№ 20 (321) октябрь 2005 / Церковь и общество

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

День Национального Единства

Приближается 4 ноября. Этот день будет праздничным не только для Церкви, которая совершает празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Этот день будет праздничным для всех россиян. Наша страна впервые готовится отметить новый государственный праздник — День народного единства. Центром торжеств станет Нижний Новгород. Из него вышло народное ополчение во главе с Кузьмой Мининым и князем Димитрием Пожарским, освободившее Москву от польских интервентов и положившее конец иноземному игу.

О самих торжествах мы расскажем в следующем номере. Но, готовясь к ним, редакция «Церковного вестника» обратилась к епископу Нижегородскому и Арзамасскому Георгию с просьбой рассказать о событиях, положенных в основу празднования, и тех уроках, которые преподает нам история.

«Москве Нижний — брат ближний», так говорили наши предки. При этом они имели в виду, конечно же, не расстояние. Старая пословица, возможно, родилась в XVII веке, когда отсюда, с волжских берегов, подул ветер освобождения.

Промысл Божий избрал этот когда-то пограничный город у слияния Волги и Оки к его высокой миссии — много раз встречал Нижний и гостей, и врагов.

Ядро города — городской торг, образовавшийся близ Нижегородского кремля. Здесь же находились земская изба (административный центр) и два храма «на Торгу» — Никольский и Предтеченский. Каменная церковь Николая Чудотворца возведена была в 1371 году великим князем Борисом Константиновичем. Рядом с ней, но ближе к Ивановской башне, у Ивановского моста, находился храм Иоанна Предтечи. Само его расположение предначертало ему трудную, но славную судьбу. Отсюда, через единственную тогда «проездную» башню, уходили в поход посадские ополченцы древности.

Нижний всегда стоял за Москву и признавал государем того, кого признает Святейший Патриарх.

Летопись рассказывает, что когда в Нижнем получили грамоту с призывом освободить Русь от супостатов, старшие в городе люди собрались для совета вместе с духовенством. Пришел земский староста Нижнего посада Кузьма Минин и сказал: «Святой Сергий явился мне во сне и приказал возбудить уснувших; прочтите грамоты в соборе, а там что будет угодно Богу...»

Когда первый раз явился чудотворец с повелением собирать войско на спасение страны, Кузьма испугался, но все же не придал этому знаку большого значения. Успокоился, «в небрежение положив» наказ святого.

И во второй раз явился преподобный Сергий: рек то же, но строже, так, что заболел Кузьма. И тогда, после мучительных раздумий, дал староста слово — волю святого выполнить. А слово, как и каждый посадский, он привык держать.

Уже на другой день нижегородцы сошлись в соборной церкви. Там протопоп Савва увещевал их встать за веру и потом прочел грамоту-воззвание. После протопопа начал говорить Минин: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать и бить челом — кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником».

На частых сходках Минин продолжал свои увещания — и в Земской избе, куда он был избран старостой, и на торгу, и на паперти Спасо-Преображенского собора. Затем и на общегородском сходе он выступил со своим знаменитым призывом о помощи в спасении государства, напоминая землякам о судьбе смолян.

Можно только догадываться, сколько сил и умения потребовалось, чтобы вопреки установившимся социально-сословным предрассудкам убедить посадских людей и служилое дворянство в необходимости консолидации, жертвенности всех и всем во имя спасения Отчизны.

Нельзя забывать, что в 1611 году в Нижний Новгород были назначены воеводы А.А. Репнин и В.В.  Оничков с подчиненным им значительным по численности гарнизоном (не менее 800 человек), которые обладали реальными возможностями для быстрого пресечения любых попыток забрать власть из их рук. Преодолеть их влияние было возможно лишь путем создания хорошо организованного народного ополчения и привлечения на его сторону гарнизонов городов Поволжья. Это староста Кузьма Минин блестяще осуществил.

Деятельный и мудрый Минин выдвинул программу действий: во-первых, действовать не порознь, а всем вместе; во-вторых, не избирать на престол иноземца-иновера, но только русского царя истинной православной веры; в-третьих, голыми руками Москву не взять, а значит, нужны средства на вооружение и продовольствие. Основу войска должны составить профессионалы — не наемники, а хорошо вооруженные патриоты.

Нижегородцы обратились с призывом возглавить ополчение к князю Димитрию Пожарскому. Согласился он не сразу, и поставил условие: чтобы «выбрали у себя из посадских людей, кому быть с ним у такова велика дела и казну сбирати». Сам же и указал на земского старосту Кузьму Минина: «Есть у вас Кузьма Минин, бывал он человек служилый, ему это дело за обычай».

Спустя два века это единение двух героев будет изображено скульптором Мартосом в памятнике, что встанет на Красной площади. Кузьма Минин, указывая рукой на Москву, вручает Димитрию Пожарскому старинный меч и призывает его встать во главе русского войска и спасти Отечество. Опираясь на щит, раненый воевода приподнимается со своего ложа.

Поздней осенью 1611 года в Нижнем Новгороде на городском дворе был собран городовой Совет. В него вошли архимандрит Печерского монастыря Феодосий, Спасский протопоп Савва да «иные попы», а также Биркин, Юдин, нижегородские дворяне и дети боярские, и головы, и старосты, «от них же и Кузьма Минин». Так создавался организационно-политический центр борьбы с интервентами. Постепенно Нижний Новгород превращался в действительно общерусский центр патриотического движения.

