Церковный вестник


№ 12-13 (241-242) июнь 2002 / Комментарии

Храм Божий или музей?

Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» призван регулировать взаимоотношения Церкви и государства в области управления памятниками культуры. Как известно, целый ряд храмов относится именно к таким особо ценным памятникам архитектуры, культуры и истории. Проблема заключается в том, что в соответствии с этим законом право Церкви на использование храмов — памятников культуры по религиозному назначению, к сожалению, не является приоритетным. К примеру, если у вас в ведении находится храм, который является особо ценным памятником культуры или архитектуры, то любая туристическая группа может зайти в этот храм, не снимая головных уборов, и никто не может обязать этих людей сделать это, поскольку в законе прямо говорится, что внутренние установки религиозной организации не являются в данном случае приоритетными. Еще одна проблема связана с тем, что перестраивать и даже реставрировать памятник культуры теперь будет достаточно сложно. Если, например, храм зарегистрирован как принадлежащий общине, но при этом является памятником культуры, то реставрацию в нем смогут проводить только специальные организации, не просто имеющие лицензию на такую деятельность, но входящие в особый государственный перечень. Реставраторы из самой религиозной организации не будут иметь права это делать. Им придется зарегистрироваться как отдельное юридическое лицо и уже в качестве коммерческой организации добиваться получения соответствующей лицензии и внесения в этот государственный перечень.
Вопросы возврата церковной собственности также усложнились. Из списка объектов, могущих подлежать возврату, выведен целый ряд позиций, причем не только относящихся к разряду особо ценных памятников. Ограничения на возврат Церкви памятников культуры, истории, архитектуры в этом законе также имеются. Принципиальный дух закона, к сожалению, таков, что культура объявляется в нем некой «священной коровой». Приоритет организаций культуры в тексте закона совершенно очевиден. Памятники перестают быть храмами для верующих и становятся объектом деятельности различных государственных учреждений и организаций.
К сожалению, нам не удалось урегулировать эти вопросы при втором чтении, в том числе и те пункты, которые касаются возможности религиозных организаций распоряжаться памятниками культуры и архитектуры, принадлежащими им на правах собственности или аренды. Председатель Комитета по культуре Н. Губенко очень жестко отстаивал свою точку зрения, и, увы, его позиция была поддержана Думой.



© «Церковный Вестник», 2002-2008