№ 6 (355) март 2007 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Антисектантские слушания в Мосгордуме

Депутатские слушания по теме «О противодействии разжиганию религиозной розни и сектантскому движению на территории Москвы» были организованы 16 марта в Московской государственной думе по инициативе комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям. Глава этой комиссии, депутат от партии «Единая Россия» Игорь Елеференко пригласил для участия в обсуждении представителей различных государственных ведомств и религиозных организаций, а также юристов и религиоведов.
В своем вступительном слове И.Елеференко говорил о распространении в последнее время сектантского движения и об угрозе экстремистской деятельности сект. Он также отметил, что деятельность многих деструктивных религиозных организаций, например, секты Грабового, становится источником сильнейшего социального напряжения. Выступившая затем депутат Мосгордумы Татьяна Потяева среди причин разгула религиозного экстремизма назвала «падение духовно-нравственных ценностей», упрекнув при этом Русскую Православную Церковь: по статистике, большинство адептов новых культов — не атеисты, а люди, которых однажды оттолкнула Церковь. По мнению Т.Потяевой, ключ к решению проблем лежит в сфере просвещения, а также в организации профессиональной религиоведческой экспертизы новых культов и работы по реабилитации жертв тоталитарных сект.
С основным докладом на слушаниях выступил президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), руководитель Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского, профессор Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Дворкин. Он посвятил свое выступление перечислению тех деструктивных сект, которые активизировались в Москве в последнее время. Наибольшее беспокойство докладчика вызывает «Сайентологическая церковь». По словам А.Дворкина, в Москве в районе Сокольников планируется создание самого крупного сайентологического центра в мире. Муниты — последователи корейского проповедника Сан Мен Муна — также собираются устроить в Москве головной офис для своих организаций в СНГ и Балтии, для этого они незаконно, как считает А.Дворкин, приобрели в собственность кинотеатр «Алтай». В докладе были также отмечены криминальный характер движения «анастасийцев» («Звенящие кедры России»), наживающегося на недвижимости своих адептов, и приверженность неопятидесятнического движения идеям «оранжевой революции». Подробно А.Дворкин остановился на деятельности кришнаитов, инкриминировав им хранение оружия в их коммунах, а также выразив возмущение по поводу «бесплатного», «за счет налогоплательщиков, большинство из которых являются православными», выделения участка земли в районе Шереметьево для строительства «псевдоиндуистского капища».
В защиту исповедующих индуизм выступил президент Ассоциации индийцев России Санджит Кумар Джха. Как оскорбление расценил он применение понятия «секта» по отношению к последователям «самой древнейшей из существующих религий» — индуизма, который в России представляют, в основном, вайшнавы (к ним относят себя и кришнаиты). Он выразил недоумение по поводу «сопротивления некоторых групп» строительству индуистского храма в Москве, который, по его мнению,  только украсит московский пейзаж и удовлетворит потребности всех практикующих индуизм.
Резкое несогласие с позицией А.Дворкина высказал и президент Всероссийского фонда «Образование» Сергей Комков, назвав выводы оппонента «предвзятыми». С.Комков считает, что вопросами деятельности тоталитарных сект должны заниматься исключительно светские специалисты, иначе «это может превратиться в инквизицию».
Настоятель храма Святой Троицы в Останкино игумен Феофилакт (Безукладников) перевел обсуждение в юридическое русло. Он призвал широко использовать опыт законодателей европейских стран, с тем чтобы «поставить под жесткий контроль или запрет деятельность тоталитарных сект». Однако прежде законодателям надо разобраться с дефинициями и юридически закрепить понятия «религия», «религиозная организация», «секта» и т.д. В борьбе с опасными религиозными движениями главную роль о. Феофилакт отводит государству, которое обязано «распространять достоверную информацию, выстраивать законодательные барьеры, просвещать чиновников», привлекать экспертов в специальные профильные комиссии. Священник обратился к московским депутатам с двумя конкретными предложениями: создать при Правительстве Москвы общественный центр для распространения достоверной информации по сектам и составить «реестр сект, причиняющих вред духовному, физическому и психическому здоровью своих адептов».
На пробелы в законодательстве сетовал и заместитель начальника ГУВД Москвы Александр Мельников. По его словам, в Кодексе об административных правонарушениях есть только одна норма, которую можно применить к деятельности религиозных сект. В законе нет также определения секты и даже религиозной организации, поэтому пока органы внутренних дел могут только «держать на контроле» организации, которые считаются деструктивными или экстремистскими, но не могут применить к ним закон. Если обсуждаемое явление считается массовым, нужны специальные нормы в законодательстве, общих уголовных норм явно недостаточно, считает представитель МВД.
С осторожностью подходить к определению сект призвал новый президент Евразийского отделения Международной ассоциации религиозной свободы профессор Юрий Носков. Термин «секта» не должен фигурировать в Уголовном кодексе РФ, считает он, так как касается «тонкой области» и связан с внутрицерковными проблемами. Широкое использование понятия «секта» в СМИ и в экспертной среде — результат безграмотности или стремления к саморекламе, считает ученый.
С последним утверждением согласился президент Международной академии общественного развития Борис Минин, который отметил, что обсуждаемая проблема — «дутая», и поднимается теми, «кто хочет задействовать государственный аппарат в своих целях».
Ему возразила депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова, которая считает проблему сект реальной и болезненной. Она назвала два безусловных, по ее мнению, признака секты: «ограничение свободы людей и нещадная эксплуатация адептов». Однако с таким расплывчатым определением согласились далеко не все. Тем не менее предложение Л.Стебенковой о внесении существенных изменений не только в столичное, но и в федеральное законодательство поддержали многие участники слушаний.
Депутат Михаил Москвин-Тарханов ключевую роль в антисектантской работе отводит «хорошему образованию», которое должно быть светским и «историчным». О роли религиозного просвещения в духе толерантности говорили член молодежной палаты при Мосгордуме Ольга Скопинцева и представитель московского департамента образования Наталья Ершова.
В дискуссии прозвучали краткие реплики ответственного секретаря РАЦИРС священника Льва Семенова, психиатра Николая Вострокнутова, члена Общественной палаты Камилжана Каландарова, сопредседателя Института свободы совести Сергея Мозгового и других.
Юлия Зайцева

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 8(381) апрель 2008



№ 9 (382) май 2008



№ 10 (383) май 2008



№ 11(384) июнь 2008



№ 12(385) июнь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 17(390) сентябрь 2008



№ 19(392) октябрь 2008



№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008



№ 17(390) сентябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 12(385) июнь 2008




№ 11(384) июнь 2008


№ 10 (383) май 2008



№ 9 (382) май 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 3(376) февраль 2008




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008