«Купно за едино» призывал встать Минин. И приходили к нему отовсюду люди разных народностей и вероисповеданий. Их объединила идея спасения государства так же, как исстари Русь объединила под своим крылом многие народы многих вер.

Среди русских ополченцев числились татары — из Касимова и Темникова, Алатыря и Казани, Кадома и Шацка. Царевич Араслан с боевым отрядом из далекой и загадочной Сибири. Чуваши, черемисы, востяки, мордва, башкиры... Ополчение было в полном смысле народным, многонациональным, потому что неотъемлемыми чертами истинно православного человека являются веротерпимость и добрососедство.

6 января 1612 года, на праздник Богоявления, князь Димитрий Пожарский прибыл в Нижний Новгород, где был принят с великою честью. Минин вместе с народом вышел ему навстречу с иконами. Этот день стал важнейшим в деле организации нижегородского ополчения — было создано мощное ядро воинства, объединенное единым стремлением освободить от интервентов Отчизну.

Ополчение выступило из Нижнего в конце февраля — начале марта 1612 года. Шли правым крутым берегом Волги. Переправились через Волгу у Костромы, а там уже ярославцы встречали князя Пожарского хлебом и солью на левом берегу, против своего города.

В Ярославле по благословению патриарха-мученика Гермогена к ополчению присоединилась Казанская икона Божией Матери. В 1611 году ее взяло с собой казанское ополчение, которое отправилось под Москву. Тогда одушевленные чудотворным образом русские ополчения в мае 1611 года отбили у поляков Новодевичий монастырь. А теперь казанцы передали свою чудотворную икону нижегородцам, а взамен в Казань был послан богато украшенный список.

Выступившее после полугодового ожидания в Ярославле войско на некоторое время задержалось у стен Лавры, испрашивая благословения у преподобного Сергия. Впереди ждала Москва.

22 октября (4 ноября по новому стилю) после тяжелых боев, особо кровопролитных в Замоскворечье, на Пятницкой улице, и около Крымского брода, где русские ополченцы и казаки форсировали Москва-реку, был предпринят решающий штурм. Спасение русского государства в эти дни зависело от минимального перевеса сил: войск у ополчения было совсем немного, и приходилось рассчитывать только на чудо.

Настоящим чудом от Казанской иконы Богородицы и стала победа. Битве предшествовали трехдневный пост и молитвы. В осажденном Кремле находился в то время в плену прибывший из Греции и тяжело заболевший от пережитых испытаний архиепископ Элассонский Арсений. Рассказывают, что ночью, накануне освобождения, его келия вдруг озарилась светом, он увидел преподобного Сергия Радонежского, который сказал: «Арсений, наши молитвы услышаны. Предстательством Богородицы суд Божий об Отечестве преложен на милость; заутра Москва будет в руках осаждающих и Россия спасена».

Как бы в подтверждение истинности пророчества архиепископ получил исцеление от болезни. Святитель послал известие об этом радостном событии русским воинам. На следующий день, 22 октября 1612 года, русские войска, воодушевленные видением, неся Казанскую икону в своих рядах, овладели Китай-городом. А еще через два дня — Кремлем.

Поляки, засевшие в Кремле, сопротивлялись отчаянно, надеясь на подкрепление, посланное Сигизмундом III. Но после окончательного поражения удивлены были небывалому милосердию победителей: ополченцы отнеслись к поверженному врагу так, как подобает православным христианам.

Удивительно и другое: победители не стали даже наказывать русских бояр — тех, что присягали самозванцам. Сохранили за ними все прежние звания, должности и даже жалованья.

«Нам Россию теперь в согласии строить, — объявил Минин с Лобного места. — Зуб точить промеж сословий отныне негоже будет».

В память освобождения Москвы от поляков установлено было совершать 22 октября особое празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Сначала оно совершалось лишь в Москве, а с 1649 года царь Алексей Михайлович повелел «во всех городах, во вся годы» праздновать этот день в честь чудотворной Казанской иконы Божией Матери — Спасительницы России «в годину лихолетья».

Традиция праздновать избавление Отечества от иноземного владычества в день Казанской иконы Божией Матери была восстановлена уже в наши дни. Сегодня 4 ноября — День народного единства — должен стать днем истинного, деятельного патриотизма. И единство, к которому призывает нас память о далеком прошлом, есть творческое дело созидания новой России, во исполнение слов Спасителя «Да будут вси едино», — России, не отрекающейся от своего прошлого, не забывающей своих корней и в дни радости и скорби обращающейся ко Христу, имея в Спасителе основание будущей жизни.

 

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 8(381) апрель 2008



№ 9 (382) май 2008



№ 10 (383) май 2008



№ 11(384) июнь 2008



№ 12(385) июнь 2008



№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 17(390) сентябрь 2008



№ 19(392) октябрь 2008



№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008






№ 19(392) октябрь 2008



№ 17(390) сентябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008




№ 12(385) июнь 2008




№ 11(384) июнь 2008


№ 10 (383) май 2008



№ 9 (382) май 2008


№ 8(381) апрель 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 4(377) февраль 2008


№ 3(376) февраль 2008




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008