Церковный вестник


№ 12-13 (241-242) июнь 2002 / Святость

Судьба Архимандрита Германа

Масштабы трагедии Русской Православной Церкви в ХХ веке не имеют прецедентов в истории Церкви Вселенской — это утверждение давно уже стало общепринятым. Реже пока говорится о том, что масштабы этой трагедии и сила подвига святых мучеников и исповедников — подвига не «на миру» — сопоставимы только с масштабами и глубиной мрака, до сих пор покрывающего эту область истории Церкви и истории России.

Простейший подсчет позволяет говорить о сотнях тысяч пострадавших за Христа. Разница между известным количеством одних только священников и монахов перед революцией и их количеством после завершения периода самых жестоких гонений слишком красноречива.
В то же время деянием Архиерейского Собора 2000 года и решениями Синода канонизировано всего около 1200 человек. В чем же причина столь разительного несоответствия цифр? В первую очередь, наверное, в сложности самой исторической работы.

С точки зрения исторической науки, понятие об источнике является фундаментальным. Но во всем, что касается истории гонений на Русскую Православную Церковь в ХХ веке, именно источники обычно крайне скупы, противоречивы, недостоверны и даже просто лживы. Например, в соответствии с секретными постановлениями КГБ, ЦК КПСС, Президиума Совета Министров СССР в период с 1955 по 1990 гг., родственникам (причем только родственникам) выдавались ложные справки о судьбах репрессированных: «даты смерти указываются в пределах 10 лет со дня ареста, а причины смерти — вымышленные». Следственные дела нередко оформлялись небрежно, в них искажались имена, отчества, фамилии, названия населенных пунктов. В церковных исследованиях тех времен, по понятным причинам, часто содержатся ошибки. Много неточностей встречается в известном двухтомнике протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики российские». В значительных исправлениях нуждаются также и данные каталога митрополита Мануила (Лемешевского) «Русские православные иерархи».

Сегодня, когда доступ к большинству государственных архивов значительно упрощен, эта проблема осложнилась с другой стороны. Слишком многие из свидетелей событий, которые могли бы помочь исследователям, уже ушли из жизни, и вместе с ними стремительно уходят от нас и сами живые воспоминания о святых. Церковные историки сейчас пытаются организовать работу по сохранению и систематизации имеющихся материалов. Успешный пример такой работы — созданная кафедрой информатики Православного Свято-Тихоновского института компьютерная база данных о новомучениках и исповедниках российских. Объединение всех сведений о пострадавших за Христа и оперативная обработка информации на современной вычислительной технике позволяют найти многие затерявшиеся следы, соединить порвавшиеся исторические цепочки. Один из наиболее показательных случаев — удивительная история прославления архимандрита Германа (Полянского).
Архимандрит Герман (1901—1937) принадлежал к той особой категории «младших» новомучеников российских, которые начали свое активное служение Церкви в период самых свирепых гонений. По оценкам специалистов, к этой категории можно отнести около трети от общего числа пострадавших. Монашеский постриг он принял в 1926 году, подвизался в Высоко-Петровском монастыре, потом был настоятелем московского храма Рождества Богородицы в Путинках, осужден в 1933-м, расстрелян 4 ноября 1937 года, в день Казанской иконы Божией Матери. Справку о нем предоставила духовная дочь о. Германа, прихожанка Николо-Кузнецкого храма в Москве, Нина Ивановна Кузнецова (Клушанцева). В базе данных Свято-Тихоновского института к тому времени уже существовала запись об иеромонахе Германе (Полянском) — сведения о нем были получены из книги протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики российские», изданной за рубежом в 1957 году. Нина Ивановна высказала предположение, что биографическая справка протопресвитера Михаила Польского может относиться к ее духовному отцу.

Заведующий кафедрой информатики ПСТБИ Н.Емельянов рассказывает: «При вводе в базу данных каждого нового лица всегда встает вопрос об идентификации разных записей. Сведения о многих пострадавших часто бывают далеко не полными. В справке может отсутствовать имя, фамилия, год рождения, сан и т.д. Для оперативного выяснения этого вопроса на сервере базы данных Свято-Тихоновского института установлена специальная программа, которая сканирует имеющиеся записи и, в зависимости от сопоставления результата поиска с новыми данными, может выдать либо рекомендацию объединить некоторые имеющиеся справки, либо доказательства того, что похожие справки действительно относятся к разным лицам. В случае с архимандритом Германом программа выдала рекомендацию на объединение по общему монашескому имени и связи с Высоко-Петровским монастырем.

Когда деянием Архиерейского Собора 2000 года был прославлен священник Борис Полянский, расстрелянный 4 ноября 1937 г. по делу, заведенному в Кемеровской тюрьме, программа вновь обнаружила, что биографические справки архимандрита Германа (Полянского) и священника Бориса Ивановича Полянского могут быть объединены, хотя в деле 1937 года ни разу не упоминалось монашеское имя Бориса Полянского. Когда нами были получены оба дела — 1933 и 1937 годов, стало абсолютно ясно, что архимандрит Герман (Полянский), осужденный по делу 1933 года в Москве, и священник Борис Полянский, расстрелянный в 1937 г. и прославленный в лике священномучеников на Соборе 2000 года, — это одно и то же лицо. Совпали и год рождения — 1901, и место рождения — Тирасполь, и данные по отцу — священнику-миссионеру Иоанну Полянскому. После этого было принято решение объединить две справки в базе данных института».

Теперь предстоит уточнение Деяния Собора 2000 года: вместо записи «священник Борис Полянский» будет помещена запись «архимандрит Герман Полянский».
Соединить биографические справки, полученные из Москвы, Кемерова и из США удалось только после того, как все они оказались в единой базе данных.
Материалы можно присылать по адресу: 113184, Москва, ул. Новокузнецкая, 23б, ПСТБИ, Кафедра информатики.
Телефон: (095) 951-97-70.



© «Церковный Вестник», 2002-2008