Ведь первая Концепция была разработана еще в 1995 году, после этого прошли три Всецерковных миссионерских съезда, состоялось множество научно-богословских конференций, на которых обсуждались вопросы миссионерства. Поэтому возникла необходимость обобщить опыт, накопленный за прошедший период, озаботиться проблемами, которые стоят перед Церковью в наши дни, и сформулировать базисный документ для развития нашей миссии сегодня.

Первый проект новой Концепции был представлен в июне 2005 года. Он представлял собой основные рубрики или, говоря образно, некий «скелет», который должен был «обрасти» — наполниться конкретным содержанием, предложениями и пожеланиями, которые внесли преосвященные архиереи и ректоры духовных школ. В процессе работы над Концепцией мы получили более 90 отзывов. Они интересны тем, что отражают сегодняшний уровень развития миссионерского служения, его понимание, направленность. Концепция — документ, который родился в недрах Русской Православной Церкви после долгого обсуждения и внесения всех предложений, исходящих от правящих архиереев. Конечно, учесть все предложения было невозможно, так как епархии находятся в различных этнокультурных и этноконфессиональных условиях. Где-то православные христиане составляют меньшинство, и, соответственно, там применима другая модель поведения, другие формы и методы православного свидетельства. Рабочая группа, состоящая, в основном, из преподавателей Белгородской православной духовной семинарии (с миссионерской направленностью), напряженно трудилась над этой Концепцией, чтобы оптимально сформулировать основы, главные направления, методы и формы миссионерской деятельности Русской Православной Церкви сегодня.

Эта Концепция — выражение чаяний и видения преосвященных владык. Она имеет большое практическое содержание и реально отражает те процессы, которые сегодня происходят в нашей Церкви и в обществе.

В соответствии с решением Священного Синода от 27 марта 2007 года, Концепция будет изучаться во всей системе духовного образования: академиях, семинариях, богословских институтах, духовных училищах и школах. В дальнейшем основные положения Концепции станут руководством для деятельности епархиальных миссионерских отделов, и епархии, в зависимости от их географического положения, этнокультурного состава населения, будут применять положения Концепции в своей практической деятельности.

 

Епископ Сергиево-Посадский Феогност,

наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры:

1. В разделе «Практика миссионерского служения» наряду с выделением подраздела 3.4. «Миссия в молодежной среде» можно рекомендовать выделить в отдельный подраздел миссию в армии и на флоте, а также в пенитенциарных учреждениях (учитывая, во-первых, сильное влияние атеистической идеологии, во-вторых, условия жизни, уровень нравственности заключенных, а также распространение сект в местах заключения).

2. Желательно уделять больше внимания работе с письмами, приходящими в епархиальные управления, монастыри, храмы. В настоящее время эта работа даже в рамках епархии чаще всего не скоординирована, ответы на письма считаются частным делом каждого прихода, монастыря, отсюда разрозненность усилий и их малая эффективность; часто на письма, особенно с просьбой о материальной помощи, ответы вообще не даются. Эта работа может показаться относящейся не столько к миссионерству, сколько к социальному служению, но в данном случае они взаимосвязаны: помощь по переписке (как духовная, так и материальная) нейтрализует важное в настоящее время преимущество сектантов в социальной сфере (гуманитарная помощь, большое внимание к нуждающимся делает их миссию привлекательной для нецерковных людей). С  другой стороны, часто в письмах задаются вопросы, плодотворные в миссионерском плане (о вере и неверии, об отношении к другим религиям, сектам и т.п.). В ответ на них может быть послана литература миссионерского содержания.

С другой стороны, нескоординированность в этой сфере приводит к злоупотреблениям, особенно со стороны заключенных, которые отсылают множество писем наугад в разные как церковные, так и светские организации в надежде, что отзовется хотя бы кто-то. И когда ответов приходит несколько одновременно (или с небольшим интервалом по времени), посылки и бандероли не выдаются (так как существуют нормы, сколько раз в год заключенный может получать корреспонденцию). Тогда посылки возвращаются обратно к тем, кто их посылал, что ведет к дополнительным затратам (оплата возврата), и без того при этой форме помощи заключенным весьма значительным.

Выход из создавшейся ситуации видится в создании при каждой епархии отдела писем, куда собиралась бы корреспонденция со всех приходов и монастырей епархии (по крайней мере от заключенных), велась картотека и вообще систематизировалась работа с письмами, давались бы квалифицированные ответы и собиралась просимая помощь (продукты питания, одежда, книги, лекарства и т.д.).

Каждая епархия отвечает только на письма, приходящие из учреждений и от лиц, находящихся на ее канонической территории. Письма из других епархий (а их, по опыту Лавры, около 80%) должны регулярно пересылаться в отдел писем соответствующей епархии с уведомлением адресата, что в Церкви установлен порядок, чтобы обращаться только в свое епархиальное управление, письмо туда переслали (с указанием адреса отдела писем) и что в последующем просьба направлять письма по указанному адресу.

