№ 15-16 (316-317) август 2005 / Некрологи, соболезования

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Прощальное слово митрополиту Андриану

10 августа, на Памяти предстоятеля Руской Православной Старообрядческой Церкви

55 году жизни, закончил свой земной путь Высокопреосвященнейший Андриан, митрополит Московский и всея Руси, Предстоятель Русской Православной Старообрядческой Церкви, возглавлявший ее с февраля 2004 года.

Скорбная весть пришла из глухих вятских лесов, где в это время крестный ход проходил 150-километровый путь от города Вятки до реки Великой, к месту чудесного явления иконы св. Николы. Этот крестный ход, названный «Великорецким», митрополит Андриан возглавлял четыре года подряд. Он считал своим долгом непременно участвовать в тех крестных ходах,  в которых присутствовал дух христианского подвижничества, где в пути нужно было бы преодолевать телесные немощи и слабости духа. Но среди всех походов под знаменем креста, в которых ему пришлось участвовать, Великорецкий ход был для него особенным. Еще будучи епархиальным архиереем, владыка Андриан прилагал усилия к его возрождению, лично прорабатывал маршрут и собственным примером старался привлечь к паломничеству верующих.

И на этот раз владыка, облаченный в епитрахиль и поручи, с посохом и молитвой шел впереди вереницы христиан, растянувшейся на сотни метров. По своему обычаю, на время крестного хода митрополит возложил на себя дополнительный пост. На привале он сказал проповедь о том, что идущему к святой цели человеку нельзя расслабляться. Это была последняя проповедь в его жизни. Смерть наступила от сердечного приступа во время остановки на отдых у речки Грядовицы.

11 августа скорбящие христиане доставили тело усопшего митрополита в Москву.

14 августа, в воскресенье, на праздник Происхождения Честнаго и Животворящаго Креста Господня, в кафедральном соборе Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рогожском кладбище, состоялось погребение почившего Первосвятителя. Погребальную службу совершали: местоблюститель Московского митрополита архиепископ Ярославский и Костромской Иоанн, духовный отец покойного владыки епископ Киевский и всея Украины Саватий в сослужении епископов Новосибирского Силуяна, Кишиневского Евмения и Казанского и Вятского Корнилия. Более семидесяти священников и свыше двух с половиной тысяч старообрядцев собрались в Покровском соборе, чтобы помолиться и проводить в последний путь владыку Андриана.

В числе тех, кто прибыл почтить память первосвятителя и выразить соболезнования, были советник отдела по взаимодействию с религиозными организациями Администрации Президента России

Б.М. Лукичев, секретарь Совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте России А.И. Кудрявцев, сотрудники ОВЦС Московской Патриархии: заместитель председателя отдела епископ Егорьевский Марк, секретарь по межправославным связям протоиерей Николай Балашов, а также представители иных христианских деноминаций.

Митрополит Андриан был похоронен на Рогожском старообрядческом кладбище рядом с прежде почившими первосвятителями.

Священник

Алексей Лопатин

Чем дальше мы от этой страшной даты, тем нам грустнее и больнее. Кажется, еще совсем недавно прошел Собор, на котором его избрали митрополитом. Еще свежи воспоминания о первых неделях совместной работы с Владыкой. Сколько было планов, сколько надежд! Трудно сказать, чувствовал ли сам Владыка, что Господь отпустил ему немного времени. Он всегда, не щадя себя, невзирая ни на какие недуги, полностью отдавался работе. Он не давал покоя ни себе, ни тем, кого называли его «командой». Но при этом он не был жестким администратором.

Первый постулат, который провозгласил Владыка в качестве основы своей деятельности, касался открытости обществу. Он хотел, чтобы о нашей истории, о нашей вере, о наших взглядах на происходящие в мире события знали все. Чтобы русский народ в начале нового тысячелетия обрел то духовное родство с древнейшей православной традицией, которая некогда его скрепляла. Потому-то при Митрополии был заново создан Информационно-издательский отдел, который довелось возглавить мне, недостойному. Владыка ставил перед нами множество разнообразных задач, среди которых были налаживание отношений со СМИ, организация официального сайта в интернете, возобновление и регулярный выпуск «Вестника Митрополии», налаживание взаимодействия со старообрядческими издательствами, выпуск необходимой для Церкви литературы, организация архивного дела, описание Рогожской библиотеки и многое другое. К сожалению, мы не смогли сделать всего того, чего от нас ожидал Владыка. Видит Бог, на то были объективные причины. Но даже то, что удалось сделать за краткое время его Первосвятительства, можно назвать прорывом. И, прежде всего, в этом огромная заслуга самого Владыки. Он с увлечением обо всем спрашивал, во все вникал и участвовал во всех наших делах, не давая нам ни дня, чтобы расслабиться.

К подготовке своих публичных выступлений или интервью митрополит Андриан подходил придирчиво и ответственно, по несколько раз перечитывал и вносил корректировки, исправлял, требовал точнее изложить мысль. Хотелось бы привести один пример. В течение недели готовилось его выступление на Всемирном русском народном соборе. За это время Владыка многократно перечитывал текст, вносил в него изменения, и, наконец, отдал окончательный вариант для распечатывания. Однако, уже сидя в машине, еще раз прочитал текст и стал вносить правку. И перед всеми своими выступлениями Владыка волновался, как перед экзаменом. Мы видели, как они ему нелегко давались, как тяжело на него давил груз ответственности за каждое сказанное им слово. Но ни разу не было такого, чтобы он отказался от возможности говорить перед людьми, свидетельствовать о Церкви, несмотря ни на какую усталость.

