№ 3 (328) февраль 2006 / Церковь и общество

Следующая статья...»

«Мы не настолько утратили веру и не настолько лишились понимания слов Спасителя, чтобы не применить эти слова в своей жизни»

Ваше Святейшество! Уважаемые участники Рождественских чтений!

Позвольте от души всех поприветствовать и поблагодарить организаторов этого крупнейшего образовательного форума.

Для меня как генерального прокурора и как мирянина Русской Православной Церкви, а равно для миллионов моих единоверных соотечественников, далеко не безразлична судьба нашей России, которая в моем сознании отождествляется с православной верой. Мы понимаем, что только обращение к вечным и непреложным христианским истинам способно предоставить подлинные перспективы возрождения народу России, помочь людям обрести подлинный смысл своего бытия и вечное спасение.

Но, к сожалению, ряд ключевых позиций и даже целые пласты современной российской жизни, которые, как мне кажется, уже давно должны быть освоены и облагорожены Православием, остаются пока в запустении и не обогащены нормами христианской нравственности.

Скажу больше: а много ли в России тех, кто готов признать простую истину: большинство наших проблем, какую бы сферу жизни не взяли, связаны с нравственностью. А точнее, с ее отсутствием.

Ответ тоже, к сожалению, известен.

Между тем забвение именно духовности — главный источник наших бед и нашей слабости. Иначе не понять, почему Россия — крупнейшая по численности населения и территории европейская страна, обладающая практически неистощимыми природными, людскими, интеллектуальными ресурсами, пребывает в таком жалком состоянии. Возьмите бизнес, богатство, собственность.

Воинствующий атеизм коснулся трех поколений. Это привело к тому, что хозяйство перестало быть, по определению русского философа протоиерея Сергия Булгакова, «явлением духовной жизни в такой же мере, в какой и все другие стороны человеческой деятельности». Возобладал культ богатства без чести.

Но возрождение предпринимательской свободы, восстановление безусловного права человека на собственность нельзя вырывать из системы ценностей, в которой богатство есть результат созидательного труда, а труд — это долг перед Богом и людьми. Только тогда естественное стремление к материальному достатку «умеряется» влиянием высших нравственных принципов. В Евангелии недвусмысленно сформирована цель жизни человека: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6, 33). Столь же ясно сформулирован и принцип ее достижения: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6, 24).

Мы все бываем на Западе. Богатый человек там называется бизнесменом, у нас — олигархом. Спрашивается, почему?

Да потому, что крупные состояния там зарабатывались либо целыми династиями, как скажем Дюпоны, либо, как в случае с Биллом Гейтсом, — уникальными мозгами. Можно было бы гордиться, если бы миллиардером у нас стал известный на весь мир конструктор Калашников.

Однако, увы, в нашем Отечестве многомиллионные суммы подчас являются результатом неправедных дел.

Говоря об этом, я, безусловно, не имею цели стричь всех, что называется, «под одну гребенку». И рад тому обстоятельству, что сегодня можно привести немало примеров поступков представителей современного бизнеса в лучших традициях Третьяковых, Мамонтовых, Морозовых.

Преступник должен нести ответственность. Прокуратура и другие правоохранительные органы принимают к тому меры. Эти меры не всегда адекватны сложившейся ситуации. Но победить зло можно лишь соединением усилий всего общества и возрождением духовных устоев, которые во все времена скреплялись верой и воспитанием.

Сегодня нужно не просто вести речь о воспитании. Сегодня важно в каждом воспитать гражданина, который понимает и принимает цель своего государства. Если этого нет, нет и гражданина.

Выдающийся русский философ Иван Ильин писал, что «такой человек может быть в стране, работать или торговать, но в чем же будет выражаться его гражданство, если ему нет дела до интереса, до цели, до задания, до судьбы данного народа и государства? Он явно будет пользоваться удобствами жизни и правами; но не будет нести ни обязанностей, ни бремени, ни ответственности; он будет паразитом, или приживальщиком, или, в лучшем случае, гостем, но не гражданином. А чтобы стать гражданином, он должен будет принять интерес государства так, как он принимает собственный».

Глубоко убежден в том, что именно такое воспитание должно быть направлением не только системы государственного, но и духовного образования. Начинать его необходимо в семье и в школе.

Семья — единственный воспитательный институт, нравственное воздействие которого человек испытывает на протяжении всей жизни. В семье ребенок учится ответственности за свое поведение. Именно ответственность выступает ограничителем свободы, которая в ее сегодняшнем виде нередко выступает как свобода субъективного произвола. Воспитание ответственности помогает не потерять моральные качества личности, необходимые ей для правильного выбора между добром и злом.

Система религиозного образования должна начинаться со школы, когда душа ребенка открыта. Принципиально важно, какие ценности войдут в его духовный мир. Что это будет: бесноватый нацизм, власть золотого тельца? Или, наоборот, ответственное отношение к собственной жизни, умение соотносить ее с жизнью других людей?

Правоохранительные органы, в том числе прокуратуру, нередко упрекают в том, что мы слабо противостоим проявлениям экстремизма и ксенофобии. Не могу сказать, что эти упреки безосновательны. Зачастую правоохранительные органы работают в режиме реагирования на свершившиеся факты.

Но каждому понятно, что силовыми средствами терпимости в межнациональных отношениях не добиться. Поможет духовное воспитание и образование. Между тем противников введения в школьный курс основ религии, как известно, немало. А среди них, как мне кажется, больше всего тех, кто как раз критикует всех и вся за слабость борьбы с экстремизмом.

