Церковный вестник


№ 12 (289) июнь 2004 / Церковь и общество

Городская миссия

Подмосковную Дубну населяют в основном люди, связанные с большой наукой. Но в городе уже четыре храма, и ни один из них не пустует. О современных формах «городского миссионерства» мы беседуем с настоятелем строящегося храма Рождества Иоанна Предтечи священником Владиславом Бобиковым.
— Отец Владислав, бытует мнение, что среди верующих преобладают люди пожилого и даже старческого возраста. Так ли это?
— Так может утверждать только тот, кто не бывает в храме. Время, когда в церковь приходили только бабушки, давно уже прошло. Сейчас и молодежь, и люди среднего возраста осмысленно приходят к вере, стараются вникнуть в ее суть, читают много православной литературы.
— С какой категорией людей вам как священнику работать сложнее всего?
— Тяжелее всего с теми, кому от 50 до 70. Их жизнь прошла под другими лозунгами. Они умом понимают, что многое в прошлом было фальшивым, а сердцем еще тяжело доходят до истины. Это просто беда времени.
— Существуют разные формы миссионерского служения. Какие из них, на ваш взгляд, наиболее применимы в условиях небольшого города?
— На мой взгляд, сейчас большое внимание нужно уделять проповеди среди детей и молодежи. Я провожу беседы в школах, в этом году стал регулярно встречаться со студентами университета, были встречи с воспитанниками детского дома. Сложностей на этом пути немало: приходилось сталкиваться с сопротивлением со стороны чиновников, подчас и руководство школ относилось к таким встречам с настороженностью. Бывали случаи, когда школы уже имели опыт общения со священниками, но, к сожалению, отрицательный — беседы священника были скучными, похожими на лекцию инспектора по делам несовершеннолетних, который перечисляет наказания человека за его грехи. Для меня важно найти контакт с детьми, показать ту радость, которую дает человеку вера.
Недавно при храме мы организовали свою паломническую службу. Поездки рассчитаны не только на тех, кто уже воцерковлен, но и на начинающих, поэтому иногда в них сочетается паломничество и отдых. Может быть, такое сочетание также даст возможность людям приблизиться к вере. 
Постепенно в городе формируется правильное отношение к Церкви. В 90-х годах о Церкви сложилось мнение, как об организации, которая ходит с протянутой рукой и побирается по всем предприятиям. Моя задача — исправить это ошибочное и искаженное впечатление. Церковь — это не проситель какой-то, и основная ее цель — не просто храм построить, а чтобы человек к вере пришел.
— Как бы вы определили свои основные задачи?
— Главное — это утверждение православной веры, православного образа жизни как нормы общественного бытия. По большому счету, времена сейчас апостольские: крещеных много, а верующих мало, люди не знают элементарных вещей. Очень много лишней, пустой информации оседает в головах. Прежде всего, необходимо донести главные понятия православной веры. Перегружать еще не воцерковленных людей сложной богословской информацией ни к чему. Всему свое время. Когда человек начинает регулярно приходить в церковь, исповедуется и причащается, его ум невольно ищет ответы на многие вопросы, которые у него раньше и не возникали. Вот тогда с ним можно вести более серьезную, глубокую духовную работу. А на начальном этапе для меня важно проложить хотя бы тропинку к сердцу, чтобы люди нашли дорогу в Церковь, чтобы смогли хоть немного утолить духовный голод.
— С какими проблемами вы столкнулись в своей работе?
— Несколько лет назад в Дубне был создан православный сайт. Вначале к этой затее относились скептически. Но оказалось, что помощь священника нужна огромному количеству людей, даже из-за границы обращаются с просьбой дать совет в той или иной житейской ситуации. И благодаря этому сайту мы поняли, что даже те люди, которые ходят в храм, исповедуются и причащаются, часто просто не могут достучаться до священника.
Нередко в современной православной литературе можно встретить мнение об окружающем мире как о чем-то второсортном, к чему следует относиться с пренебрежением, а иногда и с ненавистью. Нужно нести Свет миру, а мы от него отгораживаемся. Ведь апостолы  проповедовали не просто в чуждом, а в прямо враждебном окружении, и современные христиане должны следовать их примеру.
— Какими качествами должен обладать священник, чтобы к нему тянулись люди?
— Священник должен быть, прежде всего, открытым для общения. А у нас, к сожалению, люди подчас просто боятся подойти к нему со своими вопросами. Особенно неуверенно чувствуют себя новички. Таких сразу видно. Им надо помочь: правильно встретить, указать правильный путь. Убедить, что священник — это человек, с которым можно поговорить на любую тему.
Нередко тех, кто рискнул сделать первый шаг, отпугивают внешние ограничения. Придет девушка в храм в брюках, а на нее сразу налетают бабушки и начинают «клевать». Я недавно смотрел в интернете один из православных сайтов, и вот там батюшка яростно дискутирует с какой-то дамой о том, можно ли ходить в храм в брюках. Он цитирует при этом Библию. И вывод его категоричен — нет. По сути, это, конечно, правильный ответ. Но создается впечатление, что вся вера упирается только во внешние атрибуты — юбки, косыночки... Мы тоже получаем по интернету вопросы подобного характера. Недавно одна девушка, которая постоянно ездит на мотоцикле, спрашивала мое мнение на эту тему. Я так ей ответил: хочешь ходить в брюках — ходи. Предполагаю, что за такой ответ кое-кто покритикует меня. Но пусть эта девушка решится хотя бы на первый шаг — зайдет в церковь. Ей нужно дать время, чтобы она сделала осознанный выбор. У нас же порой первое требование к человеку, который пришел в храм, — надень юбку и платок, как будто это главное условие познания Бога.