Что же касается его отношений с РПЦ, то можно с твердостью сказать, что он глубоко переживал раскол некогда единой православной Церкви. Он прекрасно сознавал, что незалеченную рану трехсотлетней давности не удастся исцелить в сколь-либо обозримом будущем, но не хотел ее дальнейшего углубления. Он хотел наладить хотя бы добрососедские отношения с РПЦ, чтобы иметь возможность помочь увидеть правду старой веры. Кто-то его за это осуждал. Но я могу с твердостью сказать: они не понимали и доли той ответственности, которую чувствовал на себе Владыка за Церковь, за судьбу России, за ее разделенный народ. И кто думает, что он шел на эти встречи легко, ни о чем не задумываясь, тот глубоко ошибается. Часто, чему я сам был свидетелем, его об этих встречах просили сами наши приходские священники для того, чтобы Владыка уладил те проблемы, которые возникли у прихода с РПЦ или которые невозможно решить без переговоров с местным архиереем РПЦ. И если случались какие-то «накладки», то лишь потому, что это делалось впервые, и опыта проведения таких встреч не было. «Ну, и чему эти встречи помогли?» — не раз спрашивали нас. Действительно, сегодня можно назвать не так много проблем, которые нашли свое решение в результате этих встреч. Наверное, Владыке потребовалось бы еще немало времени, чтобы интересы и права нашей Церкви воспринимались в самой широкой массе РПЦ в духе христианской любви и подлинного понимания исторического прошлого.

Что еще хочется вспомнить о Владыке? Как он умел, прежде чем принять решение, выслушать все мнения по этому вопросу. Он старался детально вникнуть в любую проблему, будь она связана с  техническими вопросами или с конфликтом среди христиан. Совещания в его кабинете, бывало, шли по несколько часов. И ни разу от него мы не слышали, что я, де, уже устал и хотел бы отдохнуть. К сожалению, мы нередко этим злоупотребляли. Впрочем, бывало, Владыка и сам в конце трудного дня, когда мы уже изнемогали, вдруг поднимал все новые и новые вопросы.

Еще одной болью Владыки было состояние нашего иночества. Он горячо желал создания монастырей и организации в них полноценной иноческой жизни, и во всех поездках с каким-то необыкновенным воодушевлением осматривал те места, где мог бы быть организован монастырь. Владыка подолгу беседовал с теми, кто желал принять иночество. Не успел... Хотя и сделал немало. Были и пострижения, и организация мужского монастыря в Подмосковье.

Владыка много внимания уделял молодежи, понимая, что она — будущее нашей Церкви. И не случайно почти сразу после своего избрания на Первосвятительский престол он встретился со старообрядческой молодежью, а через некоторое время в Митрополии был создан молодежный отдел. Практически во всех епархиях прошли молодежные встречи, начала выходить молодежная газета, а на празднование 100-летия распечатания алтарей съехалось небывалое количество молодых старообрядцев. И можно быть уверенным, что даже за недолгое время Первосвятительства Владыки подрастающая смена почувствовала свою сопричастность к заботам и проблемам Церкви. От сердца надеюсь, что поминая его слова, обращенные к молодежи, многие юноши и девушки свяжут свою жизнь с жизнью Церкви. И, конечно же, закономерным, хотя и не простым в исполнении, было решение владыки об открытии Духовного училища.

Отдельно хотелось бы сказать о нынешнем юбилейном для нашей Церкви годе. Владыка хотел, чтобы это событие отмечалось во всех епархиях и приходах. В Москве была составлена программа празднования, которая получила поддержку администрации города. Вспоминается и то, как в канун юбилея состоялась рабочая встреча Владыки с мэром Ю.М. Лужковым, на которой была достигнута договоренность об оказании помощи в реставрации всего Рогожского поселка — духовного центра нашей Церкви. Случилось это, несомненно, благодаря той открытости обществу, которую неуклонно воплощал в жизнь покойный митрополит. При непосредственном участии Владыки во всех мероприятиях, они прошли с большим подъемом и воодушевлением. На высоком уровне было организованно и проведено празднование столетия в Петербурге и Новгороде, где Владыка также возглавил торжества. Но он прекрасно понимал, что его ждут и в других приходах. В день отъезда Владыки на последний в его жизни крестный ход мы говорили с ним о предстоящих ему в самом ближайшем будущем поездках в Нижний Новгород и Боровск. Он попросил, чтобы мы связались с этими приходами, узнали о ходе подготовки к его приезду, а затем доложили ему.

А через два дня его не стало...

Очень надеемся, что благие начинания митрополита Андриана будут продолжены. Но почему-то на душе очень горестно, и потеря кажется невосполнимой. В Евангелии сказано: «Светильник не скрывают под спудом, а ставят на высоком месте, чтобы он светил всем». Именно этого и хотел митрополит Андриан, чтобы воссияла Истина Древлеправославия и проповедь нашей святой веры вновь была слышна в России.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 12 (336) июнь 2006


№ 15-16 (337) август-сентябрь 2006


№ 18(343) сентябрь


№ 3 (352) февраль 2007



№ 5 (354) февраль 2007



№ 9 (358) май 2007



№ 12 (361) июнь 2007


№ 15-16 (364-365) август 2007



№ 1-2(374-375) январь 2008


№ 7(380) апрель 2008



№ 8(381) апрель 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008


№ 15-16 (388-389) август 2008


№ 7(380) апрель 2008



№ 3 (352) февраль 2007





№ 24(349) декабрь


№ 23(300) декабрь 2004


№ 15 (292) август 2004




 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник», 2002-2008