Огромное значение имеет взаимное проникновение и взаимное обогащение государственного и духовного образования. Не раз высказывались предложения о необходимости через государственную поддержку открыть в университетах теологические факультеты. Это даст молодому поколению россиян в ходе студенческого общения ближе соприкоснуться с богословием и традиционными духовными ценностями. Не лишены практического смысла предложения о введении в учебные планы вузов проблемных курсов, на которых обсуждались бы мировоззренческие, этические, философские и иные вопросы.

Давно можно было бы разрешить и проблему признания дипломов и ученых степеней духовных школ Русской Православной Церкви. Это, несомненно, расширит участие священнослужителей в светском просвещении.

Иными словами, духовно-нравственное состояние общественной жизни, образование и воспитание на современном этапе развития — несомненные приоритеты для государства и Церкви. Ибо пустота и хаос в духовной жизни, которые появились как результат отклонения от традиционных ценностей, привели к духовному обнищанию, упадку религиозного духа, падению нравов.

В своей горькой прокурорской практике мы сталкиваемся с одной и той же ситуацией. Как только в человеке исчезает духовность, как только его съедает своекорыстие, спекулятивное отношение к миру, он становится на путь преступления.

Конечно, в этом деле нельзя отрицать влияние неблагоприятных социально-экономических факторов, не учитывать слабость государственной власти. Но главным источником преступления является помраченное состояние человеческой души: «Из сердца исходят злые мысли, — говорится в Евангелии, — убийства, прелюбодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15, 19).

Правовое государство неосуществимо, если не будет понятия «неблагородный поступок», который оценивается мерой добра и зла. Давно известно: честный человек останавливается гораздо раньше, чем вступает в силу закон. А благородный человек — еще ранее.

Не мной сказано: «если у общества утрачено понятие греха и стыда, то порядок в нем может поддерживать только полицейский». Но и сам полицейский появляется не из пробирки. Он плоть от плоти представитель того самого общества, у которого нет понятия греха и совести. Отсюда и «оборотни», мздоимство, злоупотребления и другие прегрешения.

В том, что наше общество больно, не сомневается никто. Общество надо лечить. Лечить самыми разнообразными средствами, среди которых не последнее место должен занимать контроль за соблюдением стандартов поведения человека. Стандартов, которые исключают использование прямо или косвенно должностного положения в корыстных и иных личных целях.

Указами Президента России и другими нормативными актами по каждому ведомству определен перечень должностей госслужбы, квалификационные требования, порядок назначения, аттестации, переназначения и тому подобное. Это сделано для того, чтобы в ходе административной реформы должности госслужбы заняли не только компетентные, но главным образом чистые помыслом и сердцем люди, действия которых будут прозрачны и контролируемы обществом. И если недостатка в правовой регламентации нет, то есть, к сожалению, дефицит исполнения требований нормативных актов.

Эта проблема, не сомневаюсь, будет преодолена. Но при условии, что и здесь будет поставлен духовный заслон, если все мы повернемся к истокам нравственности, к пониманию духовной природы правонарушений. Это даст нашему обществу лекарство для их одоления. Весьма важно пастырское попечение о тех, кто находится на государственной службе. При отсутствии у них нравственного идеала никакие меры принуждения, устрашения или наказания не смогут остановить злой воли.

Дорогие друзья! Мне бы очень не хотелось, чтобы участники Рождественских чтений восприняли мое выступление как констатацию только негативных моментов общественной жизни, хотя по долгу службы именно с ними приходится больше всего сталкиваться.

Российское общество в целом отнюдь не утратило своих устоев полностью. Не только социологические исследования, но и практика сегодняшней жизни фиксируют мощную инерцию традиционных ценностей, которые выросли из христианства. В массовое сознание возвращаются установки, утверждающие превосходство духовных начал под внешним устроением жизни и неограниченным стремлением к благам материальным.

Это обстоятельство позволяет надеяться на оздоровление страны тем, кому нужны не великие потрясения, а великая Россия со здоровой экономикой и здоровым обществом, с нацией — творцом собственной истории. Но без деятельного сотрудничества православных мирян, ответственных граждан России — будь то государственный чиновник, ученый, предприниматель, приходской священник, — этого не достичь.

Политики, депутаты, ученые много говорят о необходимости консолидации здоровых сил общества, о единстве. Призывают к единству многие, если не все. Но, как часто бывает, каждый мнит центром только себя. А ведь требуется иное — объединить вокруг имени Божьего, чтобы с верой делать добрые дела для России, для людей, для самих себя. Вот почему для меня своеобразным девизом являются слова из второй главы Соборного Послания апостола Иакова: «Вера без дел мертва» (Иак. 2, 20).

В этой чеканной формуле Священного Писания — немалое поприще для приложения сил всякого основательного российского гражданина, всякого православного человека.

Мне представляется, что каждый должен определить для себя: если покаяние — это деятельное покаяние. Если соборность — это деятельная соборность, а не провозглашаемая на словах.

Уверен, мы не настолько утратили веру и не настолько лишились понимания слов Спасителя, чтобы не применить эти слова в своей жизни.

Рождественские Чтения проводятся в дни празднования Рождества Христова. В тропаре этого праздника красной нитью проходит мысль о том, что благодаря рождению в мир Спасителя людям воссиял «свет разума». То есть человечеству открылась возможность разумного богопознания. Познания как на основании Божественного Откровения, так и естественного порядка вещей.

Так неужели мы эту возможность не используем?

Доклад печатается в сокращении

Следующая статья...»

№ 20(369) октябрь 2007


№ 21(370) ноябрь 2007


№ 22(371) ноябрь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 24(373) декабрь 2007


№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 3(376) февраль 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 5(378) март 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 10 (383) май 2008


№ 11(384) июнь 2008


№ 12(385) июнь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008


№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 20 (393) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008




№ 17(390) сентябрь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008





№ 12(385) июнь 2008





№ 11(384) июнь 2008





 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008