Церковный вестник


№ 11(264) июнь2003 г / Церковь и общество

Страждущая душа ближе к Богу

 

Конференция “Социальное служение религиозных организаций в пенитенциарной системе России: проблемы и перспективы развития” состоялась 4 июня в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС).

Об опыте сотрудничества правоохранительных учреждений с различными российскими конфессиями рассказал заместитель начальника Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Министерства юстиции РФ Сергей Логинов.

Всего при исправительно-трудовых учреждениях действует 343 храма, из них 324 — Русской Православной Церкви, 10 мечетей, 1 костел, 3 баптистских и 5 буддийских храмов. В настоящее время возводится еще около 80 храмов разных конфессий. Статистика свидетельствует, что органы ГУИН больше всего сотрудничают с Русской Православной Церковью, однако руководство ГУИН не имеет права навязывать администрации пенитенциарного учреждения предпочтение той или иной религиозной организации — выбор остается за заключенными. “Мы не беремся определять, какая религия правильная, а какая нет, но мы судим по их делам”, — сказал Сергей Логинов. Дела Русской Православной Церкви — это богослужения в местах лишения свободы, проповеди, просветительские мероприятия, библиотеки, духовные хоры и мастерские по изготовлению церковной утвари. Эта деятельность координируется на местах через соглашения органов ГУИН с епархиальными управлениями Русской Православной Церкви. ГУИН взаимодействует также с Советом муфтиев России, Федерацией еврейских общин России, Церквами евангельских христиан разных деноминаций. У Русской Православной Церкви пока не хватает сил для создания системы реабилитации, что зачастую сводит “на нет” результаты духовной работы с заключенными, отметил докладчик.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и исправительно-трудовыми учреждениями иеромонах Савва (Молчанов) подробно рассказал о работе отдела, подчеркнув, что пребывание в заключении нередко пробуждает в человеке религиозное чувство, способности к творчеству и развитию. “Страждущая душа ближе к Богу, к этому располагает сила покаяния”, — напомнил о. Савва. Но “закрепление пробужденных за решеткой чувств” требует создания реабилитационных центров, которые пока отсутствуют.

Об этом же говорил священник Георгий Климов, клирик храма Живоначальной Троицы в Свиблово и преподаватель Московской духовной академии: “В тюрьме человек начинает окормляться у духовника, а на свободе он его теряет”. Эта проблема очень актуальна сегодня. Люди, освободившиеся из мест заключения, не приходят в храм, не обращаются к священникам. Их первые шаги в духовной жизни, сделанные еще в тюрьме, не получают продолжения. Выйдя на свободу, вернувшись в свой родной город или село, человек не знает, куда ему обратиться и где он сможет найти поддержку.

Отец Георгий отметил, что сегодня также очень важно работать с сотрудниками ГУИН.  По его словам, “священнику бывает нелегко найти общий язык с теми, кто работает в этой системе, но делать это необходимо”.

Заместитель начальника ГУИН Челябинской области Владимир Дульский подчеркнул особое значение работы Русской Православной Церкви в подведомственных ему учреждениях. “Мы считаем необходимым сотрудничество с Церковью и стараемся оказывать ей поддержку во всех ее начинаниях. Бывшие заключенные, выходя на свободу, должны вернуться к нормальной жизни и стать полноправными членами общества. Это возможно только через возвращение человека к духовности, в чем помочь ему может только Церковь”.

Работа конференции продолжилась во Владимире, где главной темой стало взаимодействие религиозных организаций с государственными органами в пенитенциарной системе.



© «Церковный Вестник», 2002-2008