Церковный вестник


№ 4 (305) февраль 2005 / Церковь и общество

Воспитатель детского дома должен быть личностью

Корреспондент «ЦВ» побеседовал с Ириной Соловьевой, сотрудником комиссии по социальной деятельности при Епархиальном совете города Москвы, руководителем курсов для воспитателей православных детских домов.

— Ирина Вячеславовна, вы возглавляете Курсы по подготовке воспитателей детских домов. Расскажите, как возникла идея организовать такие курсы? Зачем и кому они нужны?

— Курсы по подготовке воспитателей детских домов начали работать по благословению Святейшего Патриарха при сестричестве во имя святого царевича Димитрия. Первый раз мы набрали группу в 2000 году. К тому моменту у нас уже была своя база — два детских дома, № 27 и Свято-Димитриевский. И нам были очень нужны воспитатели. Дело воспитания — казалось бы, самое главное, чему может посвятить себя человек. И насколько же ответственным, образованным, воспитанным внутренне и внешне человеком надо быть, чтобы передать этот опыт! Но чаще всего в воспитатели детского дома идут совсем другие люди. Почему-то считается, что эта работа годится только тем, кто нигде не смог себя реализовать, — и именно такие люди приходили записываться к нам на курсы. Этих людей самих надо было еще очень долго воспитывать. Кадровая проблема стоит перед нами и сейчас — нам нужны высококвалифицированные, образованные женщины и мужчины.

В 90-х годах, когда мы только начинали, еще не было государственной программы создания детских приютов, беспризорные дети сидели на вокзалах, и никто на них внимания не обращал. Тогда наши добрые прихожанки просто собирали детей по улицам, приводили их в детский садик, а кто-то и на квартиру к себе приводил, отмывал их, кормил. Было тогда и кормление детей на вокзалах. Тогда все это могло существовать усилием этих добрых женщин. Но сейчас ситуация изменилась: нужны уже профессионалы, нужна образованная молодежь, которая своим энтузиазмом, своей верой может этих детей зажечь, быть для них примером. Ведь чтобы воспитывать других, человек прежде всего сам должен быть личностью.

— Сколько православных детских домов на сегодняшний день существует в Москве?

— Их не так уж и много. Во-первых, это Свято-Димитриевский детский дом. Его директор Лидия Владимировная Никулина. Духовно окормляет детский дом протоиерей Аркадий Шатов. Свято-Софийский детский дом начинался как церковный приют, потом имел статус государственного детского дома, потом снова стал церковным детским домом. Сейчас его директор Инна Корнелиевна Аствацатурова. Еще один православный детский дом, имеющий статус приюта, это приют Марфо-Мариинской обители и детский дом «Павлин», его директор Кривозерцева Татьяна Абрамовна. Окормляется он протоиереем Димитрием Смирновым. И это все. Как видите, православных детских домов очень мало, поэтому проблема стоит чрезвычайно остро.

— В этом году вы приглашаете на курсы не только тех, кто хочет работать воспитателем, но и будущих усыновителей. В чем специфика нынешних курсов?

— В этом году мы немного изменили тематику, направили ее больше на усыновителей, опекунов и на прием детей в семью. Сегодня по всей России проходят те или иные форумы, посвященные тому, что дети должны жить в семье. Кто бы, казалось, в этом сомневался? Но, к сожалению, жизнь устроена так, что даже те православные семьи, которые хотели бы взять детей, далеко не всегда имеют такую возможность. Мы считаем, что Церковь должна всячески помогать всем усыновителям и опекунам. Епархиальная комиссия по социальной деятельности города Москвы готова оказывать определенную поддержку семьям-усыновителям: мы можем направлять детей в православные гимназии, оказывать помощь продуктами, организовывать бесплатные завтраки. Каждый случай, конечно, индивидуален, но в принципе все это возможно. Мы готовы помогать и обучать всех, кто хотел бы взять ребенка в семью, — вот почему мы набрали в этом году такую группу потенциальных усыновителей.

На последнем епархиальном собрании города Москвы Святейший Патриарх Алексий рассказал о том, как Румынская Церковь обратилась к своей пастве с просьбой взять детей из детских домов в семьи — и люди откликнулись, а детские дома опустели. И Святейший совершенно правильно задал вопрос: неужели оскудели сердца русских верующих?

— Чему будут учить на этих курсах?

— Занятия на курсах проходят в вечернее время. Обычно мы набираем около 40 человек, 20 после первого месяца отсеиваются, и остаются только те, кому это действительно нужно. Занятия проходят три раза в неделю. На курсах изучают коррекционную педагогику и психологию, рассматривается блок административно-правовых вопросов для усыновителей и социальные проблемы. Обязателен курс лекций по духовным основам милосердия. Читают эти лекции такие известные священники, как отец Валериан Кречетов, отец Аркадий Шатов, отец Артемий Владимиров, отец Андрей Воронин. Все они имеют большой опыт общения с детьми, в том числе с детьми сложными, с детьми-сиротами. Также мы проведем ряд круглых столов с участием тех наших прихожан и прихожан из других храмов, кто уже приняли в свои семьи детей из детских домов.

— Кого и как вы готовите к усыновлению или опекунству?

— На нынешние курсы мы хотим набрать прежде всего семейные пары. Конечно, могут быть и исключения из этого правила. Есть некоторые противопоказания против усыновления детей одинокими женщинами. Но в целом мы придерживаемся установки, что лучше, если это будет семья. Если у них уже есть дети, то это прекрасно. Лучше всего, если это будет многодетная православная семья, которая хочет взять еще одного ребенка и усыновить его. Большинство, конечно, хотят маленького, но мы встречали таких удивительно милосердных людей, которые говорят: мне совершенно все равно, я всех детей люблю. Профессиональный воспитатель обязательно должен быть православным, так как он будет работать в православном детском доме. А будущие усыновители могут быть и малоцерковными, но должны доброжелательно относиться к Церкви. Сначала человек заполняет анкету, где отвечает на простые вопросы: женат ли он, есть ли дети, венчан ли. Есть и духовные вопросы: ходит ли человек в храм, есть ли у него духовник. Для православного человека, конечно, необходимо благословение духовника на такой поступок, как усыновление, потому что это очень серьезный шаг. В вопросе усыновления недопустима никакая поверхностность. Человек должен в первую очередь понимать, что этот шаг — навсегда. Пусть он лучше не возьмет ребенка, но ребенок — это не эксперимент. На этот шаг может пойти только такой человек, который понимает, что он должен будет жизнь свою положить за этого ребенка и  целиком отдать этому ребенку свое сердце.

Беседовала Мария Виноградова



© «Церковный Вестник», 2002-2008