— Существуют ли сегодня какие-то проблемы в работе воскресных школ?
— Мне кажется, что форму преподавания в воскресных школах нужно несколько изменить. Большинство детей не приходят туда сами — их приводят родители, причем иногда насильно. Дети намучаются в основной школе, придут в храм, и здесь их начинают «грузить». Ребенок ведь живет еще не разумом, а ощущениями.
У него чувственное восприятие. И он начинает воспринимать церковь как место, где его заставляют делать что-то скучное и непонятное, где кругом одни запреты — это нельзя, это не трогай, — и нет никакой радости.
Здесь очень многое упирается, как раньше говорили, в «человеческий фактор». Преподавание в воскресных школах нередко ведется скучно, неинтересно. Нужна личность, которая увлекла бы детей за собой. Необходимо привлекать к просветительской работе грамотных, неравнодушных мирян, каковых, к сожалению, найти непросто. И помимо церковных дисциплин, традиционно составляющих содержание преподавания в воскресных школах, желательно включать в программу предметы (кружки), отвечающие современным творческим интересам молодежи.
— Сейчас по России многие церкви восстанавливаются или строятся заново. Вы тоже не так давно стали настоятелем строящегося храма Рождества Иоанна Предтечи. Как вы считаете, с чего нужно начинать работу на новом месте?
— С создания прихода. Прежде всего, нужен коллектив единомышленников — как в вере, так и в остальных делах. Прихожане должны не только молиться в храме, но и активно, заинтересованно участвовать в его жизни. Приход — это большая дружная семья,  объединенная духовной родственностью, которая стирает возрастные, социальные и другие границы.
— На ваш взгляд, создание прихода — это процесс, который нуждается в активном контроле со стороны настоятеля?
— Вы знаете, это такой тонкий духовный процесс, сочетание многих факторов, которое, подчас, словами и не объяснишь. Во-первых, должен, возникнуть здоровый дух понимания, взаимопомощи, который как будто витает в воздухе и ощущается подчас интуитивно, но необъяснимо притягивает людей. Те, кто уже сроднился с храмом, не должны быть препятствием на пути вновь приходящих и желающих помочь. Они не должны отсекать, отпугивать новичков, ревниво наблюдая за их, может быть, неумелыми первыми шагами. Во-вторых, священник не может действовать формально и быть равнодушным к людям, что отторгает их от веры, но, напротив, обязан всем сердцем и разумом входить в их переживания, быть чутким и внимательным наставником и утешителем. Если же в самом священнике вера еле теплится, если он «теплохладен», то от такой, по словам подвижников, «еле тлеющей головешки» вряд ли кто загорится.
На мой взгляд, для прихода важно не только молитвенное делание, но и дела милосердия. А то подчас о делах веры говорится много, но всё этими разговорами и заканчивается. Помощь ближнему должна стать частью жизни христианина, потребностью его души. Священнику же порой невозможно найти среди прихожан отклика в делах такого рода. 
Проблем немало, приход как некое духовное сообщество формируется не сразу и довольно сложно, но ведь что легко дается, то мало ценится.
— Отец Владислав, исходя из опыта вашего общения с прихожанами, какую проблему сегодняшней мирской жизни вы считаете наиболее актуальной?
— Проблему семьи. Это актуально как для верующих, так и для неверующих. В последние годы появился огромный слой молодежи со сниженными жизненными, духовными запросами, происходит потеря интереса к подлинным ценностям — религии, культуре, науке и искусству. Мы уже вырастили поколение своеобразных нигилистов, которым все безразлично. Им бы только пива попить и на дискотеке попрыгать. Чтобы ни в чем не напрягаться, а денег иметь побольше. Сейчас и родители к своим детям относятся наплевательски: делайте что хотите, только нам не мешайте. Мамы и папы отдают детей в первый класс с мыслью о том, что школа их воспитает. Дети должны получить в школе полноценный комплекс знаний и правильные жизненные ориентиры: что есть добро, что хорошо, что плохо. Эти позиции в школе должны быть обозначены четко. Но воспитывать их должны в семье — это ее основная обязанность.
 Подчас образовательные учреждения проводят эксперименты на детях, не понимая, чем это может кончиться.  К примеру, в некоторых школах детей с раннего возраста начинают обучать половому воспитанию, хотя ребенок пока еще об этом даже не задумывается, — и слава Богу, всему свое время. Или в детском саду читают курс лекций против наркомании, тем самым только разжигая в детях нездоровый интерес. Я когда услышал об этом, у меня волосы дыбом встали.
— Сейчас много дискуссий по поводу введения в общеобразовательных школах курса основ православной культуры. Поможет ли изучение этого предмета воспитанию детей в православных традициях?
— Вопрос в том, кто будет преподавать этот предмет. На мой взгляд, это должны быть воцерковленные миряне. Хотя этот предмет и не является религиозной дисциплиной, он имеет явное миссионерское значение, и преподаватель должен понимать то, о чем он говорит.
Работа с людьми, и особенно с детьми — это каждодневный, очень тяжелый, незаметный, а иногда и неблагодарный труд. Но, на мой взгляд, в этом — основа пастырского служения в современном мире. Свято место пусто не бывает, и любой вакуум, образовавшийся из-за нашей нерешительности или лени, тут же активно заполняют всевозможные сектанты. А этого священник, если он добрый пастырь, допустить не имеет права.



© «Церковный Вестник», 2002-2008