Замечания:

1. «Проведение специальных миссионерских богослужений» (с. 14). Хотя ниже («Миссионерское богослужение», с. 30—31) говорится о «свято хранимых Церковью чинопоследованиях», необходимым считаем разъяснение, что под «специальными» имеются в виду не измененные в своих чинопоследованиях службы, таинства и обряды Церкви, а богослужение с использованием, например, особых средств передачи информации (в частности, для слепоглухонемых в храмах при соответствующих учреждениях), и что в миссионерских целях недопустимо создание, например, по католическому образцу чинопоследования «Литургии для детей» и т.п.

2. На с. 31 говорится, что во время богослужения «Священное Писание может быть прочитано на национальном языке просвещаемого народа или на русском языке с богословскими комментариями». Представляется более целесообразным (особенно относительно чтения на русском языке и комментариев) раскрыть богословское содержание текста Святого Евангелия и Апостола в проповеди или во внебогослужебной беседе, что практиковалось до революции и предлагается возродить в «Концепции» (с. 32).

Кроме того, говоря о языке богослужения, то есть о языке церковно-славянском, древнерусском, Миссионерский отдел мог бы явиться инициатором предложения Министерству образования и науки ввести в программу начального и среднего образования дисциплину «Древнерусский язык», что, в плане общекультурной ситуации в обществе, все более ухудшающейся, помогло бы приостановить деградацию русского языка (через возвращение хотя бы в рамках школьной программы к его истокам), поднять интерес к русской словесности, классической литературе, также стремительно угасающий, поднять общий культурный уровень нашего народа в целом. Задача введения такой дисциплины в школах — дело непростое (учитывая перегруженность программ), но совершенно необходимое, а кроме Церкви выступить с такой инициативой в надежде быть услышанным в настоящее время просто некому.

 

Архиепископ Полтавский и Кременчугский

Филипп,председатель Отдела религиозного образования, катехизации и миссионерства Украинской Православной Церкви:

Принципиальным положением представленного на рассмотрение проекта является выделение потребности «второй христианизации» Отечества. В этом контексте понятно то значение, которое уделено образу и качествам современного миссионера, призванного к столь ответственному служению.

Крайне актуальны положения проекта о миссии в молодежной среде, миссионерском приходе, миссионерском служении мирян.

Считаю, что представленный проект «Концепции миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» заслуживает одобрения как документ, определяющий цели и задачи миссионерского делания Русской Православной Церкви на современном этапе.

Архиепископ Рязанский и Касимовский ПАВЕЛ:

Концепция отвечает самым современным требованиям, предъявляемым к сложному делу миссионерства в настоящее время перед лицом разнообразных вызовов современного секуляризованного мира, всячески стремящегося опорочить образ Церкви, подменяя его лжерелигиозными понятиями, которые приводят сознание наших современников в состояние тяжелейшей духовной деградации. Учтены наши замечания и предложения. Конкретизирована методология православной миссии, позволяющая применять ее формы к различным обстоятельствам времени и места и формирующая миссионерское мышление в соотношении с теми трудностями, с которыми сталкивается каждый миссионер во всем многообразии сфер общения и распространения проповеди христианства.

Важные дополнения внесены в раздел, разъясняющий практику миссионерского служения, разнообразие ее видов и возможность проповеди через многочисленные формы работы, многие из которых вобрали в себя современные технические решения, возможные и не противоречащие церковным уставам инновации в сфере коммуникационного и мобильного общения людей.

Достаточно объективным предложением можно считать вопрос о возможности устройства в епархии миссионерского фонда, целью которого является финансирование развития миссионерской деятельности в регионе.

В то же время можно сказать о недостаточности раскрытия проблем формирования миссионерской работы на местах. Обозначены предложения по созданию в епархиях структур, которые могут заняться разработкой методов и планов миссионерской деятельности. Но при отсутствии должного опыта организация таких структур часто приводит к дополнительным трудностям. Поэтому очень полезными могли бы стать пошаговые разработки миссионерских программ центрального миссионерского отдела, адаптируемые к нуждам конкретного региона.

Огромным подспорьем мог бы стать проверенный временем положительный опыт работы региональных миссионерских отделов и структур. Его описания можно было бы рассылать в епархии для перенимания опыта и апробации в местных условиях. Или хотя бы собирать их в Синодальном миссионерском отделе, периодически сообщая миссионерам о поступлении материалов и обеспечивая доступ к ним.

Отмечено в Концепции и то, что для нормального и слаженного функционирования миссионерской деятельности каждому члену Церкви необходимо осознавать свою личную миссионерскую ответственность. К сожалению, существует проблема отсутствия такой ответственности. И не только среди мирян, но и среди священнослужителей, что не может не сказываться на общей картине развития миссии. Верю, что Господь поможет нам постепенно справиться с этой проблемой, потому что перед лицом духовного разложения современного общества никто не может оставаться равнодушным.

Следующая статья...»

№ 20(369) октябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 3(376) февраль 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 5(378) март 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 10 (383) май 2008


№ 11(384) июнь 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 20 (393) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008




№ 17(390) сентябрь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008





№ 12(385) июнь 2008





№ 11(384) июнь 2008





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008